Одну серебряную и две бронзовые медали завоевали общими усилиями российские спортсмены на олимпийском турнире штангистов в Сиднее, заняв в командном зачете девятое место. Хорошо это или плохо — судите сами, памятуя о том, что в Атланте наши мужчины (без женской поддержки) получили две золотые и одну серебряную награду.

ЧЕМПИОН ПОСЛАЛ ЖУРНАЛИСТОВ ПО ДВУМ АДРЕСАМ

26 сентября около восьми часов вечера по австралийскому времени небольшая группа российских журналистов терпеливо дожидалась, когда наш супертяжеловес Андрей Чемеркин пройдет допинг-контроль. Получасом раньше на помосте сиднейского Выставочного центра, где проходили олимпийские соревнования штангистов, Андрей сполна испил горькую чашу поражения, и прессе, естественно, хотелось объяснений из первых уст. Процедура допинг-теста затягивалась, группа ожидающих на глазах редела — в Москве давно ждали их репортажей, а надежд на то, что Чемеркин согласится побеседовать, было ничтожно мало. Но самые стойкие все-таки дождались… откровенного хамства со стороны нашего суперчемпиона, не умеющего, как выяснилось, проигрывать. "Все вопросы к Клокову — он вам расскажет, как надо поднимать штангу, — с неприкрытой злостью отрезал Андрей, — и вообще…" Далее последовала непечатная даже в "желтой прессе" фраза, отсылающая всех журналистов туда, куда Макар телят не гонял.

Отправленный Чемеркиным сразу по двум адресам, я все же решил воспользоваться первым, и при первой же возможности позвонил президенту Федерации тяжелой атлетики России Вячеславу Клокову.

— Вячеслав Иванович, третье место Чемеркина на Олимпиаде-2000 не все расценили как поражение. И все же как вы считаете, относительная неудача Андрея — это результат недооценки соперников или все-таки итоговая таблица соревнований супертяжей отражает реальную расстановку сил сегодня в этой весовой категории?

— Думаю, что все-таки последнее, поскольку Чемеркин в Сиднее показал свою лучшую сумму 462,5 кг, но этого, как выяснилось, хватило только на бронзовую медаль. Андрей готовился к этой Олимпиаде как никогда: и вес подсушил, и питался правильно. Другое дело, что раньше на всех крупных соревнованиях он поднимал ровно столько, сколько нужно было для победы: чуть меньше своих возможностей, где-то, как на последнем чемпионате мира в Афинах, решал задачу на предельных весах. В Сиднее этот сценарий не прошел — 272,5 кг, которые необходимы были для победы, оказались пока не по силам.

— Честно говоря, когда Чемеркин побежал к снаряду в последнем подходе, не я один вспомнил Олимпийские игры четырехлетней давности, где Андрею в очень похожей ситуации удалось сотворить чудо. Кстати, почему на сей раз он изменил своей привычке и побежал на помост?

— Тут могло быть две причины. Или Андрей получил ложную информацию о том, что истекает время, отведенное на попытку, или его очень хорошо завели в разминочном зале, и он хотел донести этот кураж до помоста…

"ПОДСНЕЖНИК" ИЗ ИРАНА

— После того как соревнования супертяжелоатлетов закончились, главный тренер сборной России Юрий Плотников, личный тренер Чемеркина Владимир Книга, олимпийский чемпион-96 Алексей Петров в один голос поставили под сомнение победу иранского штангиста Хоссейна Резазаде. Плотников, в частности, предложил дождаться результатов допинг -контроля, а Книга напомнил о том, что еще два года назад фамилии этого иранца не было даже среди пятидесяти лучших тяжеловесов мира. А настоящие олимпийские чемпионы "из ничего" не получаются?

— Это беспредметный разговор. В данном случае можно говорить лишь о "нечестной игре" армянского спортсмена Ашота Даниеляна, за которую он понес справедливое наказание. А в допинг-пробе Резазаде никаких запрещенных препаратов обнаружено не было. Так, по крайней мере, было написано в официальных бумагах.

— После драки, понятно, кулаками не машут. Тем не менее скажите, был ли смысл Чемеркину затрачивать два первых подхода в рывке на 190 и 200 кг, ведь 202,5 в третьей попытке он, как показалось, поднял без видимых усилий? Не был ли это просчет главного тренера сборной?

— Тактику и стратегию этих соревнований разрабатывал сам Чемеркин вместе со своим личным тренером. Они, видимо, решили начать с разгона. Что касается Плотникова, я не думаю, что в данном случае он имел право что-то навязывать. Конечно же, главный тренер помогал, может быть, считал подходы, но последнее слово, повторюсь, было за спортсменом и его личным тренером.

— Вячеслав Иванович, не секрет, что у Юрия Плотникова, неожиданно возглавившего сборную осенью прошлого года, с первого дня не сложились отношения с лидерами команды — Чемеркиным, Петровым, Шишлянниковым. Было даже письмо спортсменов, отказавшихся работать с Юрием Борисовичем. Можно ли в этой связи говорить о том, что не самое блестящее выступление российской сборной в Сиднее — результат тех разногласий?

— Если оценивать работу Плотникова на Олимпиаде, следует сказать, что единственной его ошибкой была "баранка", заработанная Алексеем Бортковым в весовой категории 62 кг. Но там в любом случае нам медаль не светила. Просчетов же, приведших к потере запланированной награды, главный тренер не допускал по той причине, что выполнял в основном функции координатора работы дуэтов "спортсмен — личный тренер". Практически все личные наставники наших олимпийцев в Сиднее присутствовали, поэтому Плотников в тренировочный процесс почти не вмешивался. В этом была, между прочим, и трезвая оценка ситуации, поскольку подавляющее большинство нынешних членов сборной уже вышли на тот уровень, когда любую попытку вклиниться в их тренировку, в рабочие отношения с личным тренером воспринимают в штыки. Хотя я, например, считаю, что помочь кое в чем мы все-таки могли, поскольку предела для совершенствования, как известно, не существует — всегда есть над чем поработать, что-то поменять в тренировочном процессе, прислушавшись к полезному совету.

"БРОНЗА" ПЕТРОВА НА ВЕС ЗОЛОТА

— Как руководитель Федерации тяжелой атлетики России оцените, пожалуйста, по пятибалльной шкале выступление мужской и женской сборных России в олимпийском Сиднее.

— На мой взгляд, оно удовлетворительное.

— Учитывая тот факт, что в официальных предолимпийских прогнозах в тяжелой атлетике планировалась как минимум одна золотая медаль, с вашей оценкой, думаю, согласятся немногие…

— Нет, "неуда" мы однозначно не заслужили. Судите сами, из шести человек, представлявших Россию в мужских соревнованиях, двое — Юрий Мышковец (весовая категория до 85 кг) и Евгений Шишлянников (до 105 кг) — выбыли из борьбы в связи с серьезными травмами спины. Шишлянников во втором подходе в рывке шел на 192,5 кг. Это была очевидная заявка на медаль, поскольку к тому моменту лишь один штангист — украинец Игорь Разоренов справился с этим весом. Увы, вместо олимпийского пьедестала Женя оказался в сиднейской больнице…

В его отсутствие молодцом проявил себя вчерашний юниор 21-летний Женя Чигишев. Хотя медаль не взял, но смотрелся весьма достойно, сработав на пять подходов. Его заметили абсолютно все специалисты, подходили ко мне, говорили, что на следующей Олимпиаде Чигишев будет одним из главных претендентов на медаль.

Что касается Алексея Петрова (94 кг), было видно, что в плане физической силы он полностью восстановился, но долгий перерыв в тренировках, связанный с попыткой уехать в Швецию, с переездом в Москву, отсутствие должной соревновательной практики все-таки сказались. Леша излишне нервничал, бегал по помосту, очень нестабильно поднимал. Тут, конечно, и проснувшаяся старая травма локтя дала о себе знать. В общем, "бронза", которую он в конце концов получил, была для нас на вес золота, хотя толкни он с груди в третьем подходе 227,5 кг, стал бы двукратным олимпийским чемпионом.

У женщин слабое выступление Ирины Касимовой (69 кг) и Светланы Хабировой (75 кг), с которыми мы тоже связывали определенные надежды на медаль (в том числе и золотую), полностью компенсировала Валентина Попова (63 кг), в очередной раз подтвердившая свой титул лучшей штангистки России.

СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ

— Вячеслав Иванович, складывается такое впечатление, что вместо объективной оценки выступления российских команд в Сиднее вы пытаетесь объяснить или даже оправдать их неудачи…

— Это не оправдание. Надо смотреть на вещи реально. Нельзя сравнивать Россию с Советским Союзом…

— Действительно, нельзя, но с олимпийскими показателями в Атланте, согласитесь, стоит сравнить. Хотя бы для того, чтобы понять, в каком направлении движется сегодня российская тяжелая атлетика.

— В Атланте эти ребята были на подъеме, на пике своей спортивной формы. Тот уровень первых номеров команды не идет ни в какое сравнение с нынешним. К тому же сама тяжелая атлетика не стоит на месте. Если четыре года назад медали олимпийского тяжелоатлетического турнира завоевали представители четырнадцати стран, то сиднейские награды увезли домой команды двадцати государств, в том числе Ирана и Катара.

— Говоря о нынешнем уровне подготовленности первых номеров сборной, и в частности Андрея Чемеркина, каким вы видите его спортивное будущее? Олимпиада-2000 показала, что если Андрей кардинально не улучшит свои результаты в рывке, о громких победах можно далее не мечтать. "Фору" в десять килограммов, которую он дал иранскому штангисту после первого упражнения, не способен отыграть даже такой великий атлет, как он сам…

— Андрею нужно улучшать не только рывок, но и толчок, потому что хорошо толкать уже научились многие. В Сиднее, если помните, 260 кг помимо Чемеркина взяли еще два участника — Резазаде и Ким Тай Хун из Кореи. И судя по результатам, скоро этот уровень освоят еще несколько спортсменов. Тяжелая атлетика, повторяю, не стоит на месте, и об этом надо помнить не только Андрею.

— Во время Олимпийских игр в Сиднее прошел слух, что Чемеркин по примеру некоторых бывших партнеров по сборной СССР хочет поменять место жительства и, в частности, переехать в Австралию. Насколько он далек от истины?

— Я не хочу говорить только о Чемеркине. Ребята, конечно, видят, какой подъем в связи с огромными финансовыми вливаниями переживает их любимый вид спорта в других странах, и, естественно, делают выводы. Я знаю, что такие страны, как Австралия, Канада, Греция, рассматриваются некоторыми из них на предмет переезда. Все может быть, исключать каких-то конкретных шагов с их стороны я не могу. Пример Алексея Петрова в свое время в этом лишний раз убедил.

Однако не надо относиться к этому трагически. Сегодня у нас демократия и каждый человек волен сам выбирать, где ему жить и тренироваться. Осуждать за это нельзя. Больше скажу, на одном из собраний команды я озвучил позицию нашей федерации на этот счет. Если кто-то из российских штангистов, послуживших отечественному спорту много лет и немало сделавших для его славы, захочет уехать, мы мешать не будем, более того, по мере возможности постараемся даже ему помочь. Например, походатайствовать перед Международной федерацией тяжелой атлетики.

— Вячеслав Иванович, и последний вопрос: что дальше? Куда все-таки идет российская тяжелая атлетика?

— Я думаю, она идет в правильном направлении, по крайней мере свет в конце тоннеля виден. Сужу по результатам международных молодежных соревнований. В этом году на чемпионате мира среди двадцатилетних мы завоевали два первых, два вторых и три третьих места. Повезли шестнадцатилетних на чемпионат Европы — тоже прекрасный результат: три чемпиона и два серебряных призера. У девчат та же картина: четыре чемпионки. Вот эта молодежь должна очень скоро прийти на смену нынешним ветеранам команды, поэтому очень хочется верить, что через четыре года, после Олимпийских игр в Афинах, у нас будет совсем другое настроение.