В разгар завершившегося чемпионата страны генеральный директор телевизионного вещания РТР Александр Акопов на страницах нашей газеты заявил, что трансляция матчей — крайне убыточное дело для компании. И все-таки теперь второй государственный канал сейчас планирует показывать российский футбол в следующем году, что подтвердил в нашем разговоре его главный редактор спортивных программ Владимир Гомельский.

— Если соглашение с клубами все-таки будет подписано, какие-то трудности при организации трансляций у вас могут возникнуть?

— Самое главное — нам нужен ритмичный календарь чемпионата, чтобы заранее планировать время для показа. Ведь составить сетку вещания на канале — дело крайне не простое.

— Когда вы рассчитываете приступить к работе над планом трансляций?

— Надеюсь, что в декабре контракт с клубами будет подписан. И, полагаю, мы вправе рассчитывать, что примерно 10 января сможем получить готовый календарь.

— Вы легко нашли компромисс с ОРТ по распределению прав на трансляции?

— Да. Мы поддержали инициативу первого канала о выдвижении нового предложения клубам, хотя оно и потребует от нас затрат. Думаю, что государство все-таки выделит бюджетные деньги, чтобы покрыть наши затраты. Что касается дня трансляций, то среда наш канал вполне устраивает. В выходные найти время для показа футбола нам было бы сложнее. А вот у ОРТ, наоборот, в будни больше свободного времени. Так что мы с его руководством легко нашли общий язык.

— Как будут распределяться деньги, выплаченные вами клубам?

— В принципе, лично мне это абсолютно безразлично. Для телекомпании важно, прежде всего, решить вопрос о правах на трансляции. Насколько я знаю, сумма, полученная каждым клубом, будет теперь зависеть не от количества матчей с его участием, показанных нами, а от турнирных успехов команды, что, на мой взгляд, вполне справедливо.

— РФС сейчас проявляет в решении вопроса о трансляциях большую активность, чем ПФЛ. Если соглашения, наконец, будут подписаны, как это может повлиять на взаимоотношения между двумя руководящими структурами?

— Ну, вы на больное место наступаете. Мне бы не хотелось говорить на эту тему.