Травма руки не позволила нападающему дружины Бориса Михайлова Дмитрию СТАРОСТЕНКО начать первенство России в полной боеготовности. Пришлось залечивать кисть и втайне надеяться нагнать ушедших вперед снайперов. В первом же своем появлении в Ярославле Дмитрий забил шайбу, а в четверг в поединке с питерским СКА он и вовсе сделал хет-трик. Чем не заявка на роль лидера атаки в ЦСКА!

ХЕТ-ТРИК - НЕ СВЕРХДОСТИЖЕНИЕ

Заряженного в любую минуту на борьбу Дмитрия трудно остановить на льду не только защитникам соперников, но и своим, изучившим его, казалось, досконально, игрокам обороны ЦСКА. Если, конечно, форвард поймал кураж и находится в состоянии эмоциональной заряженности. А каковым еще может быть форма и настроение игрока, забросившего в одном матче три шайбы? Потому так легко и непринужденно и обыгрывал Старостенко своих оппонентов на тренировке на следующий день после триумфально проведенного матча со СКА.

В пятницу Дмитрий после утреннего занятия в Новогорске, зажмурившись, в одиночестве ловил последние лучики вдруг ожившего октябрьского солнца. Видимо, настраивался на сложнейший матч с череповчанами. Пришлось прервать эту забавную процедуру поглощения ультрафиолета…

— Дмитрий, поздравляю вас с успехом. Последний раз вы забрасывали больше одной шайбы в марте 1999 года, когда в заключительной игре предварительного старта дважды поразили ворота Романа Кривомазова из новокузнецкого "Металлурга", позволив ЦСКА выиграть и пробиться в плей-офф...

— Да, давненько не забивал по три шайбы. Так что такая вот скорострельность очень кстати. Надеюсь, что в том же духе пойдет и дальше. Для меня этот хет-трик не является чем-то из ряда вон выходящим. Вот если бы эти три гола забил одному из лидеров, к примеру, "Северстали" или омскому "Авангарду", тогда можно было бы гордиться. Или вот когда до отметки в 20 шайб в сезоне добрался бы, чем не повод для серьезного интервью? Так что сегодня не считаю, что сотворил что-то невозможное, так, обычный матч, который удалось провести на приличном уровне и победить вместе с командой.

— Есть ли у вас самые нелюбимые команды и вратари?

— В немилость у меня точно никто не попал. На игру против каждого соперника сейчас приходится настраиваться по максимуму, стараться показать все самое лучшее. Легких, проходных игр нет, ко всем относишься уважительно. Что касается голкиперов, тут свои нюансы… Раскрывать особо непробиваемых не стану — еще зазнаются да будут себя увереннее чувствовать. Добавлю лишь, что на тренировках особо рьяно отрабатываю выход с глазу на глаз с нашими вратарями, Денисом Хлопотновым и Максимом Михайловским. Вот кого пробить действительно трудно, а порой и почти невозможно! Как говорил знаменитый полководец Александр Суворов, а потом и великий тренер Анатолий Тарасов: "Тяжело в ученье — легко в бою!". Видимо, настойчивые тренировки дали о себе знать (две шайбы из трех Дмитрий в игре со СКА провел, переиграв вратаря питерцев Сергея Николаева именно в очной дуэли — прим. ред.).

— Когда летом Михайлов поставил вас в одно звено с новыми партнерами, Лещевым и Скопцовым, убрав из первой тройки лучшего бомбардира армейцев прошлого сезона Сергея Макарова, какие чувства испытали?

— Я спокойно отнесся к своей работе, так как профессионал обязан выполнять любые установки тренера. Конечно, приятно играть с этой связкой, они давно другу друга знают. Алик и Саша могут и пас приличный отдать, и сами пройти и забить. Так что проблем никаких не испытываю, и это, думаю, заметно по игре. Правда, начало первенства ребята провели вместе с Игорем Борисковым, и я не знал, буду ли выступать с ними в звене, когда оправился от травмы пальца (на раскатке перед встречей Кубка "Спартака" с "Крылышками" в августе Дмитрию рубанул по кисти кто-то из партнеров, да так, что произошел перелом пальца — прим. ред.).

— Существует ли у вас в арсенале излюбленный прием?

— Почему нет? Они, наверное, есть у всех, однако секреты мало кто охотно открывает, не буду исключением и я. Давайте поступим так: болельщики пусть приходят на наши следующие матчи, тогда и сами выяснят, каков же у меня фирменный трюк. Пока же отвечу, что когда я играл не слева, как сейчас (в сборной Белоруссии на ЧМ-2000 впервые Анатолий Варивончик поставил Дмитрия на левый край — прим. ред.), а в более привычном для меня амплуа правого нападающего. Я подбирал шайбу, вкатывался в чужую зону и уходил влево вдоль синей линии. Потом делал резкий финт вправо и по большой дуге обходил защитника. Так и забивал. Если же сейчас открою секреты, сразу вычислят и нейтрализуют. Хоккей стал во многом более прагматичным, жестким, и порой защитники не слезают с тебя ни на минуту, не позволяя не то что обыграть, а просто получить оперативный простор, спокойно принять шайбу.

— Вы обмолвились по поводу болельщиков, пригласив их на трибуны. Не секрет, что ныне хоккейный ЦСКА испытывает в них дефицит. Как, по-вашему, можно устранить эту проблему?

— Конечно, только острой результативной игрой и борьбой за чемпионство. Тогда, уверен, зритель придет. Как приятно было бы играть дома, в родном армейском дворце, при переполненных трибунах. Я-то как никто другой помню те времена, когда отбоя от болельщиков у ЦСКА не было. Нам нужен свой зритель, который переживал бы вместе с нами все радости и трудные минуты. Без них, увы, никакой спорт вообще немыслим. И мы, уверен, еще получим, что хотим. Только бы хватило у наших поклонников терпения не отвернуться от нас в момент наших колебаний в таблице, а уж мы, набрав обороты, в будущем отплатим за все сполна. Ни для кого ведь не секрет, что игра команды и приток фанатов — вещи взаимосвязанные. Как приятно играть на выезде, когда на трибунах по пять-семь тысяч: заряжаешься по максимуму, эмоции бьют через край, вот и получается многое. Играем-то мы не для себя, а для народа, а когда кресла пустуют, всякое желание биться пропадает.

Сейчас для меня главное, чтобы болельщики считали мою персону мастером своего дела, чтобы люди, приходя на игру, получали удовольствие от нее и моих действий на льду в частности.

В 17 ЛЕТ ПОПАЛ В ВЕЛИКУЮ КОМАНДУ

— Родом вы из Белоруссии, из Минска. Наверное, помните, как мальчишкой попали в знаменитый ЦСКА?

— Еще бы этого не помнить! Тогда любой мечтал оказаться в легендарном армейском клубе. Меня, воспитанника минской "Юности", в 17 лет пригласил тренер-селекционер ЦСКА Борис Шагас, и я особо не раздумывал перед поездкой в Москву.

— В свое время ведь вы числились среди кандидатов в олимпийскую сборную России и были в ее обойме накануне Игр-94 в норвежском Лиллехаммере. Почему не сложилось попасть на Олимиаду?

— Осенью 1993 года я уехал за океан, но в основной состав "Рейнджерс" не попал и выступал за его фарм-клуб из городка Бингхэмптон. Руководившей тогда сборной Виктор Тихонов, хорошо зная меня по ЦСКА, пригласил, но за три дня до Олимпиады открыто подошел и сказал, что по игре не подхожу для команды. Да я и сам это чувствовал… К тому же, накануне сборов я получил серьезную травму колена, врезавшись им после толчка защитника в штангу.

До сих пор считаю, что рано уехал в Америку, в какой-то степени сгорел, потерял там комбинационную манеру игры, сбился на заокеанский стиль. Долго пришлось восстанавливаться…

— Летом вы всегда приезжаете в родные края. Как там отдыхаете?

— У меня отец давно занимается велоспортом, вот и катаемся с ним вокруг минского моря, а вокруг него километров 50 точно будет. Потом ужинаем у костра. Приезжаем к родителям вместе с супругой Анжелой, она тоже минчанка. Живет вместе со мной в Москве, мы снимаем квартиру в районе Щукино, а поженились еще в 1993-м. Наследников пока нет, но на этот счет не беспокойтесь, все скоро будет так, как мы задумали!