Заокеанский голкипер в Суперлиге уже перестал быть экзотикой. В прошлом сезоне три канадца защищали ворота российских клубов: Венсан Риндо — "Лады", Андре Расико — "Нефтехимика" и присоединившийся к их компании после Нового года хабаровский "амурец" Стив Плуфф. В этом сезоне он единственный из этой троицы, кто продолжил карьеру в России.

"В Россию?! Вот это, черт побери, круто!" — расплываясь в широченной улыбке, Плуфф описывал свою первую реакцию на предложение агента поиграть в русской команде. Это было в январе. С самого начала прошлого сезона у дальневосточников не заладилось на последнем рубеже, ну просто беда. До тех пор, пока это место не занял Плуфф. Переговоры с ним, кстати, "Амур" начал и закончил за один (!) день. Под 90-м номером Стив дебютировал просто фантастически: четыре матча — четыре победы, причем две на ноль. Враз развеяв сомнения скептиков, дескать, нашли завалящего канадца. Благодаря Плуффу хабаровчане тогда пробились в плей-офф. Не прошли там, правда, дальше первого раунда, но играли-то с "Авангардом". Омичей расценивали как безусловных фаворитов пары, а хабаровчанам удалось их крепко потрепать — все решилось лишь в последнем, пятом матче серии. Все это, понятно, при самом активном участии Стива, вселявшего своей уверенностью и рассудительностью спокойствие в партнеров. Стив тогда говорил о том, что он чертовски рад играть в России, о которой слышал дома, что она — великая держава. Отмечал, что впечатлен интеллектуальностью нового для себя хоккея, и обещал, что если все у него в Хабаровске устроится (первоначальный контракт был до окончания того сезона), то привезет сюда свою будущую жену с ребенком, который тогда еще не родился.

— В этом году мне здесь гораздо проще, — делится радостью Стив. — 14 октября жена с малышом прилетели ко мне в Хабаровск. Мы теперь всегда вместе. На Рождество отправимся домой, а после снова вместе вернемся сюда.

— Как прошел ваш летний отпуск?

— Замечательно. Я, наконец, обзавелся собственным домом, у меня теперь семья. С ней и проводил все время. Ну, еще гольф. Да и хотелось, признаюсь, просто ничего не делать. Отдохнуть, одним словом. Хотя я, только приехав, успел немного поиграть за свой бывший американский клуб. Он, правда, в плей-офф уже никак не попадал, но для меня была важна встреча с друзьями.

— Наверняка земляки интересовались, какая она, страна, в которой вы сейчас играете?

— В этом смысле мне повезло, что я попал именно в "Амур" — самую летающую русскую команду. С ней я за несколько месяцев успел объехать будто полмира. Столько новых городов, столько новых людей! Незабываемые впечатления. Об этом и рассказывал землякам.

— Хабаровск успел, наверное, стать для вас в определенной, конечно, мере вторым домом?

— Да, я привык. Город и природа вокруг мне нравятся.

— Вас узнают на улицах, просят автографы?

— Пожалуй, все же не на улицах. Я пока еще не суперзвезда (смеется). Хоккей в Хабаровске пользуется большой популярностью. После игр люди подходят, здороваются, желают удачи. Конечно, не могу отказать им в общении, автографе, я ведь играю для этих людей.

— Прежде вы говорили, что хоккей в России — умный, для вратаря североамериканской школы довольно своеобразный…

— С каждым матчем по крупицам, по деталям собираю очень ценный для меня как спортсмена опыт. Не скажу, что в хоккее я стал на сто процентов русским, но и на сто процентов канадцем я себя здесь уже не ощущаю.

— Намерены и дальше играть в России?

— У меня контракт на год. Дальше видно будет. Не для красного словца скажу, что мне нравится играть в России, нравится страна. Предложение выступать за русский клуб я встретил как вызов судьбы. И сейчас это чувство живет во мне.