Страж ворот дебютанта Суперлиги подольского "Витязя" Алексей Ивашкин вновь выдвинулся на авансцену российского хоккейного театра. Ныне он наглядный пример вратаря, который больше чем полкоманды. Судите сами: он единственный в лиге, кто сумел дважды отразить буллит. Несмотря на то, что его клуб прочно обосновался в подвале таблицы, сверхнадежная игра Ивашкина вынудила тренеров сборной попробовать его в деле, а ведь Алексей далеко не юниор — ему 31 год. Он настолько фактурная и колоритная личность в жизни и на льду, что не заметить Ивашкина невозможно…

ДЕБЮТ ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ?

В любой команде вратарь — фигура значимая. Именно на его плечи ложится львиная доля ответственности в каждом матче. Быть может, поэтому говорят, что вратари — люди своеобразные. Кто-то из них становится душой команды, кто-то, напротив, слывет молчуном и человеком серьезным. Алексея Ивашкина вполне можно назвать главным заводилой "Витязя". Веселый и улыбчивый, Алексей за словом в карман не полезет…

— Вы впервые сыграли в официальном матче за сборную России на недавнем Кубке "Карьяла" в Хельсинки. Как оцениваете свой дебют?

— Меня приглашал Виктор Тихонов еще в сборную СССР, потом Борис Михайлов на Кубок Германии-93, правда, только запасным вратарем. Выходил я на лед в сборной команде под руководством Михайлова и в играх с Финляндией, правда, товарищеских (в феврале 1994 года первой сборной считалась олимпийская команда Тихонова. — Прим. ред.). На Кубке "Карьяла-2000" я действительно провел за сборную первую официальную игру — со Швецией (0:2). Думаю, сыграл без грубых ошибок. Но после двух выходов один на один команду я не выручил, хотя должен был помочь ребятам. Не пошла у нас игра, а шведы очень грамотно действовали по всей площадке. Борис Петрович, правда, никому не говорит, как кто сыграл, но в прессе читал о себе хвалебные отзывы.

— Несмотря на неровное выступление "Витязя" в последнее время, как думаете, что сыграло основную роль в вашем приглашении в главную команду?

— Михайлов просматривает всех тех, кто удачно выступает в Суперлиге. Я не удивился, что из вратарей на первый этап Евротура он пригласил Хлопотнова, Соколова и Подомацкого. Сейчас — меня, Чистова и Михайловского. На следующий сбор наверняка, думаю, возьмет Малкова, Тарасова. Задача тренера — выбирать лучших на текущий момент.

ПОБЕДА НА ВСЮ ЖИЗНЬ

— Вы были основным вратарем команды СССР на молодежном чемпионате мира-89 в Канаде. Вас тогда признали сильнейшим в своем амплуа.

— Наш 1969 год рождения считался одним из лучших в Союзе. Тренерами этой сборной были Роберт Черенков и Валентин Гуреев. Почти все ребята из того состава сейчас в НХЛ. Когда мы готовились к тому чемпионату в Новогорске, обыграли, помню, ярославское "Торпедо", "Химик", рижское "Динамо", "Крылья Советов".

На чемпионате мира нет ни слабых команд, ни проходных матчей. Все в январе 1989-го решалось в заключительной встрече с канадцами. Наши раздевалки находились рядом, и когда мы собрались выходить на лед, стоя напротив соперников, они вдруг начали плеваться! Игра еще не началась, а мы стояли все оплеванные! На раскатке четыре канадца встали на красной линии в середине площадки и широко размахивали клюшками, чтобы мы не подъезжали к их половине, и разминка у нас получилась только до синей линии. Но этим они нас не запугали, а еще больше раззадорили. Первый период, правда, ничья — 1:1. У нас была очень хорошая стартовая пятерка с форвардами Буре, Федоровым и Могильным. Но почему-то Санька Могильный в той игре все время выпадал, поэтому целое звено никак не могло обрести игру. С Сашкой я на тот момент дружил уже 6 лет, мы с ним жили вместе в пансионате ЦСКА, на сборах. Я здесь уже не стерпел, стал его ругать. Кричу: "Сань, как так можно, решающий матч чемпионата мира, а ты так плохо играешь, подводишь команду!" Во втором периоде Саша вышел и забил три невероятных гола! И после этого мы канадцев разгромили — 7:1. Когда наши забили пятую шайбу, то мы все поверили в победу, да и канадцы уже не особо сопротивлялись. И чтобы еще больше придать уверенности нашим игрокам, я, когда забивались последние три гола, разгонялся от своих ворот до середины зоны, садился на зад и доезжал так до синей линии. И все радовались еще больше.

— В те годы вас считали очень перспективным вратарем, рано подключали к основе ЦСКА. Но потом бытовало мнение, что Ивашкин не оправдывает выдаваемых ему авансов.

— Понимаете, меня поставили в ворота ЦСКА в 19 лет, когда в команде играли великие: Фетисов, Макаров, Ларионов, Крутов, Каменский, Хомутов, Быков… Когда я выходил на игру, все время думал, как бы не пропустить какую-нибудь "бабочку". Когда вратарь чего-то боится, излишне переживает, это беда. В ЦСКА у меня игра не пошла. Считаю, что меня очень рано стали подключать к основе, да еще к таким звездам. Когда я ошибался, на меня не кричали, но все равно я чувствовал свою вину и мандражировал перед соперником. Так что до игры я часто просто перегорал.

ЗА КВАРТИРОЙ — К ГУРЕЕВУ

— За ЦСКА вы отыграли два сезона, потом оказались в Горьком. Перед сезоном 93/94 вернулись в Москву, но появились не в ЦСКА, а в "Спартаке". Почему?

— Мне поступило предложение от "Крыльев Советов" и "Спартака". После некоторых раздумий я выбрал красно-белых. Мне импонировал их стиль, да и ребят там многих знал, вот и подписал контракт на три года. За это время я должен был получить квартиру в Москве. И вот, отыграв в "Спартаке" последний сезон, пришел к вице-президенту клуба Товбулатову и спросил про обещанную квартиру. В ответ он задал мне вопрос: "Леша, когда ты подписывал контракт, кто главным тренером команды был?" "Гуреев", — говорю. А мне Товбулатов на это: "Вот и иди к Гурееву, я дам тебе его адрес, он как раз живет в трехкомнатной квартире, и спрашивай квартиру с него". Я даже не знал, плакать мне или смеяться. Так мы со "Спартаком" и расстались.

— Как получилось, что летом 1999-го вы перешли в "Витязь"?

— Мне позвонил главный тренер Александр Зачесов и предложил поработать в клубе. Мы встретились с директором Михаилом Денисовым. Он рассказал о перспективах: создается новая команда, будет построен прекрасный Дворец и на предстоящий сезон поставлена задача выхода в Суперлигу. Мы почувствовали, что команда создается не на один-два сезона. К тому же пришли опытные игроки. Выступать предстояло дома, семья была рядом — квартира у меня в Зеленограде. У нас ведь потом еще дочка родилась — ей недавно исполнилось 8 месяцев.

ЧЕРТОВА ДЮЖИНА

— В нынешнем чемпионате "Витязь" успешно стартовал, одержав несколько неожиданных побед...

— Да, мы на подъеме выиграли предсезонный Кубок "Спартака". Когда перед первым этапом Евротура встречались с нашей сборной в Новогорске, взяли ее и обкатали — 2:1! Еще ребята шутили, мол, может, в Чехию мы поедем? На этих эмоциях команда и начала чемпионат. В первых играх настрой был, конечно, сумасшедший.

— После матча с "Динамо-Энергией", в котором вы получили травму и выбыли на несколько игр, началась, прямо скажем, черная полоса для подольского клуба. Что произошло?

— Настоящая черная полоса у нас пошла, наверное, после матча с ЦСКА в первом круге. Мы с ним играли 13 октября, в пятницу, матч закончился вничью — 2:2, а второй гол мне забил Егор Михайлов, выступавший под 13-м номером. У нас стало 13 очков, и мы никак не могли сдвинуться с этой мертвой точки!

— Какое сейчас настроение в команде?

— Александра Зачесова на тренерском посту сменил Александр Баринев. Он очень старается помочь нам выбраться из этой ямы, работает над психологией. Так что настрой чувствуется. Еще хотел бы сказать несколько слов в адрес болельщиков. Я никогда не видел такой огромной поддержки города, руководства команды. Даже губернатор области Борис Громов приезжает.

КАК ЮДИН УТОПИЛ СОБАКУ

— Есть у вас неудобный игрок или, быть может, команда?

— Когда я играл в ЦСКА, для меня большую трудность на тренировках представляла первая пятерка во главе с центром Ларионовым. При розыгрыше большинства им давали пять шайб, из которых они должны были забросить три. Можно было просто с ума сойти! Думаешь, скорее бы они забросили эти три шайбы и ушли с поля. Сейчас, конечно же, хорошие игроки есть. Но кого-то конкретно назвать не могу.

— Семья посещает ваши матчи?

— В первый год моего пребывания в "Витязе" не пропустили ни одной нашей домашней игры, все время переживают за команду. Сейчас, когда у нас родилась дочка, жене стало тяжело с двумя детьми приезжать. Но вот когда Катенька подрастет, надеюсь, они втроем будут следить за мной на льду. Ведь у нас в семье главная тема — хоккей.

— Ваш сын Илья тоже будет хоккеистом?

— На коньки я его поставил в 5 лет. Сначала он тоже хотел стать вратарем, но я сказал, хватит и одного в семье. Сейчас Илья занимается в ЦСКА у тренера Николая Стаканова в команде 1991 года рождения.

— Говорят, вы — мастер рассказывать истории. Можете поведать какую-нибудь?

— На телевидении давно хотят создать хоккейную рубрику "Байки от Ивашкина". Ребята друг другу могут шлем изолентой обмотать или маркером на нем что-нибудь написать. В каждой команде есть подобные штучки, и этому не стоит удивляться. Но вот когда я играл в "Спартаке", у нас был страшный любитель шуток Саша Юдин, один из лучших наших бойцов. Вот это парень был! Как-то он нам рассказал такую историю. Когда он еще жил в Мурманске, однажды залез с ребятами в сад за яблоками. Ну, их застукал сторож и спустил на них собаку. Хорошо, рядом речка была. Мы втроем, говорит, в нее нырнули, но собака все равно плыла за нами. Тогда я крикнул: "Ребята, плывите, а эту собаку я возьму на себя!" Они поплыли дальше, а Саша ловко поднырнул под собаку, схватил ее за четыре лапы и утопил! Так, говорит, я спас своих друзей.