Главный тренер красно-белых не спешит делать какие-то серьезные выводы из трех побед "Спартака" в нынешней Лиге чемпионов. Романцев считает, что у команды еще слишком много шероховатостей и недочетов. Тем не менее, по мнению Олега Ивановича, сейчас его подопечные находятся в такой форме, что способны обыграть любого соперника. Поэтому и на матч с "Байером" москвичи едут с мыслями только о победе.

НИКОГО НЕ ПРОДАМ

— Когда команда в Лиге чемпионов играет здорово, вокруг нее сразу же разгорается ажиотаж. Сейчас часто проскакивает информация, что тот или иной именитый зарубежный клуб положил глаз на кого-то из спартаковцев. Не вызывает ли у вас беспокойства, что это негативно отразится на команде?

— Боюсь. Еще как боюсь. Поэтому через вашу газету хочу официально заявить, что "Спартак" даже не рассматривает вариантов с продажей ни Титова, ни других ведущих игроков. Мы располагаем достаточными возможностями, чтобы этих ребят удержать. Хотя я не исключаю, что кого-то мы и продадим, но это будут только те игроки, которые не определяют что-либо в игре "Спартака".

— Эйфория после триумфа в Лиссабоне прошла окончательно?

— Ребята не номер отбывают, все работают серьезно и на совесть выполняют требования, которые им предъявляют тренеры. Игроки старались, себя не жалели. То есть какой-то вальяжности, которая, в принципе, могла бы появиться в нашем положении, нет. Я думаю, большинство игроков уже забыло о крупной победе в Лиссабоне и всеми мыслями сосредоточилось на матче с "Байером". В команде понимают, что еще ничего не решено. Мы лишь создали себе небольшой задел, который нужно сохранить.

— Сохранить его не так уж трудно. Вы уже прикидывали, на что "Спартак" может замахнуться в Лиге чемпионов?

— Задача пока прежняя: выйти из группы. Когда официально оформим выход из группы, тогда можно будет призадуматься над чем-нибудь глобальным. Но мы окажемся в трудной ситуации. Наши соперники будут находиться в игровом тонусе, а у нас наступит зима и чемпионат страны к тому времени закончится. Очень трудно будет держать команду в тренинге. Следующий сезон для нас начнется в феврале, значит, придется форсировать подготовку. Тем не менее в сезоне 90/91 мы с честью вышли из аналогичного положения, дойдя до полуфинала Кубка чемпионов.

— Анатолий Бышовец недавно заявил, что нынешний "Спартак" тоже способен дойти до полуфинала.

— Что ж, спасибо Анатолию Федоровичу за столь лестный отзыв о нашей команде. Но об этом все же говорить еще рано. Вначале надо удачно сыграть с "Байером".

— Как вы относитесь к традициям? Наши команды, в том числе и "Спартак", всегда неубедительно играют в Германии.

— Неприятные традиции надо ломать, и мы потихонечку это делаем. Ведь с немцами мы и в Москве играли не лучшим образом, да и в Португалии мы не особо "обедали". Теперь все это в прошлом. У нынешнего "Спартака" с психологией все нормально — нет никакого комплекса перед именитыми соперниками.

— Но москвичам достаточно проиграть с минимальным счетом. Ничья будет и вовсе положительным результатом. Нет ли соблазна немного отойти от своей игры и уделить внимание, прежде всего, результату?

— Конечно же, нет. "Спартак" всегда играл в атакующий футбол, это наш козырь, за это нас любят болельщики. И мы никогда не отойдем от своих принципов. К тому же для того, чтобы играть от обороны, нужно иметь специальные навыки. Если мы что-то кардинально изменим и будем играть на результат, то ни к чему хорошему это не приведет.

— К слову о переменах. "Спартак" по сравнению с первым матчем с "Байером" существенно прибавил?

— У нас самая сильная группа: клубный чемпион Европы, лучшая команда Португалии и команда, чудом упустившая германское "золото". Конечно, мы были немного удрученными, настороженными, когда узнали, в какую компанию попали. И поэтому перед стартовым матчем с "Байером" мы испытывали некоторую тревогу. Теперь же, когда позади три победы, "Спартак" стал более уверенным в себе, появился кураж. Так что если мы и изменились, то только с психологической точки зрения. В чисто футбольных аспектах я не думаю, что кто-то за сорок дней сможет сделать существенный шаг вперед, если, конечно, не произошли значимые изменения в составе. Ни у нас, ни у "Байера" особых перемен нет. Лично у "Спартака" все игроки, принимавшие участие в первом матче, сейчас пребывают в хорошем психологическом и физическом состоянии.

СВОИХ ИГРОКОВ ОБИЖАТЬ НЕЛЬЗЯ

— Вы всегда стремились к тому, чтобы футбол "Спартака" был красивым и доставлял зрителям удовольствие. Как реагируете на то, что в последнее время красно-белым пытаются приклеить ярлык прагматичной команды?

— Действительно, сейчас много разговоров ведется на эту тему. Но мы специально какой-то прагматизм не тренируем и никоим образом не ставим его во главу угла. Просто из-за побед и обретения психологической уверенности у ребят развивается чувство собственного достоинства. Игроки становятся хладнокровней, опытней. Так что именно в этом я вижу причину разговоров о прагматизме. Да, на теоретических занятиях, на разборах мы на этот компонент игры обращаем внимание, но так было и раньше. Так что еще раз повторю: "Спартак" не делал целенаправленного смещения в сторону прагматизма.

— В прошлом году бичом ваших подопечных была реализация. В нынешнем же сезоне она на очень высоком уровне. В чем причина такого чудодейственного превращения?

— Каких-то глобальных изменений в тренировочном процессе, теоретических занятиях у нас не произошло. Возможно, чуть больше стало упражнений на завершающую стадию. Чаще стали проводиться двухсторонки на ограниченном участке поля, где создается обилие голевых моментов. По всей вероятности, это и принесло свои плоды. Но здесь есть негативный момент. Возрос процент реализации, а контроль над мячом у нас стал немножко хуже. Потому что уменьшилось количество упражнений на отработку этого компонента. Совместить то и другое в равной степени еще никому не удавалось. Для этого футболистам пришлось бы тренироваться по 8-9 часов в день, что, сами понимаете, нереально. Потому-то каждая команда в мире имеет свои достоинства и недостатки. Англичане, например, здорово играют вверху, а внизу уступают россиянам и на уровне клубов, и на уровне сборной.

— На результатах "Спартака" сказалась реконструкция состава. Вы уверены, что пришли к оптимальному варианту?

— Та реконструкция состава, которая у нас произошла, была затеяна не мной, а самой командой, теми игроками, которые снизили к себе требования и теперь лишились места в основе. После той черной полосы, в которую мы попали в августе, были необходимы кардинальные изменения, и они произошли. Изначально же задумки по перестроению состава у меня не было. Просто проигрывать по три игры подряд ни один тренер не захочет. Что касается оптимального сочетания игроков, то поиск не закончен и не закончится, наверное, никогда.

— И все-таки есть ли игроки, которыми вы наиболее сильно недовольны, на место которых ищете новых людей?

— У нас очень дружная команда. Мы несколько раз с футболистами на эту тему беседовали, и мне не нравится через СМИ выделять кого бы то ни было, тем более в негативном контексте. Я не имею права говорить, что тот или иной игрок не соответствует уровню Лиги чемпионов и нуждается в замене. Раз человек у меня задействован, значит, его обижать не надо. Конечно, отдельно я его ругаю и требую с него. Это моя работа. Но до определенного момента оглашать во всеуслышание свои претензии к нему не буду. Когда же команда станет играть плохо, в коллективе что-то перестанет складываться, тогда я буду либо выгонять такого человека из команды, либо выносить его на суд общественности.

— Игры за различные сборные, участие в первенстве и Кубке страны, да еще изнуряющий марафон Лиги чемпионов, который будет продолжаться и зимой. Чтобы во всех этих соревнованиях выступать достойно, сколько нужно иметь примерно равных по классу футболистов?

— Не знаю. В таких случаях принято говорить, что необходимо иметь два состава. Но лично я бы не смог работать с двумя равными составами —  никогда не имел опыта подобной работы. К тому же стоит учитывать финансовую сторону вопроса. На мой взгляд, не проходящие в основу игроки должны получать больше, поскольку они ущербно себя ощущают. Они не получают главного —  возможности играть. А ведь это для настоящего футболиста самое главное. Поэтому для того, чтобы удержать квалифицированного игрока на скамейке запасных, ему надо создать прекрасные финансовые условия, гораздо лучшие, чем у регулярно играющих футболистов. Это парадокс, и нереальный для нас парадокс.

МЕНЯ ПРЕСЛЕДУЮТ БЕССОННЫЕ НОЧИ

— Насколько твердо вы придерживаетесь принципа, что стартовый состав не меняют?

— При определении состава я руководствуюсь несколько другими критериями. Что касается непосредственно матча с "Байером", то я пока не знаю, каким он будет. Я не лукавлю, так оно и есть. Впереди еще последняя тренировка и предматчевая бессонная ночь, которые все и прояснят.

— Вы привыкли к бессонным ночам?

— Привык, но бессонные ночи — это страшно. Попробовал употреблять снотворное, переходил даже на внутримышечные снотворные уколы, но все без толку. В ночь ни до, ни после игры не могу уснуть. Где-то кемарю, но каждые полчаса просыпаюсь, как в холодном поту. Час-два хожу, мучаюсь.

— Есть какой-то вид отдыха помимо чтения, который сглаживал бы эти мучения?

— Обожаю посидеть с удочкой, порыбачить. Впрочем, этим я уже месяца два не занимался. Последний раз рыбачили в Бору с Сергеем Павловым. Мы знали, что в той речке рыбы-то нет, но нам был интересен сам процесс. Мы с Павловым вообще заядлые рыбаки. Помню, в прошлом году перед товарищеским матчем с Белоруссией рыбачили с ним в Туле. Тоже почти ничего не поймали, хотя простояли с удочками на совесть — часа два.

— Может, в Леверкузене удастся порыбачить? Кстати, вам раньше доводилось там бывать?

— Да, мы даже во время предсезонки играли там контрольный матч. У немцев чемпионат был в полном разгаре, а мы только начинали тренироваться. Поэтому игра сложилась для нас неудачно, и мы вроде бы проиграли. Ручаюсь только за то, что мячей в те и другие ворота было забито немало.

— Более десятка спартаковских игроков проходили лечение в Леверкузене. Отразится это каким-то образом на их психологическом состоянии?

— Не знаю, скажется это или нет. Но поскольку многие там бывали, то, наверное, будет присутствовать некий элемент домашней обстановки, что может пойти нам на пользу. Вообще с леверкузенцами у нас довольно теплые отношения. Доктор Пфайффер — большой специалист в своей области, и он наших ребят довольно быстро ставил на ноги.

— Как выяснилось, во вред своему "Байеру".

— Наверное, все доктора дают клятву Гиппократа, и для них уже не имеет особого значения, кого лечить — немца или русского.

— Вы тоже в какой-то степени доктор. Психолог. Часто ребята обращаются к вам за советом?

— В душу я ни к кому не лезу. Зная, что у кого-то что-то произошло, я не вызываю его к себе и не начинаю расспрашивать, что да как. Если игроки нуждаются в беседе со мной, то всегда с большой охотой иду им навстречу. Но посыл должен исходить от самих ребят.

— С психологической точки зрения низкая стоимость наших футболистов на фоне зарубежных сильно отражается на их внутреннем состоянии? И как лично вы относитесь к связанной с этим шумихе?

— Зачем об этом говорить? В каких-то оправданиях типа того, что все футболисты "Спартака" стоят меньше, чем, к примеру, Фигу, мы не нуждаемся. А оправдания-то всегда можно найти: и поля у нас не те, и зима неожиданно пришла, и мало ли еще что. "Спартак" должен играть так, чтобы потом никакие отговорки не понадобились.

— Как в 1995 году. Когда вы вспоминали ту Лигу чемпионов, то говорили, что тогда у вас было уникальное состояние — кураж. Вы не думали о том, выиграет команда или сыграет вничью. Вы только размышляли над тем, с каким счетом "Спартак" выиграет. Сейчас далеки от такого состояния?

— Пока для этого нет необходимого запаса прочности, надежности. Я не чувствую стабильности. Нынешняя команда может неожиданно и провалить какой-то матч. Надеюсь, что в Леверкузене этого не случится.