Московские спартаковцы на следующее утро после матча с "Байером" отправились в Санкт-Петербург, где будут вести подготовку к игре с "Зенитом". Встреча с питерской командой состоится 29 октября.

— Вы делите поражение на две категории. Когда вы считаете, что команда сделала все возможное, но проиграла, то воспринимаете поражение относительно спокойно. В других случаях полагаете, что кто-то недоработал, и такие неудачи переживаете особенно болезненно. 0:1 с "Байером" к какой категории относится?

— Это поражение должно восприниматься болезненно всеми спартаковцами. Хотя есть оправдательные моменты, и прежде всего то, что впервые в серьезной игре нам можно было проигрывать с разницей даже в два мяча.

— Это сильно сказалось на действиях ваших подопечных?

— Ребята были слишком скованы. Я видел, как они готовились, насколько были серьезны и собраны. И вот эта возможность проиграть (ребята, да и я тоже раньше не испытывал подобного состояния) негативно на нас подействовала. Игроки не знали, что делать. Все это нам аукнулось и привело к тому, что в нескольких эпизодах моя команда была не похожа на "Спартак". Раскрепощенность наступила только тогда, когда мы пропустили.

— Но, по-моему, и в первые полчаса красно-белые играли очень прилично.

— Начали вроде бы действительно неплохо. Потом из-за грубых ошибок некоторых игроков у наших ворот возникло два-три опасных момента, и ребята насторожились: а вдруг что-то может случиться.

— То есть причина того, что команда подсела в конце первого тайма, вовсе не в силе соперника?

— Безусловно. Это чисто психологический аспект. Хотя в том, что мы пройдем дальше, никто не сомневался — ни мы, ни немцы.

— Если продолжать разговор о психологии, то вы согласны с тем, что футболисты "Байера" побаивались спартаковцев.

— Немцам нужно было попасть в Кубок УЕФА. Насколько я понял по их игре, они и не думали, что можно обыграть такую команду, как "Спартак". А победил нас прежде всего поляк.

— То есть вы считаете, что свободный удар выдумали?

— Я до сих пор не пойму, откуда он взялся. Спрашиваю у ребят, и никто мне не может толком ответить, что же мы нарушили и где сыграли опасно. Я до сих пор очень тяжело это переживаю. Зачем придумывать то, чего нет в футболе?

Хотя в принципе был готов к тому, что поляк что-нибудь придумает. Когда в начале матча Титов вывел Робсона один на один, арбитр показал вне игры, то я понял — нужно ждать подвоха. Я не смотрел повтор, но убежден, что офсайда в том эпизоде не было.

— Эта игра вам чем-то напоминает матч с "Реалом"? Первый тайм провели на приличном уровне, а в начале второго резко подсели.

— В таких матчах нужно прежде всего за-би-вать. В Лиссабоне забили и победили — 3:0. Кстати, такой же счет мог быть и в Мадриде, и в Леверкузене при определенном стечении обстоятельств. Но ни там, ни там отличиться не смогли и проиграли — 0:1. Вот в этом и сходство.

Очень многие поторопились, начав говорить, какая у "Спартака" прекрасная реализация. Мы вновь убедились, что эти разговоры явно преждевременные.

— Тем не менее в отличие от уже упомянутого мадридского матча "Спартак" на этот раз проявил бойцовский характер и в концовке встречи вполне мог сравнять счет.

— Мог и сравнял — две большие разницы. Так что ничего радужного я в этом не вижу.

— То, что "Спартак" официально оформил выход в следующую стадию турнира, как-то подсластило вам горечь поражения.

— Я вообще не умею проигрывать. У меня будет очень много претензий к некоторым игрокам, которые не позволили нам нормально сыграть и победить.

— После матча успели услышать отзывы немецких специалистов об игре "Спартака"?

— Да. И они были довольно лестными. Феллер назвал наш футбол футболом ХХI века. Я объясняю это тем, что победители всегда снисходительно относятся к побежденным.

— После прошедшего тура все места в группе окончательно распределены, в связи с чем матч с "Реалом" становится пустой формальностью. Не обидно?

— Нет. Есть стратегия, а есть тактика. Со стратегической точки зрения мы выступили удачно. Теперь у нас есть возможность переключиться на чемпионат, а не забивать голову наисложнейшим матчем с "Реалом". Обкатать некоторые варианты состава и тактические заготовки не в двухсторонке, а в игре с клубным чемпионом Европы. Это будет очень интересная игра.

— И все-таки так уж сильно вы расстроены?

— Ужасно. Все могло сложиться иначе.