Вчера во второй половине дня футболисты московского "Спартака" прибыли из Германии в Санкт-Петербург, где будут готовиться к ответственному матчу чемпионата страны с местным "Зенитом".

Прилет "Спартака" в Питер был окутан ореолом таинственности. Дежурная по "Пулково-2", куда обычно прилетают международные рейсы, измучилась отвечать на бесконечные звонки о том, во сколько сядет чартер с командой Романцева на борту. Самое интересное, что она не владела информацией и ничего вразумительного сказать не могла. К трем часам дня бедную женщину разобрало сильное любопытство. "Неужто "Спартак" и впрямь прилетит? Но этого не может быть! — восклицала она. — Никакого чартерного рейса у нас не значится!"

И тем не менее, в 16.30 красно-белые все-таки появились в таможенном отделении аэропорта. Первым паспортный контроль прошел, как и полагается, капитан Егор Титов:

— Как настроение?

— Терпимое. Очень хотелось выиграть, и моменты у нас были приличные. Впрочем, сильно огорчаться не стоит: мы оформили путевку в следующую стадию. И, как я и предсказывал в начале турнира, последний матч с испанцами превратился в пустую формальность.

— Мы вышли из такой сложной группы, что уже само по себе достижение, — вторит Артем Безродный, — а что касается поражения, то оно, конечно, сильно огорчило, но лично я стараюсь на этом не зацикливаться и уже полностью переключился на предстоящий матч с "Зенитом".

Вскоре в зале прилета появился уставший наставник красно-белых.

— Что, Олег Иванович, опять всю ночь не спали?

— Разве после такой игры заснешь? — с горечью в голосе заметил Романцев.

— Но и расстраиваться тоже особо не стоит. Вспомните, после жеребьевки многие не верили, что "Спартаку" удастся выйти из группы. А вам это удалось.

— Я до сих пор считаю, что у нас самая сильная группа, и никто меня в этом не переубедит. Любая из четырех команд смогла пройти дальше. Это сейчас "Спортинг" "сдулся", потому что ловить уже нечего. А поначалу все игры были равны. Так что мы действительно выступили неплохо, если оставили португальцев и немцев позади.

— Каковы ближайшие планы?

— Провести вечернюю тренировку и отоспаться.

При выходе из аэропорта спартаковцев поджидал клубный автобус "Зенита". Погрузившись в него, москвичи поехали в хорошо знакомую гостиницу "Прибалтийская" — красно-белые любят в ней останавливаться. В автобусе поначалу, как обычно это бывает после поражений, стояла гробовая тишина. А потом водитель включил Высоцкого, и спартаковцы оживились. Замкнутый в себе Филимонов, услышав фразу "Вы не смотрите, что Сережа все кивает", даже засмеялся. Когда окончательно спартаковцы пришли в себя, я попытался выяснить, что же произошло в эпизоде, когда арбитр назначил тот злополучный свободный удар. Первым прокомментировать ситуацию попросил голкипера: "Арбитр решил, что Витя Булатов, когда выбивал мяч, высоко поднял ногу, — вспоминает Александр, — но, на мой взгляд, это немец играл опасно. В подавляющем же большинстве случаев в таких ситуациях игру не останавливают".

— Когда Баллак забивал гол, он нанес сокрушительный удар. Думаю, если бы мяч попал вам в лицо, заканчивать встречу уже пришлось бы Сметанину…

— Не думаю. Мне совершенно не важно, куда бы попал тот мяч, главное — не в ворота. Досадно, я чуть-чуть не выручил. Мяч просвистел в сантиметре от моей руки — удар действительно был очень мощным.

— Вас как вратаря, наверное, очень порадовал тот факт, что спартаковцы не уступили воздух, и немцы со второго этажа практически не угрожали вашим воротам?

— Ребята сыграли надежно. Но однажды все-таки позволили Кирстену нанести удар.

Когда Александр отвечал на этот вопрос, автобус остановился на светофоре. Одна женщина преклонного возраста вплотную подошла к окошку и, светясь от счастья, показала Филимонову два поднятых кверху пальца. Спартаковцы так и не поняли, то ли это был знак виктории — победы, то ли он означал цифру "2". По всей вероятности, женщина просила, чтобы вратарь красно-белых пропустил от "Зенита" парочку мячей. Кстати, ажиотаж предстоящего матча достаточно высок. За время 50-минутного пути очень многие петербуржцы эмоционально реагировали на автобус, некоторые снимали сидевших там спартаковцев на видеокамеры, фотографировали и что-то при этом кричали. Впрочем, сами красно-белые не очень-то охотно рассуждали о воскресном матче. Их все еще заботило то, что они проиграли.

— Какое-то двойственное чувство, — откровенничает Виктор Булатов. — С одной стороны, проиграли, причем не по делу. С другой, вышли в следующую стадию и теперь до поры до времени можем отвлечься от напряжения Лиги чемпионов.

— За что арбитр назначил свободный?

— По его мнению, я опасно сыграл ногой. Но полагаю, что никакой опасной игры не было. Обыкновенный игровой эпизод. Думаю, футболист "Байера" тогда был ближе к нарушению правила.

"А я вообще не понял, что там произошло, — подключился к обсуждению расстроенный Юрий Ковтун. — Но что теперь говорить. Впереди очень непростой матч с "Зенитом". Вот о чем надо думать".

В начале шестого спартаковцы дислоцировались в место назначения и, потратив полчаса на расселение, в 18.00 уже собрались в холле гостиницы для того, чтобы отправиться на вечернюю тренировку.

"Работать будут все, — сказал тренер Вячеслав Грозный. — Только нагрузки будут варьироваться между игроками в зависимости от того, насколько сильно футболисты устали в среду. Отдыхать нам некогда. В воскресенье нас ждет нелегкое испытание".