— Мне посчастливилось, что в юности меня, игрока команды стадиона Юных пионеров, заметил Михаил Иосифович. И хотя у меня были прекрасные тренеры Владимир Георгиевич Блинков и Николай Александрович Никитин, тем не менее, считаю, что на дорогу в профессиональный футбол меня вывел Якушин. Он дал мне все, чего я добился на футбольных полях. Это был замечательный тренер, который одинаково хорошо готовил и игроков, и команду. О величии тренера Якушина красноречиво свидетельствует длинный список побед динамовцев с 1945 по 1960 год. Но стоило только в одном сезоне его команде забуксовать, как Якушину указали на дверь, и он ненадолго оказался в Тбилиси, где снова добился успеха. Любопытно, что после ухода Якушина московские динамовцы только один раз завоевали золотые медали — было это в 63-м году, как говорится, сделали это они на старых дрожжах. Словом, такого стабильного успеха, по-моему, никто из тренеров не добивался. Одна из особенностей в его работе — это селекция. Например, Константин Иванович Бесков тоже воспитал немало замечательных футболистов, причем находил будущих звезд там, где, казалось, их и не могло быть. Но для этого он просматривал десятки новичков. У Якушина был иной подход. "Динамо" тех лет не напоминало драгу, которая ради добычи нескольких самородков промывала тонны грунта. Михаил Иосифович приглашал только тех футболистов, в способностях которых не сомневался с первой же встречи. И новички действительно вскоре оправдывали тренерские надежды — приглашались в разные сборные, становились игроками основного состава "Динамо", а значит, полностью отвечали игровой схеме Якушина. Михаил Иосифович был очень требовательным тренером —  видимо, сказалось очень тяжелое детство, суровые уроки, полученные от отца. И для него главным были тренировки и игра, а наша личная жизнь его практически не интересовала. В моей жизни был такой случай. В августе 59-го года я неожиданно для многих, в том числе и для Якушина, расписался с гимнасткой "Динамо", кандидатом в сборную Галиной Денисенко. Реакция нашего тренера была поразительной —  он был чуть ли не в шоке, считая, что жениться футболисту в 20 лет —  это безрассудство, что жена станет гирей на его ногах. Возможно, 20-летний возраст не самый подходящий для женитьбы футболиста, но ко мне это, слава Богу, не относится —  мы дружно живем уже более 40 лет. Да и тренироваться тогда я не стал меньше. Тем не менее Михаил Иосифович еще долго напоминал мне о свадьбе. Особенно доставалось мне на тренировках. Стоило мне ударить мимо ворот, как он подбегал ко мне и, приложив ладонь ко рту, нашептывал мне на ухо: "Не хочу учиться, а хочу жениться". И так после каждого неточного удара. И только после того как осенью мы стали чемпионами, Якушин оставил меня в покое. Но ничего не поделаешь, таким ироничным, а иногда и просто ехидным был наш тренер. Причем это касалось не только игроков. Он всегда и везде, независимо от того, кто находился с ним рядом, мог, не повышая голоса, поставить человека на место. Например, было немало случаев, когда в перерыве матча в раздевалку заходили большие начальники из КГБ или МВД, пытались задавать ненужные вопросы, но Якушин "технично" выпроваживал их: "Уважаемые товарищи, я вас очень прошу выйти на 10 минут, а потом возвращайтесь, попейте чайку и обсуждайте нашу игру хоть до конца матча". И генералы, не привыкшие к подобным указаниям, покидали раздевалку.

А с другой стороны, несмотря на высокую требовательность, к игрокам, нарушившим режим, всегда относился с пониманием. Никогда не докладывал об этом начальству. Помню такой случай. Перед очередной тренировкой кто-то из "доброжелателей" сообщил Якушину о том, что накануне Беляев, Федосов и Шаповалов выпивали в "Пекине". "Быть того не может, —  сделав удивленные глаза, ответил Якушин. — Запомните, динамовцы не пьют". И пошел на поле. По окончании тренировки он отпустил всех, кроме Шаповалова, Беляева и Федосова, для которых занятия не окончились. Это были страшные испытания, и ребята взмолились, просили закончить тренировку, однако Михаил Иосифович их только успокоил словами: "Еще немного, вот выйдет из вас весь известняк, и вы тоже пойдете в душ". Тем не менее игрокам он не напомнил о пьянке в "Пекине", не назвал их нарушителями режима. Якушин любил давать футболистам прозвища: Число, Мудрило, Соколенок. Но и его самого называли не только по имени и отчеству, но и Хитрым Михеем. И прозвище это не было случайным. Например, еще в 40-е годы, задолго до признания системы 4+2+4, Михаил Иосифович применял эту систему в "Динамо". Скажем, правого защитника Кесарева он всегда нацеливал на подключение в атаки, а чтобы упростить задачу, давал такие задания: "Володя, когда мы на твоем фланге, вблизи чужих ворот, будем бить штрафной, ты делай вид, будто зашнуровываешь бутсы, но сам будь готов принять мяч от Соколенка". И этот финт неоднократно срабатывал. Кесарев так усыплял бдительность соперников, что те забывали о нем, но тут же следовала передача, и Кесарев врывался в чужую штрафную.

У каждого тренера были, есть и будут любимые игроки. Я горжусь, что вместе с Царевым, Численко, Мамыкиным и Яшиным был в числе любимцев Якушина. И не случайно ребята в шутку называли меня его сыном. Не знаю, почему он всегда хорошо относился ко мне, возможно, я чем-то был на него похож внешне: высокий, худощавый. Да и меня, хотя относился всегда доброжелательно, тем не менее сажал на скамейку запасных. Когда это случалось, ребята в шутку спрашивали у Михаила Иосифовича: "Почему вашего сына нет в стартовом составе?" — "Сегодня сильный ветер, поэтому как бы он не сломал Коршунова, — намекая на мою худобу, отвечал Михаил Иосифович. —  А вот во втором тайме, когда, по прогнозам синоптиков, ветер стихнет, он и выйдет на поле".

Сегодня чуть ли не после каждого матча можно услышать о том, что какая-то команда либо купила победу у соперников, либо ей помог судья. Во времена Михаила Иосифовича ничего подобного не было и не могло быть. Он учил своих футболистов патриотизму. Говорил, что они должны гордиться динамовской формой, дорожить честью прославленного клуба и не опускаться до того, чтобы выпрашивать победы у соперников.


Наша справка

Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер Михаил Иосифович ЯКУШИН родился 15 ноября 1910 г., умер 3 февраля 1997 г. В динамовской форме играл 11 лет и в 1944 г. перешел на тренерскую работу. В чемпионатах СССР провел 87 матчей и забил 40 мячей. Чемпион СССР 1936 (весна), 1937 и 1940 гг., второй призер 1936 г. (осень). Обладатель Кубка СССР в 1937 г. Капитан "Динамо" с 1939-го по лето 1941 г. В сборной СССР (1935), сыграл 3 матча и забил 1 мяч. На тренерскую работу перешел в 1944 г. "Динамо" (Москва) —  чемпион СССР 1945, 1949, 1954, 1955, 1957 и 1959 гг., обладатель Кубка СССР — 1953 г. Под руководством Якушина сборная СССР в 1968 г. выступала в финальном турнире чемпионата Европы. Лауреат премии "Стрелец" — 1995 г. Награжден орденом Трудового Красного Знамени и орденом Дружбы.