Когда в 1986 году француз Мюре сбросил хирургические перчатки и вытер пот со лба, говорят, он сказал: "Это была первая и последняя лапароскопия". И счастливо ошибся. Новую хирургию назвали второй Великой Французской революцией. И вскоре мир понял бесповоротно: именно этой бескровной технологии принадлежит 21-й век. А спустя всего три года в России открылась первая клиника, взявшая на вооружение авангардный метод — Центр эндохирургии и литотрипсии, коротко — ЦЭЛТ. И удивлять пришла очередь москвичей.

Кстати, "революционер" лапароскопии стоял у операционного стола 6 часов. Его последователи в ЦЭЛТе теперь делают ту же холецистэктомию, говоря по-русски — удаление желчного пузыря, за пятнадцать — двадцать минут. Просто прошло 10 лет...

— Олег Эммануилович, что же все-таки это такое — операции эндоскопические, лапароскопические, малоинвазивные?

— Абсолютно одно и то же. Их общий принцип — малая травматичность. Инвазия — в переводе с латинского — внедрение, агрессия.

Мы беседуем с главным хирургом ЦЭЛТа, доктором медицинских наук, профессором О.Э.Луцевичем.

— Эндохирургия, а "эндо" — это внутрь — только способ оперирования. Лапара с латыни — брюшная полость, скопия — видение.

Через 3 крошечных прокола в брюшине размером 0,5 см пациенту вводятся инструменты, как спицы, плюс "глаз" телекамеры — через отверстие в 1 см. А оперируем мы, глядя на монитор.

— Одна знакомая мне рассказывала, что видела себя изнутри во время лапароскопического обследования... Неужели это возможно?

— Конечно. Расскажу вам более забавный случай. Одному нашему пациенту в связи с болезнью легких был противопоказан наркоз, пришлось сделать спинно-мозговую анестезию. И он, отказавшись от снотворных препаратов, в полном сознании, во время тяжелейшей по медицинским показаниям операции, позевывая, периодически спрашивал: "А это что, неужели моя печень? А это... что это вы делаете?"

— Но какие диагнозы под силу эндоскопии?

— Практически все. Ежедневно мы делаем "потоковые" операции, своего рода золотой стандарт эндоскопии: удаление желчного пузыря, грыж всех видов, язвы двенадцатиперстной кишки. А конек — это, пожалуй, большие, объемные операции. Но они особенно эффективны, когда привычная открытая техника совмещается с лапароскопической. Мы изобрели, например, свой способ удаления гигантской паховой грыжи, отсекая ее мешок снаружи через маленький разрез, а затем вводя под контролем эндоскопа в живот синтетическую сетку, то есть совмещаем две операции в одной. И через день человек идет домой.

— Несколько лет назад с фильмом, демонстрирующим такую операцию, мы поехали на симпозиум в Италию. И когда показали больного, а потом результат, зал встал: разреза на теле почти не было. А недавно на Международном конгрессе эндоскопических хирургов в Москве немецкие коллеги, видевшие тогда фильм, сообщили, что уже начали работать по нашей методике.

— Сам О.Луцевич неоднократно, как и многие врачи Центра, стажировался в Америке, Франции, Германии, Италии, и иноземные сертификаты подтверждают его квалификацию. Но... первую гигантскую грыжу методом лапароскопии удалили все-таки в ЦЭЛТе. А немцы и австрийцы уже учились здесь.

Именно в ЦЭЛТе впервые в Европе эндоскопически, то есть без вскрытия брюшной полости, проведена и резекция желудка, впервые в мире — операция аневризмы брюшного отдела аорты — через прокол в бедренной артерии.

Очень многое, что делается здесь, по плечу, увы, единицам российских хирургов, как и супер-техника, остающаяся золотой привилегией элитных клиник.

— А онкология во власти эндоскопии?

— В медицинских кругах этот вопрос еще обсуждается. Вообще небольшие опухоли лучше удалять эндоскопически, крупные — открытым способом. Вот вчера мы сделали очень большую операцию вначале лапароскопически, то есть внутри, а потом, вытащив опухоль через разрез в 6 см, удалили ее уже снаружи. Пациентка пожилая, с тяжелыми сопутствующими заболеваниями. Только такая щадящая операция спасительна для нее.

... Увы, мы обращаемся к хирургу не в лучшие часы своей жизни. И операция для нас — это прежде всего страх (а нередко не только наш, но и хирурга), страх перед неизвестностью. Но это и послеоперационная изматывающая боль, и тяжелая реабилитация, а значит, выключение из нормальной жизни. Остается только гадать — на месяц или много больше...

Эндоскопия полностью изменила эти представления. Прооперированные в ЦЭЛТе отправляются домой через сутки — трое, а если операция пришлась на пятницу, то в понедельник у них, как правило, начинается обычный рабочий день.

— Но почему так короток срок реабилитации?

— Нет обширных ран, а значит нет проблемы их заживляемости. Преимущество эндоскопии и в том, что она не ведет к таким осложнениям, как нагноение, грыжа, незаживляемость, разрыв раны, спаечный процесс — ко всему тому, что традиционно связано с большим разрезом в открытой хирургии. Ведь чтобы удалить опухоль надпочечников, например, обычным методом, нужно буквально перерезать человека пополам, так как железа лежит очень глубоко. Эндоскопия позволяет ювелирно решить вопрос. Или при язвенной болезни — желудок полностью сохраняется, пересекаются лишь нервы, отвечающие за секрецию соляной кислоты. Естественно, такое вмешательство переносится легче, а значит, человек быстрее выздоравливает. За немногим исключением не ограничена и послеоперационная физическая нагрузка. Не видно шрамов и швов, что особенно устраивает женщин, а маленькие ранки заживают в ближайшие два-три дня. Почти нет и привычной послеоперационной боли.

И еще один колоссальный плюс: во время операции хирург может осмотреть всю брюшную полость. И если видим другие проблемы, то не увеличивая травмы и времени вмешательства, одномоментно делаем попутные операции.

Например, удаление желчного пузыря нередко совмещается с удалением кисты печени или грыжи. Попутно решаются и гинекологические проблемы, если человек обречен на вторую операцию. Или вместе с кистой при необходимости оперируются даже вены на ногах. При этом время послеоперационной реабилитации практически не удлиняется.

Вот недавно к нам обратился один банкир. Диагноз — опухоль надпочечника плюс небольшая киста. Если оперировать обычным путем, человек выбывает из игры как минимум на три месяца. Мы его подняли на ноги на второй день, и он уехал работать.

Оперировалась баскетболистка из сборной России, удалили желчный пузырь. Спустя неделю она уже участвовала в соревнованиях.

— Олег Эммануилович, но хирургия, как бы деликатна она ни была, — все-таки вмешательство в организм. Не лучше ли воспользоваться многочисленными советами народных целителей и дробить камни маслами, куриными желудками и т.п.?

— Боже вас упаси. И пациенту, и целителю должно колоссально повезти, чтобы все обошлось. В большинстве же случаев происходит следующее: масло вызывает усиленное сокращение желчного пузыря. Камни вместе с желчью выдавливаются из него и застревают в узком пузырном протоке. Все... Часовой механизм "бомбы" запущен. Отсчет пошел на дни.

Может быть и другой вариант: камень мелкий, прошел дальше и оказался "на следующем этаже". Канал выхода желчи перекрыт, начинается тяжелое осложнение — желтуха. Страдают сердце, почки, печень, мозг... Мой опыт свидетельствует: если возникли камни в желчном пузыре, поможет только операция. Но удалять камни из протоков значительно сложнее.