502 Bad Gateway


nginx

Во второй половине октября поклонникам "Динамо" словно бальзам на душу пролили: за команду стал выступать хоккеист поистине "звездной" величины - голкипер Михаил Шталенков. И ожидать дозаявочной кампании для этого вовсе не стоило. Вратарь с такой фамилией официально значился в списках клуба с самого начала сезона. Оставалось только оформить отношения с ним соответствующим договором, что в конце концов и было сделано.

ОМСК В ПЛАНЫ НЕ ВХОДИЛ

- Михаил, почему же вы с таким опозданием стали играть за "Динамо"? До последнего момента ждали контракта из НХЛ?

- Да, это единственная причина. Я спросил Сержа Левина, своего агента, и тот ответил, что в принципе его можно подписать за день-два до старта и даже в процессе чемпионата.

- А на какую сумму, если не секрет, вы рассчитывали за океаном?

- Я рассчитывал просто на предложение. И о деньгах, поверьте, особо не думал.

- Почему же при такой неопределенности не рванули в Европу?

- Я и сам сейчас об этом думаю (улыбается). Понимаете, я надеялся хотя бы на какой-то контракт в НХЛ. Пусть даже и не стоящий. Учитывая мой возраст - 35 лет, было бы несерьезно рассчитывать на что-то приличное.

- Вы бы с радостью согласились и на роль второго вратаря?

- А у меня других шансов не было. В принципе, вся моя карьера там складывалась таким образом. Я проводил за сезон где-то по 35 - 40 матчей. В прошлом чемпионате, к примеру, хотя и не играл два последних месяца, стоял в воротах в 30 играх. Если бы выпускали, то, наверное, 40 бы набрал. А это, считайте, добрая половина. Ведь и у первого вратаря бывают полосы неудач. И тогда в створ становится другой. Бывало, что я стоял в шести матчах подряд. Поэтому и тянул до последнего. У меня и в мыслях не было просить агента закидывать удочку в Европу. А когда чемпионат начинается, то устроиться куда-то очень сложно - все места, как правило, уже заняты. Здесь же я тренировался с "Динамо" начиная с сентября. До того абсолютно ничего не делал. Отдыхал с тех пор, как "Флорида" вылетела из плей-офф, а именно с середины апреля.

- Слышал, что вам предлагали солидные условия в омском "Авангарде. Отчего же не согласились?

- Это было в начале сентября. Я тогда еще рассчитывал на НХЛ. И потом для себя решил: если уж играть в России, то исключительно в Москве. Так что Омск по-любому в мои планы не вписывался.

- А "Динамо" было эдаким запасным вариантом?

- Выходит, что так. Меня руководители клуба постоянно спрашивали о планах, интересовались, не хотел бы я сыграть за команду. А когда стало ясно, что контракт в НХЛ не выгорел, мне оставалось только дать согласие. И все было утрясено за считанные дни. Короче, буду играть за "Динамо" до конца сезона, а там посмотрим…

- Говорят, что после того как хоккеист поменял несколько клубов, он считает себя профессионалом, который уже не обращает внимания на клубный флаг. И играет не за его честь, а лишь бы деньги платили.

- Думаю, что здесь ты играешь одновременно и за команду, и за свое имя. Стараешься, чтобы карьера продлилась как можно дольше. Я играю за "Динамо", а значит, имею полное право называть себя истинным динамовцем. Тем более это мой родной клуб. От всего сердца говорю: хочу помочь команде! Постараюсь сделать все, что в моих силах!

В НХЛ ЧЕРЕЗ МИЛУОКИ

- Скажите, ваша манера игры за те 8 лет, что были за океаном, изменилась?

- Конечно. Причем разительно. В "Анахайме" и в "Финиксе", например, я работал с братьями, тренерами вратарей. У них была своя философия нашего искусства. Оба - из Квебека, где родилось такое понятие, как "стиль баттерфляй", или просто "Квебек-стиль". Смысл его заключается в том, что голкипер должен больше играть на коленях. Они говорили, мол, габариты мои позволяют действовать в таком ключе - все равно перекрываю почти все ворота. И если даже соперники подадут в незащищенную точку, забьют гол, то я вроде как не виноват! В принципе, своя логика в этом есть. Ведь в матчах НХЛ постоянно суматоха на "пятаке", шайбы порой бывает и не видно.

- Что еще вменяли вам в обязанности эти братья?

- Там такая психология: вратарь должен отразить первый бросок в матче. А уж потом реагировать на остальные. Я и старался играть, следуя всем их советам. И в октябре прошлого года, между прочим, мне удалось стать лучшим хоккеистом месяца в НХЛ.

- Заиграв сейчас в России, вы будете что-то менять? Тут ведь нападающие зачастую побаиваются лезть на "пятак".

- В том-то и дело, что менять все непросто. К тому же в каком бы стиле я ни играл, неудачные матчи, наверное, все равно будут. По-моему, вообще нельзя одну игру стоять так, а другую эдак! Если начинаешь дергаться и менять что-то на ходу, то это ни к чему хорошему не приведет.

- А сменить за семь сезонов столько клубов - нормально?

- Ну как раз первые-то пять лет я провел в одном - в "Анахайме Майт Дакс". Это уже потом настоящая кутерьма пошла. И то не по моей воле. Скажем, в "Нэшвилле" я только в тренировочном лагере немного побыл - они решили более молодого вратаря взять. В "Эдмонтоне" по истечении сезона у местных менеджеров, видимо, была какая-то неудовлетворенность по поводу моей игры. А может, просто и о возрасте моем вспомнили, потому и обменяли меня в "Финикс".

- Сами-то о нем вспоминаете?

- Понимаю, к чему клоните. Да, ничто не вечно. Но я чувствую себя нормально, нахожусь в силе. Скажу больше: играю сейчас не хуже, чем год или два назад. Единственное, с годами тяжелее заставить себя сконцентрироваться. В идеале надо просто выходить на лед и делать то, что умеешь, как можно лучше.

- А во "Флориду", за которую играли в последнее время, как попали?

- Парадокс! Я становлюсь лучшим игроком месяца в НХЛ, а потом "Финикс" со мной в воротах проигрывает три матча подряд. И все! На мне сразу поставили крест и обменяли на Шона Бурка. В НХЛ изменения в составах вообще не поддаются никакому описанию. И уж тем более объяснению. Вот "Нью-Йорк Рейнджерс" три года не выходит в плей-офф. И, по идее, надо что-то менять. Допустим, голкипера. У любого ведь бывают черные полосы, как я уже говорил. Но в воротах-то Майк Рихтер, обладатель Кубка Стэнли, который получает пять миллионов долларов! Это имя! И от него не избавляются!

- Разве Михаил Шталенков не имя? Олимпийский чемпион Альбервиля как-никак.

- Для них это абсолютно ничего не значит. И потом, тот турнир был восемь лет назад, о нем уже мало кто вспоминает. В конце концов, я попал на драфт в 93-м, после того, как провел сезон в ИХЛ за "Милуоки Адмиралс". То есть все мои прежние заслуги в расчет там не шли.

ДОМ В АНАХАЙМЕ

- Переезды из одного города в другой вам тяжело давались?

- Как сказать? За океаном быт, в принципе, везде одинаков - все на уровне. Поэтому бывало, что и не хотелось куда-то переезжать. Но приходилось. Конечно, проще это делать летом, когда нет игр. Ну вот представьте, оказываюсь я с семьей в Нэшвилле, сын идет там в школу, а через месяц меня продают в "Эдмонтон". Надо перебираться на другой конец Америки! Правда, сам переезд оплачивает новый клуб. Договаривается со специальной компанией, приходят люди, все упаковывают, складывают и аккуратно перевозят к месту назначения. А я к тому моменту уже должен подыскать там подходящее жилье.

- Вы его обычно снимали?

- В Анахайме - нет. Я-то думал, что достаточно надолго там обосновался, поэтому и купил двухэтажный дом.

- Что же потом с ним стало?

- Ничего особенного. Стоит, как и стоял, на своем исконном месте. Просто я его на время сдал другой семье. А если захочу, то всегда смогу в него вернуться. С Анахаймом у меня вообще связаны самые приятные воспоминания. Три года назад, когда я еще за местный клуб выступал, встречались мы в плей-офф с "Детройтом". И судьба матча решилась только в третьем, дополнительном периоде. 2:3 проиграли. А в памяти та встреча осталась потому, что я чуть было одно энхаэловское достижение не перекрыл. 70 бросков отразил тогда. До рекорда всего одного-двух не хватило. В историю бы попал навеки!

- По отечественным меркам, вы и так самый титулованный хоккеист, который играет ныне в Суперлиге. А среди вратарей такие и вовсе редко встречаются. Европейскому голкиперу-то во все времена тяжело было в НХЛ пробиться.

- Времена меняются. В последние два-три года за океаном на твою национальность внимания уже не обращают. Правда, у них там и своих вратарей хватает! В Эдмонтоне, например, на 600 тысяч жителей сотни детских команд, 30 крытых катков. Вот и прикидывайте сами. А из Европы тоже голкиперы подтягиваются - вон сколько их сейчас в НХЛ из Финляндии, Чехии, Швейцарии. Безусловно, не каждому дано на первый план выйти. Где-то надо, чтоб подвезло, где-то кто-то в тебя поверить должен. Я, кстати, уверен, многие наши вратари из России запросто смогли бы там играть. Другое дело, не бывает так, что приехал ты туда и с ходу стал "number one"! Для начала придется в фарм-клубе себя показать. И насколько там задержишься, неизвестно.

- Вы ведь тоже не стали "номером один" в своем клубе. Допустим, в том же "Анахайме".

- Причина, скорее всего, во мне самом. Да, вратаря на каждую игру определяет тренер. Но голкипер сам должен заявить о себе в полный голос. Видимо, я так и не смог этого сделать.

РАДИОУПРАВЛЯЕМЫЕ ШАЙБЫ

- Михаил, в своем первом матче за "Динамо" против нижегородского "Торпедо" вы играли в маске "Флориды Пантерз". И это явно бросалось в глаза.

- Просто маска та более новая, я к ней очень привык. Вообще же у меня их целая коллекция подобралась - дома, наверное, масок шесть или семь, точно не помню. А в том, что я, играя за "Динамо", вышел на площадку как бы и с эмблемой "Пантерз" одновременно, ничего страшного нет. Для того чтобы заказать для себя инвентарь нового клуба, нужно время.

- То есть его вам, надо думать, вполне хватило до следующего матча - тогда вы появились в маске бело-голубой расцветки.

- Дело было не в цвете. Мне запретили играть в энхаэловской, поскольку по каким-то новым правилам ИИХФ металлическая "сетка" на ней не соответствовала стандартам. Я считаю, что у вратарей самая безопасная позиция. И к чему эта непонятная борьба с масками? В таком случае, стоит и всех полевых игроков обязать надевать "забрало". А мне в итоге пришлось напрягать администратора команды и менять "решетку".

- В любом случае не она помешала вам отразить первую шайбу во встрече с ярославцами. Там же был стопроцентный рикошет! И, кстати, тот гол здорово смахивал на другой, который вы пропустили на Олимпиаде в Нагано в финале против чехов.

- Пожалуй, да. Разница только в том, что та роковая шайба залетела в ворота над моим плечом. Тут же она вроде бы и летела прямо в меня, но в последний момент тоже изменила направление и нашла мизерную щелку между ловушкой и щитком. В общем, в обоих случаях шайбы были будто радиоуправляемые. Это-то их и роднит.

- Коль уж мы невольно заговорили о сборной, автоматически возникает следующий вопрос: рассчитываете ли снова в нее попасть?

- Безусловно. Хотелось бы, чтобы пригласили.

- Увидим вас в декабре на Кубке "Балтики"?

- Я так далеко загадывать не берусь. Тем более сейчас надо клубные проблемы решать. А заодно попытаться доказать, что и сборной еще пригожусь.

- В начале нашей беседы вы как-то сослались на свои годы. Но в то же время заметили, что еще в силе. И все-таки 35, по-вашему, возраст для вратаря?

- Это возраст для спорта. Хотя кто-то и в тридцать заканчивает, а кто-то играет и до сорока. Главное, чтобы серьезные травмы не преследовали. Часто бывает и так, что завязываешь с хоккеем от головы - не хочется идти на тренировку, вкалывать там. Усталость-то накапливается за долгие годы выступлений. И когда-то она все равно перевесит желание.

- Вам, смотрю, дело в охотку. Отзанимались на льду, а теперь идете в тренажерный зал.

- Буду стараться в него заходить хотя бы пару раз в неделю. Велосипед покручу, с легким весом поупражняюсь. Чисто для тонуса. И тренируюсь я тоже с настроением. Играть-то мне пока еще не надоело…


НАША СПРАВКА

Михаил ШТАЛЕНКОВ Родился 20 октября 1965 года. Вратарь. В 1986-1992 гг. - в "Динамо" (Москва), 1992-1993 гг. - "Милуоки" (ИХЛ), 1993-1994 гг. - "Анахайм" (НХЛ) и "Сан-Диего" (ИХЛ), 1994-1998 гг. - "Анахайм", 1998-1999 гг. - "Эдмонтон" (НХЛ) и "Финикс" (НХЛ), 1999-2000 гг. - "Финикс" и "Флорида" (НХЛ), с 2000 года - снова в "Динамо". Чемпион СССР/СНГ 1990, 1991, 1992 гг. Олимпийский чемпион 1992 г. (8 матчей), вице-чемпион Олимпиады-98 (5).