Спортсмены, как известно, народ в основном суеверный. Каждый верит в свои приметы, которые должны приносить удачу. Кто-то не бреется накануне игры или в ходе определенного турнира. Кто-то свято соблюдает тот или иной ритуал. Особое отношение в хоккее - к номеру на спине. Иногда, чтобы прервать полосу неудач, его специально меняют. Бывает, помогает, но случается и наоборот. В свое время Павел Буре поменял в "Ванкувере" привычную "десятку" на цифру "96", и его стали преследовать травмы. Вернулся к испытанному варианту - дела наладились. Номер, с которым связано успешное начало карьеры, обычно стараются оставить за собой. Часто - навсегда, до окончания выступлений. Разумеется, секрет мастерства вовсе не в том, что у тебя написано на спине. Тем не менее часто хоккеисты верят, что тот или иной номер вовсе не мелочь. Во всяком случае, психологически это помогает, способствует приобретению спокойствия и уверенности в себе. Талант Александра Мальцева ярко засверкал всеми своими гранями, когда 19-летний в то время динамовский форвард выступал под одиннадцатым номером. А в сборной Мальцев вышел на роль лидера, будучи "десяткой". Он даже забыл о "девятке" на спине, с которой выходил поначалу в "Динамо". А вот о том, что в сборной на своем первом чемпионате мира был 18-м, помнит хорошо. Почему не 11-м? Этот номер был занят Анатолием Фирсовым. А потом, когда имя Мальцева стало ассоциироваться во всем мире с "десяткой", менять его не имело смысла. Но сегодня речь пойдет о другом номере - 13-м. Во многих странах спортсмены стараются его избегать. Так, тринадцатых совсем не было на чемпионате мира в Санкт-Петербурге в сборных Швеции, Финляндии, Швейцарии, Канады, США, Словакии… Однако, как показывает отечественная практика, ничего зловещего в цифре "13" нет. Вот только с теми, кто затем отказывается от этого номера, порой происходит страшное.