ТОРПЕДО — ДИНАМО 1:1 (п. 5:4)

Голкипер черно-белых Валерий Воробьев мог стать одним из главных виновников поражения своей команды, не разберись арбитр встречи Лапочкин в самом спорном эпизоде игры на последних секундах дополнительного времени. А стал он настоящим героем, сумев отразить один из послематчевых динамовских пенальти.

— Матч по накалу был, наверное, достоин финала. И болельщикам, я уверен, он доставил удовольствие.

— После того как "Динамо" сравняло счет, вы повели себя очень эмоционально, подбежав к Зырянову и начав ему что-то выговаривать.

— Мне совсем немного не хватило для того, чтобы отбить тот мяч, ведь я дотянулся кончиками пальцев, сумев изменить траекторию. А эмоции… На поле я всегда глубоко переживаю все случившееся. Зырянову я напомнил предыдущий эпизод, когда он не сумел попасть в динамовские ворота. Теперь-то после матча понимаю, что был не прав, надо быть сдержаннее.

— А какой отрезок матча стал для вас самым сложным?

— Конечно, последние минуты дополнительного времени. И я очень признателен судье за то, что он сумел разобраться в непростой ситуации с моментом, приведшем к взятию ворот динамовцем (Медведевым — Прим. ред.). Соперник просто-напросто вынес животом мяч, который я держал полной ладонью, на газон и пробил по воротам.

— Когда стало ясно, что для выявления победителя в матче придется бить пенальти, что вы при этом испытали? Все-таки в свое время на Украине вы хорошо отражали одиннадцатиметровые…

— Главное — это то, что ты делаешь в настоящем времени. "Когда-то и где-то" отходит уже даже не на второй план, а гораздо дальше. Перед матчем с "Динамо" пенальти мы не отрабатывали. Правда, иногда в двухсторонних играх случаются одиннадцатиметровые, но наши ребята всегда их забивали.

— И, наконец, кульминация всего матча — ваш успех и неудача Аюпова.

— Перед самим ударом ни я, ни Аюпов, в чем я совершенно уверен, не думали о технической стороне исполнения и отражения пенальти. Каждый хотел сделать свое дело, у меня получилось — у него нет. Так сложилось. Пенальти — лотерея на пределе всех физических и моральных возможностей.