Неприятным сюрпризом для любителей художественной гимнастики стала ошибка в упражнении с обручем Алины Кабаевой, лишившая ее в Сиднее медали высшего достоинства. И если бы не вторая наша "художница" Юлия Барсукова, неизвестно, как бы сложилась судьба золотой олимпийской медали.

РАБОТАЕТ ДЛЯ ЗРИТЕЛЯ

Чемпионство Барсуковой явилось подлинной сенсацией в мире художественной гимнастики, где так много значит рейтинг, в котором ей отводилось всего лишь третья позиция. Но судьба, наконец, наградила Юлию за все те годы, которые она ждала своего часа, находясь в тени более именитых подруг, за тот долгий путь, венцом которого стало "золото" Олимпиады.

— Я родилась в Москве в обыкновенной неспортивной семье. О художественной гимнастике узнала лишь в девять лет и сразу поняла, что хочу заниматься именно этим видом спорта, заявив папе: "Хочу туда!" Родители не были против, лишь бы ребенок был чем-то занят. Так я и тренировалась бы для своего удовольствия, но вмешались обстоятельства — мой первый тренер ушла в декретный отпуск, передав нашу группу Силаевой Вере Григорьевне. Я значительно отставала от сверстниц и, трудно поверить, была достаточно полной девочкой, поэтому взяли меня с трудом. Можно сказать, именно с этого момента началась моя спортивная карьера. Благодаря Вере Григорьевне уже спустя семь лет я попала в сборную страны и стала тренироваться под руководством Ирины Александровны Винер, старшего тренера сборной команды.

— Выходит, "сборницей" вы стали давно. Почему же ваше имя зазвучало на мировом помосте лишь два года назад?

— Просто все время до этого я тренировалась, будучи на вторых ролях. Спасало лишь то, что я была просто фанаткой гимнастики. Но был такой момент, когда я бросила все и некоторое время в зал вообще не заглядывала, а потом подумала: "Попробую еще раз". Вернулась, восстановила форму, и, как видите, не зря.

Хотя ждать пришлось и долго, но Юлино время пришло. В 1998 году закончили выступления сразу два первых номера сборной России по художественной гимнастике: Яна Батыршина и Амина Зарипова. Барсукова оказалась в числе лидеров команды. Дебютировав на чемпионате Европы в 19 лет, что составляет немалый возраст для гимнастки (для сравнения — Алине Кабаевой сейчас 17), Юлия вышла на мировую арену. Судьи отнеслись к ней достаточно благосклонно, хотя сильно и не выделяли. К олимпийскому сезону Барсукова подошла с третьим местом в рейтинге.

— Скажите, а сами как оценивали свои перспективы в Сиднее?

— Конечно, в глубине души мечтала о победе, но, реально оценивая действительность, была настроена на третье место и своими соперницами считала не Кабаеву и Раскину, которые занимали два первых места в рейтинге, а француженку Еву Серано. А вообще, я никогда не загадываю и на оценки соперниц стараюсь не смотреть. Просто работаю для зрителя.

— Хотите сказать, выходя на ковер в заключительном упражнении с лентой, не догадывались, что есть шанс стать первой?

— В тот момент я уже знала, что Алина уронила обруч, но ведь оставалась еще белоруска Юлия Раскина, да и я сама не была застрахована от ошибки. Те, кто знает мою программу, могли заметить, что в упражнении с мячом, моем любимом, кстати, я чуть изменила концовку. При повороте мяч должен был лежать на стопе поднятой ноги, но он начал соскальзывать, и, чтобы не рисковать, я взяла его в руки, что не изменило эффектности заключительной позы.

"МИСС БОЛЬШОЙ ТЕАТР"

Действительно, произвести эффект Юлия умеет. Как только ее не называли за драматический артистизм: и лебедем, и "Мисс Большой театр", и даже сравнивали с пушкинской Татьяной.

— При таких лестных эпитетах не возникает желания продолжить карьеру в среде искусства, например?

— В ближайшее время я не собираюсь бросать гимнастику. Сейчас я являюсь студенткой третьего курса заочного отделения Российской государственной академии физической культуры, что дает мне все шансы участвовать во Всемирной студенческой универсиаде, которая будет проводиться через год, да и на Играх доброй воли я еще никогда не выступала. Загадывать не хочу, но попытаться стоит.

— А конкуренции не боитесь? Хотя теперь не вы работаете на имя, а оно на вас.

— Может быть, но я не хочу, чтобы было так. Хочу выходить и знать, что оценят мое выступление, а не мои прежние заслуги. Наш вид спорта настолько зависит от места в рейтинге, от мнений, личных симпатий, что практически никогда нельзя быть уверенной в объективности судейства, как в случае с Еленой Витриченко.

Напомним, что на последнем чемпионате Европы были дисквалифицированы шестеро судей сроком на один год за предвзятое отношение к украинской гимнастке, призеру Олимпийских игр в Атланте Елене Витриченко. Причем в числе уличенных оказалась Ирина Дерюгина, сама бывшая именитая спортсменка и, что самое удивительное, землячка Елены. Просто-напросто шла борьба за место в олимпийской команде украинской сборной. Интересно, что наказание на самом деле более серьезное, чем кажется на первый взгляд. В следующем году будет меняться свод правил художественной гимнастики. А не получив квоты доверия, арбитры не смогут судить официальные соревнования весь следующий олимпийский цикл, то есть четыре года. Кстати, Елена Витриченко стала в Сиднее четвертой, уступив Алине Кабаевой несколько сотых балла и доказав свое право на место в сборной и мировой элите.

ПОКОЙ ТОЛЬКО СНИТСЯ

— Юля, опишите впечатления от Олимпиады, расскажите о наиболее запомнившихся моментах.

— Что касается конкретно соревнований, то очень порадовало отношение публики. Залы были переполнены. Гимнастика стала очень популярна: костюмы девушек один другого краше, музыкальные темы — от классики до модерна, а сами "художницы" рисуют такие яркие образы, что их трудно забыть. Неудивительно, что количество желающих увидеть это незабываемое зрелище превысило количество мест. Организаторы Олимпиады нашли выход, стали продавать вожделенные билеты и на тренировки. Это было вдвойне приятно после пустых трибун России. Если же говорить о самой Олимпиаде, то многого увидеть не удалось. Например, во время открытия мы еще находились в другом городе Австралии, Аделаиде, на предолимпийском сборе. В ходе соревнований тем более ничего, кроме зала, не видели. А после... После мы с Алиной собрались на закрытие Игр, но опоздали — автобусы уже перестали ходить. Можно было дойти пешком, да так устали, что никуда не пошли.

— А сейчас есть возможность отдохнуть?

— Нет, у меня сезон еще не закончен. Через месяц будет клубный чемпионат мира, может, после него и отдохну.

— Многие спортсмены жалуются на физическую и особенно моральную усталость, наваливающуюся после крупных соревнований, а тем более после Олимпийских игр.

— В принципе, я устала, но тренироваться могу. С самого начала был настрой на то, что после Игр расслабляться не буду. Так легче. А потом не забывайте, что на мне не было такого груза ответственности, как на Алине Кабаевой. Не знаю, смогла бы я выдержать его.

— Но ведь выдержали же.

— Просто я не догадывалась об этом грузе. Я не знала ничего, кроме своих оценок. После окончания выступления с лентой ко мне подбежала наш хореограф со словами: "Юля, ты первая!" Я не верила, говорила, что еще не выступила Раскина. А наши тренеры, оказывается, уже все посчитали, и выходило, что меня обойти нельзя. Я стояла, смотрела оставшиеся упражнения и не верила, поднималась на пьедестал и по-прежнему не верила. Только в Москве стала потихоньку привыкать, что я — олимпийская чемпионка.

— Юля, поделитесь, какое качество помогает вам добиваться успеха, а какое — мешает?

— Мешает некоторая несдержанность. Я могу вспылить, сказать что-нибудь, потом пожалеть об этом. А помогает... (Надолго задумывается.) Не знаю.

Видимо, расхваливать собственные заслуги и достоинства не входит в правила Барсуковой, в отличие от некоторых других российских гимнасток. Но по моему личному мнению, Юля, несмотря на неожиданный успех, осталась обыкновенной милой девушкой, открытой для общения и не заразившейся звездной болезнью.

ЗАСЛУГИ ТРЕНЕРА

Когда я позвонила ей, чтобы договориться об интервью, Юля спешила, сказав, что опаздывает на тренировку к маленьким девочкам в Олимпийскую деревню.

Напомнив позднее ей этот эпизод, я попросила рассказать об этом подробнее.

— Центр подготовки молодых талантливых девочек находится в Олимпийской деревне. Центром в общепринятом значении его назвать сложно. Это зал и несколько квартир, выделенных правительством Москвы, куда Ирина Винер собирает перспективных гимнасток со всей страны.

Заслуга в открытии так называемого "центра" принадлежит Ирине Александровне Винер. О ней особый рассказ. Мало того, что все громкие имена российской художественной гимнастики, такие как Яна Батыршина, Амина Зарипова, Наталья Липковская, Юлия Барсукова, Алина Кабаева, — ее воспитанницы, она умудряется совмещать тренерскую работу с должностью президента Международной федерации художественной гимнастики. Именно благодаря ей этот вид спорта в нашей стране не только не приходит в упадок, но и приобретает популярность. Отчасти это ее заслуга, что этим летом Москву посетил президент Международной федерации гимнастики Бруно Гранди. Пока в России нет достойной замены этой сильной, пусть властной, но радеющей об интересах художественной гимнастики женщине.

— И все-таки, Юля, возвращаясь к дальнейшим планам, что будете делать, завоевав всевозможные титулы?

— Тренером быть не хочу, не мое это. Может, попробую себя как фотомодель (на встречу Юлия приехала со съемок для журнала "ELLE", о которых отозвалась с нескрываемым восторгом), но это не самоцель. Главное, чтобы дело любимое было, семья. Там посмотрим.

— А сейчас что же не посмотреть? Симпатичная девушка, на улице узнают, к тому же невеста с приданым.

— Пока никаких серьезных сердечных привязанностей у меня нет. Может, времени не было, может — желания. А может, просто потому, что все это время я любила только гимнастику.