15 туров лондонского матча на первенство мира BGN прервали 15-летнюю гегемонию на шахматном Олимпе 13-го чемпиона планеты Гарри Каспарова. А чемпионская корона теперь украшает голову бывшего претендента 25-летнего Владимира Крамника. "Я никак не ожидал, что половина шахматной элиты будет помогать Крамнику", - заявил после матча Каспаров и выдвинул идею проведения матча-реванша. Однако Крамник не спешит наклоняться за брошенной перчаткой. Мы предлагаем читателям познакомиться с мыслями Владимира Крамника и Гарри Каспарова по поводу грандиозного события в Лондоне.

НЕПРИСТУПНАЯ БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА

Гарри Каспаров: Несколько неблагоприятных факторов должны были наложиться один на другой, чтобы я проиграл этот матч… Я был во власти миража, что после двух лет очень удачной подготовки к турнирам и удачных выступлений, основанных на компьютерном анализе, я смогу делать то же самое и в матче. Это была очень серьезная ошибка… Я думал, что он будет играть русскую партию… Вообще мы ожидали практически любой вариант, за исключением этого берлинского окончания.

Владимир Крамник: Моя стратегия носила защитный характер. Берлинская защита как нельзя лучше вписывалась в мою матчевую стратегию. Но этот дебют был всего-навсего одним из тех, который я анализировал со своей командой. Просто именно он принес мне удачу. Вообще говоря, в запасе у меня было и более серьезное оружие, но сначала мне хотелось апробировать защитную стратегию за черных, и результат оказался отличным. В берлинской защите очень хорошо чувствуются "позиции". Мне было ясно, что эндшпиль будет приятнее для белых, но для победы они должны были выигрывать за доской, а не с помощью легендарной домашней подготовки - вот в чем суть! Благодаря берлинской защите я строил непробиваемые укрепления… и позволил Каспарову подойти близко к стенам моих укреплений, но не разрушить их… Казалось, что, пытаясь сломать берлинскую стену, Гарри теряет уверенность в себе, но продолжает сражаться так, как мог сражаться только Каспаров, хотя по его глазам было видно, что настроя на победу у чемпиона нет… И это сломало его в психологическом плане, поскольку в турнирах он привык выигрывать каждую вторую партию. Так что моя стратегия оказалась успешной.

КАСПАРОВ - САМОУБИЙЦА?

В 1995 г. Гарри Каспаров пригласил Владимира Крамника в качестве секунданта в матче против Виши Ананда. Многие считают включение будущего соперника в команду большой ошибкой и даже самоубийством Каспарова.

Г.К.: Крамник многому у меня научился, неважно, говорит ли он об этом открытым текстом или нет… Но в 1995 году я не слишком много думал о будущем. Я чувствовал реальную угрозу, исходящую от Виши. Мне нужен был сильный гроссмейстер в команде, с которым можно было бы играть блиц-партии, анализировать. Может быть, это оказалось не лучшим решением. Но это было пять лет назад…

В.К.: Здесь есть два аспекта: за время того матча не только я мог лучше узнать Каспарова, но и он - меня. Для каждого из нас было полезно увидеть друг друга в реальной работе. Но это не давало никому конкретных преимуществ. Вопрос заключался в том, кто из нас лучше сможет воспользоваться полученной информацией. За себя могу сказать, что я нашел этой информации выгодное применение! Я действительно стал понимать Гарри намного лучше, а вот он меня - нет. Поэтому справедливо говорить о некоем "самоубийстве" чемпиона. Но не стоит чрезмерно это раздувать.

ПОМОЩНИКАМ БЫЛО НЕ ДО АЛКОГОЛЯ

Немалую роль в подготовке к матчу и в стабильной игре во время матча играет команда секундантов. Как правило, победивший в матче всегда доволен работой своей команды, а проигравший - не очень. Тем не менее Гарри Кимович остался доволен секундантами, но был крайне огорчен, осознав, что команда соперника оказалась чересчур многочисленной.

Г.К.: Я доволен работой, которую проделали мои секунданты… Но нам недоставало свежих идей. Не было Иванчука или Гельфанда, который бы позвонил и сказал: "Гарри, посмотри там-то и там-то". В шестой партии в одном боковом разветвлении, которое Крамник никогда не играл, он применил очень сильную новинку. В этот момент я понял, что количество гроссмейстеров, помогающих претенденту и питающих его информацией по телефону и через Интернет, действительно велико. Я никак не ожидал, что практически половина всей шахматной элиты будет помогать Крамнику. Этично ли гроссмейстеру уровня Свидлера или Морозевича помогать претенденту, никого не поставив об этом в известность до матча?

В.К.: Команда Каспарова состоит из очень серьезных и трудолюбивых людей. Думаю, они хорошо делали свое дело, а не отдыхали и не потягивали винцо целыми днями! Но очевидно и то, что работа моей команды оказалась лучше! Мой подход к подбору команды оказался грамотнее. Они сделали все возможное, чтобы помочь мне стать чемпионом. По-моему, они даже забыли про сон, а отдыхать они могли только во время самих партий!

ДЕНЬГИ РЕШАЮТ. ВСЕ?

Как известно, только два чемпиона мира сумели вернуть себе корону после потери титула. Это были Алехин и Ботвинник, причем последнему право на матч-реванш гарантировалось ФИДЕ, а великий Алехин сыграл матч-реванш только благодаря джентльменскому поступку доктора Эйве. Видимо, Гарри Кимович, неожиданно для всех утерявший свою корону в лондонском матче на берегу Темзы, тоже рассчитывает на благородство молодого чемпиона.

Г.К.: Я всегда придерживался того мнения, что поверженный чемпион мира не имеет автоматического права на матч-реванш. Только общественное мнение решает, должен ли состояться подобный матч или нет. А единственным индикатором общественного мнения являются деньги, точнее, их наличие на организацию реванша. Сейчас, когда на каждом углу трубят о моем поражении, деньги вполне могут и появиться. Затем, конечно, дело за Владимиром. Хочу лишь выразить надежду, что он захочет сыграть с сильнейшим противником. Да, похоже, и выбора особого нет. Или мы будем обречены на сомнительные мероприятия где-нибудь в Иране, не вызывающие никакого общественного интереса, или это будет матч на первенство мира в Лондоне, в котором встретятся два сильнейших игрока. Чемпион мира должен серьезно относиться к своим обязательствам перед шахматным миром и играть с самым опасным и "престижным" соперником, которого косвенно, через спонсорские деньги определяет общество.

В.К.: Помилуйте, я только что завоевал титул! Мне и мысль такая еще не успела прийти в голову. После столь напряженного матча необходимо восстановиться. Для того чтобы подойти к матчу-реваншу, требуется по крайней мере два года. Это не имеет никакого отношения к тому, что я держусь за чемпионский титул. Просто слишком велико как физическое, так и психологическое напряжение. Идея Каспарова о проведении матча-реванша имеет право на существование, но на данный момент это не более чем идея, которая вовсе не обязательно будет реализована.

Что ж, с мнением нового чемпиона мира Владимира Борисовича Крамника нельзя не считаться, тем более что после этого матча его отставание в рейтинге от Каспарова стало очень незначительным, и в недалеком будущем Владимир обещает стать шахматистом номер один в мире, хотя, конечно, Гарри постарается этому воспрепятствовать. Нас ждут интересные перемены в шахматном королевстве!