Известие о трагической гибели футболиста московского клуба "Торпедо-ЗИЛ" и сборной Литвы Ирмантаса Стумбриса вызвало такой шок среди близко знавших его, что многие даже отказывались в это верить.

Напомним, что полузащитник столичного "Торпедо-ЗИЛ" позавчера был найден мертвым в автомобиле на окраине Паневежиса. В салоне машины обнаружен пистолет Макарова, поэтому самой вероятной версией смерти футболиста является самоубийство. Вместе с тем его родные отвергают эту возможность. Категорически против версии самоубийства и бывший тренер Стумбриса, возглавляющий ныне команду "Экранас" Виргинюус Любшис. По словам Любшиса, он хорошо знал футболиста и считает, что у него была устойчивая психика. Кстати, автомобиль, в котором был обнаружен труп Стумбриса, был взят футболистом напрокат и он собирался доехать на нем до Москвы. Кстати, Стумбрис имел в городе влиятельных родственников. Он был женат на дочери мэра Паневежиса, который сейчас является депутатом литовского парламента.

Сергей Козко, вратарь команды "Торпедо-ЗИЛ": "Что?! Ирмантас погиб?! Какой ужас! Подождите, подождите. Может быть, это неправда. Ой, не могу, дайте собраться с мыслями. Боже мой, какого замечательного человека потеряли. Ирмантас был таким хорошим парнем, культурным, интеллигентным. Человек с большой буквы. Извините, мне тяжело говорить…"

Руслан Аджинджал, полузащитник: "Это, прежде всего, был замечательный человек. А то, как он играл в футбол, все прекрасно знают. Когда я узнал об этой страшной трагедии, просто попал в какое-то коматозное состояние. До сих пор не могу найти себе места. Никак в это поверить не могу. Совсем недавно мы с ним созванивались. Он собирался в воскресенье приехать в Москву. Говорил, что у него все нормально. Спрашивал, как у нас дела. Нет, я не могу поверить, что его больше нет…"

Алексей Арифуллин, защитник: "Ирмантас Стумбрис погиб?! Да нет, этого не может быть! Елки-палки! Он же такой спокойный, тихий человек был. Вывести его из равновесия было непросто, почти невозможно. Да и врагов у него, по-моему, не было. Даже представить не могу, что там могло случиться. Какой парень погиб! Я пока в себя прийти не могу. Эта новость, как ушат холодной воды на голову. Простите, мне сейчас трудно говорить. Необходимо какое-то время, чтобы все осознать. Скажу лишь, что для всей нашей команды это большое горе…"

В последний раз мы виделись с Ирмантасом совсем недавно, 4 ноября этого года в торпедовской раздевалке, сразу же после окончания матча "Торпедо-ЗИЛ" — "Жемчужина", в котором его клуб, уверенно обыграв команду из Сочи со счетом 3:0, завоевал путевку в высший дивизион. Сам Стумбрис, отметившийся в этом поединке очень важным голом в ворота гостей, как и подобает счастливому победителю, был весел, приветлив, терпеливо отвечал на вопросы окруживших его со всех сторон футболистов. Наконец-то очередь дошла и до меня. "Может быть, в следующий раз? — буквально взмолился Ирмантас. — Я так устал, что просто с ног валюсь". Сказав это с легким прибалтийским акцентом, Стумбрис неспешно потянулся к выходу из раздевалки. И все же мне удалось тогда развести мягкого безотказного Стумбриса на небольшое интервью. Побеседовать более основательно договорились через две недели. "Позвоните мне на сотовый, — совсем уже уставшим голосом сказал Стумбрис. — Если не застанете в Москве, ищите по домашнему телефону в Паневежисе. Да не переживайте вы, обязательно отвечу на все ваши вопросы. В конце концов, встретимся в декабре, когда я уже после отпуска вернусь в команду. Ну а пока спрашивайте. Только, пожалуйста, недолго. Я очень устал". И наша беседа началась.

— Ирмантас, какие ваши первые ощущения после такой большой победы?

— Испытываю огромное счастье и усталость. Стыдно, конечно, говорить, но после того как Саша Бородкин в начале второго тайма сделал счет 3:0, я настолько вымотался, что уже с трудом передвигался по полю. И просто доигрывал этот матч. Еле дождался финального свистка.

— Игра с "Жемчужиной" стала для "Торпедо-ЗИЛ" самой важной в нынешнем сезоне?

— Все поединки этого сезона были для нас важными, ну а последний из них просто поставил точку в этой безумной гонке за вторую путевку в высший дивизион.

— А свою игру как оцениваете?

— По пятибалльной системе поставил бы себе за сезон твердую четверку. А вообще, год, проведенный в "Торпедо — ЗИЛ", наверное, лучший в моей карьере. Давно уже не чувствовал себя так уверенно. Да и тренерский штаб мне доверял, это большой стимул для качественной игры. Правда, верю, что самые лучшие матчи у меня еще впереди.

— В следующем сезоне вы остаетесь в "Торпедо-ЗИЛ"?

— Очень на это надеюсь. Хотя контракт с командой у меня уже закончился. Но, думаю, что до конца года моя дальнейшая судьба уже определится. Пока повторю еще раз, что хочу остаться в "Торпедо-ЗИЛ". Здесь меня устраивает все. И руководство клуба, и прекрасный, дружный коллектив, и квалифицированный тренер.

— Ваше мнение относительно Игнатьева-тренера понятно. А как человек, какой он?

— Сейчас вам скажу, а завтра меня из команды выгонят. Шучу, конечно. А если говорить серьезно, то Борис Петрович очень интересный в общении человек. Хотя и жесткий. Даже я бы сказал, несколько придирчивый. Но именно эта его жесткость, придирчивость и помогла нам завоевать путевку в высший дивизион.

— Как вы смотрите на перспективу выступления своей команды в высшем дивизионе?

— Уверен, там мы не затеряемся. "Торпедо-ЗИЛ" очень серьезный клуб. Так что на достигнутом останавливаться не собираемся! И в каждом матче будем играть только на победу! Но это все будет потом. А пока нас ждет долгожданный отпуск.

— Где вы планируете его провести?

— Думаю, на своей родине в Паневежисе. Там просто здорово. Поэтому никуда в другое место я не поеду. Буду отдыхать дома, со своей семьей. Отдыхать душой и телом после непростого сезона.

— Расскажите немного о своей семье.

— У меня есть жена и четырехлетний сын. Но видимся мы очень редко. Ведь я живу здесь, в Москве, а они — в Литве. Хотелось бы, конечно, чтобы они поскорее переехали сюда, ко мне. Но сейчас это, к сожалению, невозможно, так как моя жена там работает и учится. Между прочим, работает она в местной футбольной команде "Экранас" в должности пресс-атташе. Но это вовсе не из-за того, что я помог ей туда устроиться. Просто она всегда интересовалась футболом и неплохо в нем разбирается. Учится же она в Каунасском технологическом университете на менеджера. Когда ее учеба закончится, возможно, наша семья наконец-то воссоединится. А пока приходится сына воспитывать в основном по телефону. В отпуске постараюсь компенсировать дефицит общения с ним. Эх, поскорей бы отправиться в Паневежис…

Это интервью — маленькая часть того большого материала, который должен был появиться в "Советском спорте" где-то в конце ноября — начале декабря. А в данный момент находился лишь в стадии подготовки. Но шокирующее известие о трагической гибели одного из лидеров столичного клуба "Торпедо-ЗИЛ" Ирмантаса Стумбриса, пришедшее вечером 15 ноября из небольшого литовского городка Паневежиса, внесло свои коррективы.