Россиянка Татьяна Панова прошла во второй круг турнира в Лейпциге, переиграв Руксандру Драгомир из Румынии. А на прошлой неделе она дошла на "Кубке Кремля" до четвертьфинала, уступив там Анне Курниковой. По мнению Татьяны, она стала лучше играть во многом благодаря совместным тренировкам с Анной Курниковой.

Честно говоря, для журналистов слова Анны Курниковой, которая призналась, что у них очень хорошие отношения с Татьяной Пановой, стали откровением: "Из российских теннисисток мы больше всего общаемся с ней за рубежом". Татьяна подтвердила слова Анны:

— С Аней мы знаем друг друга очень давно, с детства. Вместе начинали тренироваться у Ларисы Дмитриевны Преображенской. Я все время общалась с Аней и ее семьей. А в этом году мы стали вдвоем тренироваться. Это началось в Америке, мы случайно вместе записались на тренировку. На том турнире она вошла в четверку, обыграла Дэвенпорт, а я прошла квалифай, обыграла Шетт. И у нее результат был неплохой, и я стала подтягиваться. Недавно вот играли выставочный турнир в Вене. Думаю, что совместные тренировки помогли нам обеим.

— У вас еще есть желание и надежда выступать за сборную России?

— Думаю, что на следующий год, если мне предложат, не откажусь. А вообще -будет видно.

— Вам интереснее играть большие турниры, где сильные соперники, или же средние, где соперницы классом ниже, но у вас есть реальная возможность легко их обыграть?

— Конечно, играть большие турниры всегда увлекательнее. Там и посещаемость большая, и игроки интересные.

— Сейчас "на коне" Евгений Кафельников, который завоевал "золото" на Олимпиаде, Елена Дементьева, получившая "серебро", Марат Сафин, выигравший Открытый чемпионат США. Их победы приравниваются к важным государственным делам. О вас говорят только тогда, когда вы выигрываете у кого-нибудь сильного. Получается, теннис — это ваше личное дело?

— Знаете, в теннисе ты сегодня наверху, а завтра… Надо постоянно поддерживать свои результаты, достижения, каждый раз доказывать, что ты первый. Сегодня ты на коне, а завтра хочется закончить играть, потому что ничего не получается…

— У вас такое было?

— Было, когда в прошлом году семь турниров подряд я проигрывала в первом круге. Такое бывало у каждого. И у Марата Сафина, когда он "получал" семь турниров подряд.

— Вы умеете делать еще что-нибудь, кроме того, как играть в теннис?

— Наверное, нет, потому что я все время отдаю тренировкам, я полностью посвятила себя теннису. Играть 30 турниров в год не так уж легко.

— В таком случае, вы уже думали, кем можете стать после завершения своей карьеры?

— Детским тренером, потому что брать готового ученика очень тяжело, хочется вырастить своего.

— Но ведь в нашей стране быть детским тренером — такое неблагодарное занятие…

— Да, я думаю над этим. Пока не решила, где хотела бы тренировать. Но с другой стороны, детский тренер — везде неблагодарное занятие, потому что ребенок доходит до определенного уровня, а дальше его забирает другой тренер. Надо обо всем подумать.

— Вас считают игроком железной воли. Именно это качество чаще всего ставится на первое место, а другие как-то остаются незамеченными. Вам не обидно?

— Я просто еще не вышла на уровень игрока первой двадцатки. Когда выйду, тогда и будут говорить о моей тактике. В основном, конечно, я действительно побеждаю за счет воли.

— Эта сила воли не мешает в отношениях с людьми?

— Иногда мешает. Бывает много конфликтов с окружающими. Но в последнее время стараюсь уходить от этого в сторону. На самом деле, сила воли проявляется на корте, а в жизни все уходит, и я становлюсь обычной девушкой.

— Вы придаете значение одежде, в которой выходите на корт? Заранее продумываете свой наряд?

— У меня есть контракт на одежду, но вообще обычно выхожу в том, что принесло мне удачу. Если накануне я выиграла в этой форме, то на следующую игру обязательно выйду в ней же. А так, у меня форма очень хорошая, выбор большой.

— Вам кто-нибудь советует, в чем лучше появиться перед зрителями?

— Когда я играла турнир в Цюрихе, матчи транслировали по каналу "Евроспорт", и мои знакомые их видели. Тогда они сказали, что мне больше к лицу. А специально никто не занимается моим имиджем.