Константину Ивановичу Бескову, которому 18 ноября исполнилось 80 лет, в далеком 45-м году было 25, и он являлся основным игроком московского "Динамо". В Великобритании он участвовал во всех четырех матчах и забил пять мячей.

- Первый послевоенный чемпионат закончился в конце сентября. Мы под руководством нового старшего тренера Михаила Иосифовича Якушина стали чемпионами, а в октябре у нас появился новый повод для радости - нам объявили о поездке в Англию, - вспоминает Константин Бесков. - С этой страной, как известно, у нас были тогда хорошие отношения. Мы вместе воевали против фашистской Германии. В Москве в военные годы печаталась газета "Британский союзник", из которой мы многое узнавали, в частности, о героических походах английских кораблей в Мурманск и Архангельск. Лишний раз убеждались в том, что это были надежные союзники. Но война, слава Богу, закончилась нашей общей победой, а футбол поставил нас все-таки по разные стороны. Хотелось выяснить, кто же сильнее на зеленых полях. Кстати, о полях. Когда в ноябре мы подлетали к Лондону, то из самолета я увидел множество зеленых газонов. И это были мои первые впечатления об Англии. Однако на земле мы вскоре испытали разочарование из-за общения с местными журналистами: они удивлялись, что мы одеты, обуты пусть и не по английской моде, но все-таки в добротную одежду и обувь. В их глазах мы выглядели законченными алкоголиками. На следующий день, например, в одной газете было написано, что "сегодня у динамовцев перерыв на водку и икру, и они будут пить под дикие, однообразные звуки балалайки и выкрики "Ура!". В то же время именно журналисты помогли нам решить, например, жилищный вопрос. Дело в том, что сначала нас разместили в королевских казармах без всяких удобств. Михаил Иосифович сразу заявил, что жить в казармах мы не будем. И вот тут-то английские журналисты стали нашими союзниками: газеты забили тревогу, задавались вопросом, где же ночевать советским людям, и даже обращались с просьбой к лондонцам предоставить нам квартиры. Но вскоре этот вопрос был благополучно решен, и нас перевели в отель.

Но вот наконец-то пришла и долгожданная игра с "Челси". Результат ее известен - 3:3. Соперники оказались сильными, хорошо дисциплинированными, но именно это и помогло нам отыграться после двух пропущенных мячей - в чужой штрафной мы непрерывно менялись местами и так запутали англичан, что они позволили нам сравнять счет. Правда, знаменитый Лаутон вывел хозяев вперед, но Бобров спас нас от поражения.

Через четыре дня мы играли второй матч - уже в валлийском городе Кардифф с местным клубом. Наше преимущество было подавляющим, что подтвердил и редкий в футболе счет - 10:1. В той встрече Бобров и Архангельский сделали по хет-трику, а я забил четыре мяча. Этот результат позже мне не удалось ни повторить, ни тем более превзойти, хотя после поездки в Великобританию я играл еще почти 10 лет.

После такого разгрома англичане, похоже, нас наконец-то зауважали, больше не вспоминали о водке и икре, зато стали больше писать, правда, с удивлением, что русские умеют играть в настоящий футбол. И самолюбие их, разумеется, было задето, и не случайно в следующем матче против нас хотя и играл клуб "Арсенал", но на самом деле это была сборная Англии, поскольку выступали футболисты из пяти или шести клубов. Но мы обыграли и "Арсенал" - 4:3.

Турне завершилось в конце ноября в Шотландии, в городе Глазго, где мы встречались с 30-кратным чемпионом и обладателем Кубка "Рейнджерсом". Казалось, что и этот матч мы выиграем - в середине второго тайма счет был 2:1 в нашу пользу, но хозяев спас от поражения местный арбитр, который назначил в наши ворота два сомнительных пенальти. Предполагалось провести подобные встречи и в Москве, но, увы, дальше разговоров дело не пошло.