502 Bad Gateway


nginx

Главный тренер элистинцев выглядел отнюдь не удрученным после окончания сезона. Весь его вид говорил о том, что он несколько недоволен, но в то же время уверен в своей правоте.

— Давайте подведем итоги сезона.

— Когда начиналась моя работа в "Уралане", было очень тяжело, мы находились на 15-м месте. Команда была в плохом физическом состоянии. До меня работали три тренера, поменялось два президента. В головах игроков был просто кошмар. Они не понимали многого. Смена тренеров не принесла пользы. Мне нужно было поставить все с головы на ноги, укрепить состав, освободиться от тех, кто не хотел играть. Кроме того, футболисты должны были воспринять мою концепцию игры, тактику и тренировки. Были трудности при объяснении той или иной ситуации, поскольку я плохо владел русским языком. К сожалению, меня многие не понимали, не воспринимали мою концепцию игры.

— Интересно, а кто вас не понимал?

— Можно, конечно, назвать фамилии. Но сейчас это не представляет интереса.

Со мной пришла группа югославских футболистов. Я очень надеялся на их помощь, но, к сожалению, они подвели меня. У большинства из них есть школа, есть понимание игры, но что-то у них не заладилось. Возьмем, к примеру, нападающего Воеводу. В Югославии он был третьим бомбардиром чемпионата, а здесь, в России, за десять матчей не забил ни одного гола. В связи с этим интересна была психология югославских футболистов. У них гораздо лучше футбольная школа. Они смотрели на российских игроков и считали, что будут играть гораздо лучше. Те, кто раньше играл в "Уралане", подтверждали свои результаты на 40 процентов, а вот югославы порой совсем не играли, не показывали того, что могли. Они очень подвели мою команду.

— Получается, что вы раньше их как футболистов не знали?

— Некоторых не знал. Но большинство знал. Они играли в высшей и первой лигах чемпионатов Югославии. А например, Савичевич шесть лет провел в Греции, год — в Финляндии. О нем была хорошая пресса. Конечно, они не играли в чемпионских командах, но их потенциал весьма большой. Для меня до сих пор непонятно, почему наши югославские игроки не заиграли.

Еще одна проблема — вратари. Они не выручали команду. Из-за них мы проиграли много матчей. И Кошелев, и Стретенович пропускали в начале матча голы, а потом тяжело было исправлять положение. У голкиперов не было уверенности, а значит, лихорадило всю команду.

— Вы все время ругали после матчей судей. Неужели считаете, что все проигрыши команды только из-за этого?

— Судьи — это проблема номер один для российского футбола. За рубежом все смотрят на ваш чемпионат через — "Спартак" и "Локомотив", но ведь это не так, это ошибка. "Спартак" и "Локомотив" — лучшие команды, а остальные гораздо хуже. А вот судейство здесь катастрофическое. Считаю, что рефери сломали игру моей команды и всего российского футбола. Почти каждый тренер на пресс-конференции говорит о плохом судействе, но ничего не делается для улучшения.

— Борис, вы разочарованы своей работой в "Уралане"?

— Нет. Я разочарован отношением ко мне и к команде. В Элисте к "Уралану" относятся очень непрофессионально.

— Вы обвиняете руководство клуба?

— В том числе. Все должны относиться к делу профессионально: игроки, тренеры, массажисты, врач, весь обслуживающий персонал. Никого не хочу обвинять, но тут нет того профессионализма, который должен быть.

— Вы не собираетесь здесь дальше работать?

— Однозначно — нет. Так невозможно дальше работать. Я отношусь к делу, к футболу как профессионал, а ко мне отношение совсем другое. Нужно как минимум два года, чтобы здесь восторжествовал профессионализм.

Свою карьеру продолжу, может быть, в Югославии, где меня хорошо знают, на Кипре или в Турции — куда позовут. Хотел начать свою интернациональную карьеру в России с хорошего результата, но потерпел неудачу. Может, вернусь в республику или российский чемпионат через два-три года.