Их называют лучшими среди молодых российских игроков, составляющих ближайший резерв национальной команды. В эти дни московский спартаковец Илья Ковальчук защищает цвета юниорской сборной России, выступающей на "Кубке пяти наций" в Америке, а омский "ястреб" Александр Свитов в составе нашей молодежки сегодня стартует на ледовых полях Швеции в "Турнире четырех". В самом скором будущем им "светит" побороться за возвращение утраченной в прошлом году первой позиции на молодежном чемпионате мира, который, как известно, пройдет сразу же после Нового года в Москве. А еще чуть позже грядет очередной заокеанский драфт. На этой "ярмарке" наши молодые таланты, по оценкам специалистов, будут в цене. Да еще в какой!

Этого 17-летнего паренька сравнивают с Максимом Афиногеновым, при этом, учитывая возраст, сравнение отнюдь не в пользу последнего. Сравнивают с молодым Сергеем Самсоновым, отмечая, что Илья куда более техничен и напорист. Ставят, наконец, в один ряд с юным Павлом Буре того времени, когда он только собирался стать "Русской ракетой", более того, говорят, что Ковальчук даже лучше. Сам Илья, дебютировавший в основе московского "Спартака" в 16 (!) лет, не ищет себе кумира и не хочет быть похожим ни на кого.

О ТАКОМ НИ ГРЕТЦКИ, НИ ЛЕМЬЕ И НЕ МЕЧТАЛИ

Все — зрители, специалисты, журналисты, даже весьма прагматичные в своих прогнозах скауты — с не таких уж давних пор словно взяли за правило говорить о Ковальчуке исключительно в превосходных тонах. Зрителя не обманешь, но он в большинстве своем делает выводы, опираясь на эмоции. Ковальчук играет зрелищно, захватывающе. Что до людей профессий, напрямую связанных с хоккеем, то они смотрят сквозь призму знаний и опыта. Ковальчук играет классно, зрело. Илья уже прекрасно сочетает холодную расчетливость с эмоциональной горячностью. Все это, в одном, как теперь говорят, флаконе смешиваясь, делает стиль его игры своеобразным, не похожим ни на какой другой. Не зря ведь предприимчивые канадцы, едва увидев юного россиянина в деле, тут же утащили его клюшку не куда-нибудь, а в Зал хоккейной славы. На будущее. О таком никакие Гретцки и Лемье во время своей хоккейной юности и мечтать не могли, а тут — пожалуйста!

— Я к этому отношусь, поверьте, совершенно спокойно, — размеренно, как всегда, чуть растягивая слова, говорит Ковальчук. — Да, слышу, как едва ли не дифирамбы поют в мой адрес, называют ну просто суперперспективным, будущей звездой. Знаете, многих так называли, только вот немногие добирались затем до звездных вершин. Так что я не обольщаюсь. Стараюсь, работаю над собой, над своей игрой. Вроде получается.

— Ваши перспективы на следующем заокеанском драфте оцениваются как очень высокие. Причем попадание в первую десятку — это еще пессимистичный прогноз. Оптимистичный — первая позиция, в крайнем случае — в первой тройке.

— Я знаю об этом. И, не скрою, стремлюсь стать первым на драфте. Это солидно, это почетно. Ведь не бывало еще русского на самой вершине этого списка.

— Насколько эти перспективы сейчас важны для вас?

— Не могу себе представить, чтобы хоть один игрок, тем более молодой, не мечтал поиграть в НХЛ. А постановка на драфт — первый и очень важный шаг к этому. Я во всем, что делаю, ставлю перед собой только верхнюю планку. И здесь, и там, за океаном, хочу быть только первым.

СПАРТАКОВСКИЙ ПО ДУХУ

Илья на площадке поистине универсален: и забивной, и пас отдаст, и в защите отработает. Выходит на лед и в большинстве, и в меньшинстве. И если надо за себя или за партнеров постоять, осадить соперника в рукопашном поединке — тут как тут, даже, кажется, сам лезет на рожон. Импонирует его неуемная энергия, жажда самоутверждения, отчаянная, гренадерская храбрость.

— Откуда? Характер, видимо, такой. Воспитание с детства. Привык не давать себя в обиду. Никому. В жизни старших стараюсь уважать, но на площадке все равны, и возраст уже не в счет. Я никому не уступаю. Может, и лезу немного, как вы говорите, на рожон. Но никто не обвинит меня в грязной, грубой игре. Ни умышленных подножек, ни зацепов, ни тычков в спину вы от меня в игре не увидите. А раз уж схлестнулись один на один — так уж дерись, а третий не встревай! Что до страха — не знаю, не мыслю такой категорией на площадке. В хоккей играют настоящие мужчины, так ведь? Если хочешь отскочить, поберечь себя — просто не выходи на лед. А раз вышел — будь готов биться.

Илья выступает за команду своего родного клуба, в котором, считайте, вырос не только как хоккеист, но и как мужчина. "Спартак", как известно, борется в высшей лиге за возвращение в класс сильнейших. И, по большому счету, вниманием СМИ по сравнению ну хотя бы со своими столичными коллегами из Суперлиги не обласкан. Что уж тут говорить о телевидении. Многие слышали о Ковальчуке, но видеть его игру в столице имеют возможность лишь те, кто ходит в Сокольники на хоккей.

— Не обидно?

— Да нет, что вы. В мои годы все впереди. Мое дело сейчас — играть, учиться, а не о славе размышлять. Достигать результатов. А то, что "Спартак" не в Суперлиге, так это только наши собственные проблемы. И дело это, считаю, временное, до весны. Мы достойны играть в Суперлиге и должны это доказать. Если мы сумеем решить поставленную задачу, то я однозначно останусь играть в Сокольниках. Другого варианта просто нет. Я вижу себя только в этой команде, с ней связываю свое будущее. Я по стилю, по духу — спартаковский. Что касается прессы, не скажу, что меня уж совсем забыли. Вот было время, месяца полтора-два назад, когда обо мне достаточно много писали. Знаете, говорят, мол, мальчишка молодой совсем, у него от славы голова закружится. У меня, уверен, такого не будет.

— Хотите сказать, что и к публикациям о себе равнодушны?

— Не совсем. Видеть себя в газетах приятно, конечно, не то слово. Но такого, чтоб я начал как-то задаваться — никогда. Отец мне этого не позволит, да и тренеры моментально с небес на землю опустят. К примеру, звоню с базы домой, отец поднимает трубку: "Тут снова про тебя написано. Но ты там смотри, нос выше козырька не задирай". Он "Советский спорт" выписывает, газету каждое утро приносят. Отец меня в хоккей привел, он за мной все время наблюдает, оценивает. Ходит на каждый матч, когда мы, естественно, дома играем. У меня от него никаких секретов нет. Вместе садимся и обсуждаем, что у меня, допустим, получается, а что не очень.

НОМЕР ХАРЛАМОВА — СЧАСТЛИВЫЙ

В конце августа — начале сентября в Омске Ковальчук в составе нашей молодежки, в которой он был самым молодым, принимал участие в международном турнире. Показал себя блестяще, иначе не скажешь. Стал одним из лучших бомбардиров и был признан по итогам соревнований лучшим нападающим.

— Там в основном были ребята на год, а то и на два меня старше. А с более взрослыми всегда труднее. Сыграл там удачно, раз лучшим признали. Но главное, пожалуй, то, что набрался опыта. Турнир-то был весьма высокого уровня, приехали сильные европейские команды. Должен сказать, что без партнеров, с которыми я был в одном звене, без Свитова и Шастина я, конечно, не смог бы так удачно выступить.

— И как вам Свитов? Его, как и вас, называют суперперспективным. Такой же забивной и вместе с тем не прочь сбросить перчатки.

— Мы с Сашей и раньше вместе играли, за 82-й год на чемпионате мира в Швейцарии. Классный парень. Мы с ним действительно очень схожи, и не только по игре, но и по жизни, по складу характеров. Поэтому, видимо, сразу как-то сошлись, подружились. Много общаемся, регулярно созваниваемся, чтобы знать, как друг у друга идут дела. Так что спасибо Петру Ильичу Воробьеву: угадал, нас в одно звено в Омске определил.

— Скажите, кого из хоккеистов прошлого или, быть может, настоящего вы считаете своим кумиром?

— Не могу ответить на этот вопрос. Не знаю. Нет, наверное, такого.

— Как так?! Неужто не хочется быть таким, как, скажем, Харламов?

— Ну, Харламов… Это совсем другое дело. Когда я только-только в хоккей пришел, позанимался немного, настал момент, когда нужно было себе игровой номер выбирать. Я думал-думал: все-таки, наверное, важно, под каким номером на лед выходить. Тогда мне отец посоветовал: "Возьми харламовский — 17-й". Валерий для моего отца — кумир. И я взял себе этот номер. Сейчас, правда, в "Спартаке" 17-й — Дима Гоголев. Он постарше меня, поиграл побольше, поэтому перед началом этого сезона я взял себе 71-й — это тот же 17-й, только наоборот.

— В прошлом сезоне вы играли под "девяткой"…

— Да. Дело было так. Когда я только попал в команду мастеров "Спартака", мне дали эту майку. Никто, в общем, и не спрашивал. Я-то был совсем еще молодой, в первый раз. Поэтому, что дали, то и взял.

— Спортсмены, как известно, далеко не чужды суеверий, собственных примет, ритуалов. Как у вас обстоит с этим?

— Не знаю, что и ответить. Я вообще-то не суеверный. Может, со временем появятся какие-нибудь "примочки". Но, с другой стороны, цифры 1 и 7 для меня вроде как стали уже счастливыми. Мы с Игорем Князевым, это года два назад было, ездили в Ярославль, на усиление: чемпионат России среди молодежных команд. Дали мне там тридцать какой-то, не помню уже, номер. Так я с ним не мог, и все тут. Не шла игра, что ни делай! А перед одним из матчей смотрю, мой 17-й освободился. Парень, который под ним играл, травмировался. Я и говорю: "Дайте мне этот номер". И пошло как по маслу. В первой же игре две шайбы забросил! Вот и думай о приметах после такого.

— А лицевая маска не мешает?

— Нет, привык уже. Через год, знаю, придет время ее снимать. Спешить же с этим не собираюсь. Безопасность превыше всего, просто глупо было бы получить сейчас серьезную травму. Как, к примеру, канадский защитник (Брайан Берард из "Торонто". — Прим. И.К.), которому концом клюшки в глаз попало. И карьера его на этом закончилась.


Наша справка

Илья КОВАЛЬЧУК Родился 15.04.1983 года. Нападающий. Воспитанник московского "Спартака". В основном составе 2-й сезон. В сезоне 2000/2001 провел 20 матчей, набрал 19 (10+9) очков.