На днях олимпийская чемпионка по художественной гимнастике в личном многоборье Юлия Барсукова на недельку улетела в Америку к любимому мужчине Денису. Перед отъездом она провела "горячую линию" с читателями нашей газеты.

ГОД ЗАКОНЧИТСЯ, И Я УЙДУ

— Здравствуйте, Юля. Привет из города Железнодорожный! Мы с друзьями смотрели по телевизору Олимпийские игры и безумно за вас переживали. Насколько вам было сложно выиграть, считалось, что первое место заранее отдавали Алине Кабаевой?

— Я рассчитывала на "бронзу" и до самого последнего момента не знала, что лидирую. Когда по окончании соревнований мне сказали, что я выиграла, я ответила: "Не может быть!" И еще долго не осознавала, что стала олимпийской чемпионкой.

— Простите, мы дилетанты в вашем виде, не понимаем, почему "золото" заранее планировали Кабаевой?

— Просто у нас существует такое понятие, как "рейтинг". На протяжении нескольких лет она выигрывала все турниры, скажем, чемпионаты мира и Европы и приехала на Олимпийские игры первым номером. Но она, к сожалению, сама виновата, допустила грубейшую ошибку в упражнении с обручем. Впрочем, Алина — молодец! Собралась и прекрасно выступила в двух оставшихся видах, завоевала бронзовую медаль. Надеюсь, она останется в спорте и выиграет следующую Олимпиаду. Я была в рейтинге третьей, а второй — Юля Раскина из Белоруссии. Но она тоже ошиблась — "вышла" обручем за площадку, за это судьи одну десятую снимают. А значение имеет каждая тысячная! Я точно знаю, что если бы Юля не сделала эту ошибку, то была бы первой.

— Каковы ваши дальнейшие планы?

— До конца этого года я собираюсь выступать, а потом уйду.

АЛИНА — ЛУЧШАЯ ПОДРУЖКА

— Добрый день, говорит Александр, ваш поклонник. Юля, вы же были в сборной еще при Яне Батыршиной и Амине Зариповой и, прошу прощения, держались в тени. Как вам удалось не сломаться психологически?

— Пробивалась я действительно с трудом, ведь помимо Батыршиной и Зариповой к Винер пришла и Наташа Лепковская. Алина подрастала, подавала большие надежды, выиграла клубный чемпионат мира. Я думала, что брошу гимнастику, два месяца не тренировалась. Потом решила: ладно, съезжу на сбор в Италию. Так получилось, что я тренировалась в одном городе, а девчонки — в другом. Как-то приехала их навестить и узнала сенсационную новость: Батыршина с Зариповой ушли, вскоре и Лепковская не смогла тренироваться — очень у нее спина болела.

Место лидера заняла Алина. Я уже в сборной конкурировала не с ней, а с Ассель Мустафиной, которая потом тоже ушла. И я автоматически стала вторым номером команды.

— Это Надя из Москвы, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, после того, как вы стали олимпийской чемпионкой, ваши отношения с Кабаевой не испортились?

— Нет! Мы по-прежнему лучшие подружки. Считаю, Алине надо отдать должное, потому что, когда в 15 лет она выиграла у Батыршиной и Зариповой чемпионат Европы, они на это прореагировали болезненно, какое-то время с ней не общались. А Алина, наоборот, сама первая ко мне подошла, поздравила, очень рада за меня была.

— Может, и тренер Ирина Винер на вас по-другому посмотрела, зауважала больше?

— Знаете, Винер готовила нас к тому, чтобы мы обе боролись за "золото": если, не дай Бог, что-то с одной случится, другая займет ее место.

Я СТАРАЯ ФИГУРИСТКА

— Алло, это из подмосковного города Жуковский вас беспокоят. Говорят, у нас в городе очень хорошая секция художественной гимнастики. Мне интересно узнать, вы слышали про наш город и секцию?

— Про город — да, а про секцию, к сожалению, нет.

— В интервью "Советскому спорту" вы сказали, что интересуетесь фигурным катанием. Что, этот вид спорта чем-то похож на художественную гимнастику, судейством, например?

— Нет, просто с 5 до 9 лет я занималась фигурным катанием во Дворце пионеров на "Щелковской". Но коллектив распался. Я случайно увидела, как тренируются гимнастки, и сказала родителям: "Хочу сюда". И меня отвели в эту секцию. Однако любовь к фигурному катанию осталась. Стараюсь смотреть все чемпионаты мира. И сама иногда на коньки встаю, правда, редко. В прошлом году после этапа "Гран-при" мы с Алиной прогуляли тренировку и пошли в парк Горького на каток. Взяли коньки напрокат и покатались под музыку. Я даже некоторые элементы вспомнила: фонарики, подсечки, змейки. А прыжки делать боюсь! Вообще я уверена, что для девушки фигурное катание, художественная гимнастика и бальные танцы — лучшие виды спорта.

— Понятно, а какие еще состязания вы смотрели по телевизору в Сиднее или, может быть, на трибунах присутствовали?

— Я смотрела турнир по спортивной гимнастике и финал гандболистов, наши золотые медали выиграли. Мы с Кабаевой так за ребят радовались, плясали даже!

НАВЯЗЧИВЫЙ ПИРОЖОК

— Юля, здравствуйте. Станислав, студент из Москвы. Вам не обидно, что вы не выступаете в групповых упражнениях, а то еще одну бы высшую награду могли завоевать и "лишних" 50 тысяч долларов заработать?

— Не обидно, потому что тяжело выступать в двух видах. У нас были такие гимнастки, которые и в личном многоборье, и в группе участвовали, Оксана Скалдина, например. Я вообще-то групповые упражнения не люблю, потому что привыкла отвечать за себя, а там нужно по сторонам смотреть, на девочек равняться. Я одно время в этом виде выступала на чемпионате России в сборной Москвы. Мы выиграли, но турнир выжал из меня все соки. Признаться, меня тогда в группу с трудом запихнули, я плакала, сопротивлялась. Но мне пригрозили, что иначе я не получу звание мастера спорта международного класса. А что касается денег, то, когда я готовлюсь к турнирам, я о них не думаю!

— Здравствуйте! На проводах олимпийцев в Сидней в храме Святой Троицы на Воробьевых горах Винер вам что-то резко выговаривала, потом усадила в машину и увезла. Если не секрет, что случилось?

— Если вы заметили, мы с Кабаевой единственные не надели олимпийскую парадную форму . Не думали, что это так серьезно. Созвонились и решили: что мы, дуры, что ли, в одинаковом все пойдем? Поэтому пришли в обычной одежде. Ирина Александровна совершенно справедливо кричала на нас: "Вы как клуши выглядите!" Особенно Алине досталось, поскольку ей потом надо было выступать перед Путиным. Мы поехали в Олимпийский комитет за формой. Но нам только один костюм дали — Алине, а мне в Кремль пришлось в своем, белом, идти.

— Звонят Оля и Маша, мы начинающие гимнастки. Вы — наша любимая спортсменка. А у вас были кумиры?

— Да, Оксана Костина, которая погибла в автокатастрофе в 1993 году. Классная была гимнастка!

— Здравствуйте, вопрос от большого женского коллектива. Как вам удается поддерживать такую форму?

— Я не сижу на диете. Лет в 11 у меня возникли проблемы с весом, я тогда вынуждена была его сбрасывать. Похудела на 6 килограммов и до 16 лет очень мало ела. Винер меня ругала, заставляла ходить в столовую. А потом я поняла, что добровольная "диета" может привести к болезни, потому что, когда я проглатывала, скажем, пирожок или кусочек мяса, у меня появлялась маниакально-навязчивая мысль: поправлюсь! И так себя перестроила, что теперь ем все подряд, но на фигуре это, к счастью, не сказывается.

ШАРФ ОТ АЙСЕДОРЫ ДУНКАН

— "Горячая линия"? Юлечка, у меня немножко провокационный вопрос. Как вы относитесь к съемкам Светланы Хоркиной в обнаженном виде?

— Плохо! То есть если она хочет, пусть снимается, мне все равно. Кстати, мне звонил фотограф из "Плейбоя", предложил: "Я снимал Хоркину, давайте и вас сниму". Но я отказалась. Зачем мне такая реклама? Впрочем, меня это предложение не обидело. Это нормально, когда молодой, симпатичной девушке поступают подобные предложения. Просто мне это неинтересно.

— Вам никогда не говорили, что вы похожи на итальянку?

— Нет, только на француженку.

— У кого вы такую "французскую" внешность переняли: у мамы или у папы?

— Говорят, что я похожа на папу. Он меня в аэропорту после Олимпиады встречал, мне сказали: "Ой, ты копия папы!"

— Он что, фотомодель?

— Конечно, нет! Работает в одном проектном институте. У меня брат есть, Юра, на год младше меня. Он тоже такой высокий и худой очень. Спортом, в отличие от меня, не занимается, учится и работает.

— Все-таки вам не хотелось бы попробовать свои силы в модельном бизнесе?

— А я недавно попробовала — в журнале "ELLE". Особенно мне понравился снимок, где я на мопеде. Съемки проходили в центре Москвы у какого-то забора. Я была в брюках, топе и в длинном шарфе, как Айседора Дункан. Холод был дикий! Своим видом я шокировала прохожих: "голая" девица сидит на мопеде в такую погоду! Я к тому же зубами клацала и гусиной кожей покрывалась. Меня втаскивали в машину, отогревали чаем, а затем снова на улицу выпускали. Несмотря на стужу, от съемок я получила большое удовольствие. Так приятно, когда все вокруг тебя носятся. Конечно, для работы фотомодели нужно иметь терпение, к примеру, долго накладывать макияж, подбирать одежду. Но, безусловно, тренироваться сложнее!

КОВАРНЫЕ БУЛАВЫ

— Редакция? Юля, вас приветствует Михаил. Какой предмет у вас считается самым коварным?

— Мяч и обруч, поскольку они могут укатиться. Я же не люблю булавы. Почему-то они у меня разлетаются в разные стороны, и я не знаю, какую из них ловить. Правда, по существующим правилам, каждые два года "уходит" какой-то предмет. Мне повезло, в последнее время не было булав. В следующем году они возвращаются, заменят ленту. А мой любимый предмет — мяч, мне кажется, я смогла его укротить.

— А какой предмет самый дорогой?

— Пожалуй, мяч, который стоит около 50 долларов. Впрочем, остальные предметы ненамного дешевле, причем, допустим, лента изнашивается очень быстро. И скакалка тоже, потому что бьется о колени, цвет пропадает.

По традиции журналисты "Советского спорта" задали Барсуковой свои вопросы.

"ЗВЕЗДЫ" В РУКАХ ИРИНЫ ВИНЕР

— Юля, в группе Ирины Винер тренируются четыре ведущих гимнастки страны: вы, Кабаева, Ирина Чащина и Ольга Белова. У вашей наставницы есть любимчики?

— Нет! Она любит того, кто работает. То есть всех нас.

— Хорошо или плохо, что все "звезды" сосредоточены у одного тренера?

— Трудно сказать. Пока, кроме Винер, в России нет тренера, который мог бы довести спортсменок до высокого уровня, поэтому всех перспективных гимнасток приводят к ней. Кто-то приходит со своим тренером, который остается при ученице.

— Вы боролись за поездку на Олимпиаду с Чащиной, которой неожиданно проиграли чемпионат России. Но поскольку занимали в мировом рейтинге третье место, а у Иры нет внушительных титулов, то, возможно, догадывались или тренер шепнула вам, что поедете именно вы. Или борьба была настоящей?

— Возможно, и догадывалась, но боролась до самой последней минуты, потому что даже на самых мелких турнирах нельзя оставлять о себе плохое впечатление. Во всем мире должны быть уверены, что от России именно я вторая претендентка на участие в Олимпийских играх. К тому же Ирина Александровна предупредила нас с Чащиной, что мы ведем борьбу на равных, с "чистого листа".

— Представьте себе, что с вами было бы, если бы вы остались дома? Вообще как вы переживаете? Плачете?

— Особых переживаний в моей жизни не было. Ну а заплакать можно от усталости или от боли. В июне на чемпионате Европы в Сарагосе я испытала жуткую боль. За два дня до выступлений у меня воспалилось и сильно распухло колено, было бордового цвета. Нога не сгибалась. Врачи подозревали перелом, хотели с соревнований снимать. Но кость оказалась целой, просто в царапину попала грязь, поэтому возникло воспаление. Я выступала с опухолью, которая причиняла мне безумную боль, особенно когда я выполняла элементы на коленях. Приходилось зажмуриваться.

— Винер держит с ученицами дистанцию или ее дом всегда для вас открыт?

— Открыт! Она для нас как мама! Было время, когда она мне одежду покупала. Детям всегда фрукты, икру приносит. Просто золотой человек. Она, с одной стороны, очень влиятельная, строгая, а с другой — добрая, любвеобильная.

УМИРАЮЩИЙ ЛЕБЕДЬ

— Юля, вот Кабаева всегда веселая, жизнерадостная, а вы замкнутая, неулыбчивая. Или так кажется на первый взгляд?

— Нет, вы абсолютно правы. Я интроверт, стараюсь не давать волю эмоциям.

— Но на ковре надо почаще улыбаться, приветливостью можно расположить к себе судей.

— Верно. Я улыбаюсь. Но, конечно, не во время упражнения с мячом под музыку Сен-Санса, здесь требуется серьезное выражение лица.

— "Умирающий лебедь" Сен-Санса — ваша коронная композиция. Сколько лет вы ее исполняете?

— По-моему, всю жизнь! Я же изначально классическая гимнастка. У меня раньше все предметы шли под классику, скажем, упражнение со скакалкой я выполняла под "Жизель", с обручем — под "Лебединое озеро". И так мне эти произведения надоели, что в этом сезоне я выбрала современные мелодии. Только Сен-Санса оставила, потому что как бы ни хотела его в свое время поменять, Ирина Александровна не разрешила, сказала: "Умрешь с этим упражнением!" Она считает, что никто в мире на данном этапе и в ближайшем будущем не сможет сделать эту композицию, поэтому она мой конек. Я уже сжилась с образом, правда, тяжело вхожу в него, очень долго настраиваюсь, потому что нужно выходить на ковер и быть истинным лебедем.

РЕВОЛЮЦИИ НЕ БУДЕТ

— Вас уже полстраны полюбило, а вы собираетесь уходить! Понятно, ваш вид спорта — для молодых и даже совсем юных гимнасток. Тем не менее вам не хотелось бы совершить революцию, сломать существующие каноны, продолжать выступать, выигрывать?

— Конечно, на зрелых спортсменок смотреть интереснее, чем на мелюзгу. Но я на роль революционерки вряд ли подойду. Уже все для себя решила. Кроме того, сейчас вводятся новые правила. При моей жизни в художественной гимнастике они столько раз менялись! Сложно постоянно переделывать программу, это отнимает массу времени, эмоций. Еще раз пережить это я не в состоянии.

— Какие же изменения произошли в правилах?

— Ввели более усложненные равновесия. Потом будут наконец оцениваться рискованные элементы, потому что сейчас ты хоть пять раз можешь через голову перекувырнуться, а судьи надбавят тебе за это всего-то полтора балла. Потом надо будет больше работать с предметами. У гимнасток появится больше шансов занимать места в отдельных видах, потому что для каждого предмета будет введена шкала оценок. К примеру, кто хорошо прыгает, выиграет в скакалке.

— Новшества коснулись костюмов?

— Да. С нового года можно будет выступать в юбочках. Но остались некоторые ограничения. Скажем, нельзя использовать висюльки, бантики, глубокое декольте.

ДЕНИС ПОДАРИЛ КОЛЬЦО

— Юля, может, есть и другая причина, по которой вы уходите?

— Есть! Мой любимый человек Денис! Он фигурист, выступает в танцах на льду с Анной Семенович. Мы познакомились на спортбазе в подмосковном Новогорске.

— Правда? А мы слышали, что на сборах тренеры держат вас за "колючей проволокой", не позволяют общаться с мужчинами.

— Ерунда! Ирина Александровна, наоборот, приветствует, если девушка, которой уже исполнилось 18, встречается с кавалером. Пожалуйста, общайся! Просто у нас много маленьких девочек, в 16 зачастую выглядят на 13-14. Кто на таких внимание обратит? Так вот, Денис оказался в Новогорске случайно. Приехал ставить новую программу. Вообще-то он живет в Америке, уходил из фигурного катания, работал тренером, потом вернулся. Сейчас тренируется у Натальи Линичук, планирует принять участие в декабрьском чемпионате России.

Я всегда говорила, что все будет зависеть от моей личной жизни. Я влюбилась! Когда-то это должно было произойти! Денису придется жить в Америке, значит, я перееду к нему. Мы же скучаем друг без друга. Я не смогла навсегда улететь к нему после Олимпиады, потому что у меня были клубный чемпионат мира в Японии, международный турнир в Чехии, соревнования серии "Гран-при" и показательные выступления в Голландии и Германии, впереди Кубок мира.

— Вы что, замуж собираетесь?

— Не исключено.

— Вы готовы пожертвовать карьерой ради Дениса?

— Да! Я должна помочь ему, тем более что он поставил перед собой цель — попасть на Олимпийские игры. Постараюсь обеспечить ему тыл, могу часами стоять у плиты, вести домашнее хозяйство, лишь бы он катался, тренировался.

— Можно ведь и тренером там работать?

— Можно, я бы, наверное, без труда устроилась. Но хорошим тренером быть очень тяжело, много работа на результат отнимает — никакой личной жизни. С утра до вечера надо сидеть в зале. Полностью посвятить себя ученицам. Я же хочу постоянно быть рядом с любимым! А рядовым тренером быть не хочется.

— В Америке, наверное, на коньках покатаетесь вволю?

— Мечтаю об этом. Звоню Денису, спрашиваю: "Ну что, купил мне коньки? Нет? Быстро покупай!" А он мычит в ответ, мол, зачем тебе это надо, здесь холодно. Все равно я его уломаю!

— У Дениса там квартира?

— Нет, он живет в так называемом Русском доме, там много комнат для специалистов из России.

— Наверное, вы теперь и сами в состоянии приобрести домик в США?

— Дом — нет. Хочу квартиру. Не очень большую. Главное, чтобы там были спальня, гостиная, детская комната и кабинет. Впрочем, что-то я размечталась. Мне бы квартирку в Москве, я же пока с родителями живу. Вроде бы обещают дать за победу на Олимпиаде. Конечно, я и купить могу, но не хочется тратить всю олимпийскую премию. Знаете, эта исконно русская черта — оставить запас на "черный день".

— А автомобиль приобрели?

— Нет. Но мне очень нравится джип, не знаю почему.

— У вас красивые украшения. Сами себя балуете или Денис подарил?

— Одно из колечек презентовал Денис после Сиднея, еще одно — другой приятель, это давний подарок. А сережки и браслет подарила Ирина Александровна. К слову, она всегда делает нам очень дорогие подарки. И мы ей — в складчину. У нее, конечно, все есть, но хочется, чтобы именно от нас что-то на память осталось. Картина, например.

—  Вам снится Олимпиада?

— Нет. А накануне Игр приснилось, что я жду ребенка. Прекрасно помню, как мне, словно наяву, врач говорит: "Девушка, вы беременны. У вас родится сын". Позже тренер объяснила мне, что подобный сон — к прибыли и сенсации, в "соннике" так сказано. Так и вышло.


Наша справкаЮлия Барсукова. Родилась 31 декабря 1978 года в Москве. Рост — 164 см, вес — 42 кг. Олимпийская чемпионка в личном многоборье, чемпионка мира в командном зачете, бронзовый призер чемпионата мира в личном многоборье. Первый тренер — В. Силаева. Тренер — И. Винер. Хобби — музыка, коллекционирование мягких игрушек. Живет в Москве.