"Какая жена, слушай?! Я же развелся недавно! — восклицал поначалу грузинский легионер столичного "Локомотива". — Нет, ну, конечно, у меня есть любимая женщина. Хотите с ней поговорить, договаривайтесь сами о встрече", — добавил Джанашия... На следующий день мы познакомились с Оксаной.

ВОСТОЧНЫЕ ГЕНЫ ВО МНЕ ОТ ДЕДА

— Вы давно с Зазой познакомились?

— Я считаю, у нас, можно сказать, еще "конфетно-цветочный" период в отношениях не завершился. Хотя живем мы уже вместе — в моей квартире.

— А раньше вы были близки к миру футбола?

— Нет, что вы! Если бы мне год назад кто-то сказал, что я познакомлюсь с футболистом, ни за что бы не поверила. Мы и познакомились совершенно случайно. Сейчас я уже и не помню, кто пригласил меня в ресторан, где в большой компании собрались многие футболисты "Локомотива". Скажу откровенно, у нас с Зазой практически с первого взгляда возникли взаимные чувства. Он был очень настойчив в ухаживании. Мы стали встречаться, а вскоре Заза переехал к нам с сыном в нашу квартиру.

— Вы сейчас работаете?

— Почти нет. Я рада, что у меня наконец появилась возможность посвятить себя сыну и любимому мужчине. Хотя у меня интересная профессия — я десять лет отдала модельному делу.

— А с кем из модельеров вы сотрудничали?

— Дольше всего я проработала у Валентина Юдашкина. Начинала, правда, у Зайцева. Но уже с восемнадцати лет демонстрировала модели Юдашкина. И, честно говоря, работать у него мне было интереснее, чем где бы то ни было. На мой взгляд, Юдашкин — один из самых талантливых модельеров в мире. И при этом у него еще многое впереди.

— У вас, наверное, есть любимая модель или коллекция?

— Да, конечно. Я до сих пор вспоминаю знаменитую коллекцию Юдашкина "Скрипка", которую мы демонстрировали в Париже. Она там произвела фурор. Собственно, именно тогда, в 91-м, Старый Свет убедился, что российские модельеры способны сказать свое слово в мире высокой моды.

— А в Грузии вам до знакомства с Зазой бывать приходилось?

— Один раз была там на гастролях. И представьте себе, побывали мы и на родине Зазы в Зугдиди. Было это еще в начале 90-х — до войны в Абхазии. И Грузия мне запомнилась процветающей и гостеприимной.

— Наверное, вам было тяжело привыкнуть к национальным особенностям характера Джанашия?

— Нет. Мой дед был турком. И я давно понимаю, что восточная женщина должна всегда проявлять достаточно ума, чтобы оставаться в семье на втором плане. А в Грузии ведь тоже подобные традиции.

— Но вы ведь только на четверть турчанка.

— Что ж, гены деда, видимо, все-таки сказываются.

— Какая-то часть вашего детства прошла в Турции?

— Нет. У бабушки с дедушкой были очень романтические отношения, но в Турцию она с ним так и не уехала. А познакомились они в Перми. Там после Отечественной войны бабушка, коренная москвичка, работала военным врачом в колонии для заключенных. Они были заняты на разных строительных объектах, а дедушка трудился на них по контракту. Когда его срок истек, он просил бабушку разрешить ему взять с собой в Турцию хотя бы дочь, но та была непреклонна. В то время иначе поступить она не могла.

— Вы своего деда так и не увидели?

— Нет, к сожалению, его уже нет в живых. Но недавно я сделала запрос и узнала координаты своих дальних родственников в Турции. Может, когда-нибудь увидимся.

РАННИЕ БРАКИ НЕ СЧИТАЮ НАДЕЖНЫМИ

— Вас не смущает, что Заза уже был женат?

— Ну что вы! Когда он женился, ему было всего девятнадцать. Мужчина в таком возрасте еще слишком порывист. Вообще, ранние браки ведь часто распадаются. И что немаловажно, у Джанашия пока нет детей, и ему было относительно просто разойтись.

— Но у вас-то растет сын. Вы тоже уже заключали брачный союз?

— Да. Я вышла замуж рано — в восемнадцать лет. Мой муж был очень интересным человеком. Он защищал диссертацию в Плехановском институте на тему маркетинга, где я проучилась два года. Тогда, десять лет назад, у нас в стране ею практически никто не занимался. Но вскоре он трагически погиб… Я довольно долго в одиночку воспитывала сына, быстро привыкла к самостоятельности. Но теперь очень рада, что у нас в доме появился мужчина, способный стать его хозяином.

— Вы уверены, что Заза справится с этой ролью?

— Конечно. Он сейчас массу свободного времени моему сыну уделяет. Антон в нем души не чает, считает дни до его возвращения, если тот в отъезде. Но Заза и о своем ребенке мечтает. И я лично не против, чтобы у меня была еще и девочка.

— А о свадьбе вы мечтаете?

— Я считаю, что ритуал как таковой — событие не столь уж важное. Это как на подиуме — прошла перед восхищенной публикой в красивом платье, а дальше надо продолжать как-то выстраивать отношения с близкими людьми. И все-таки не верьте, если женщина говорит, что вовсе не мечтает о свадьбе. Вот и я надеюсь, что с Зазой мы все-таки распишемся. Хотя бы для того, чтобы я могла носить фамилию Джанашия, она мне очень нравится.

— А сейчас у вас какая фамилия?

— Знаете, мне ее не хочется называть. Меня ведь и в мире моды знают в основном только по имени. Так что лучше я пока останусь просто Оксаной.

— Если вы собираетесь посвятить себя в ближайшее время семье, карьеру модели вам придется завершить?

— Да, скорее всего. И я психологически готова к этому. Времени и сил модельному делу и так отдано много.

В "ФОКУСАХ" ЗАЗА НЕ УСТУПИТ КОППЕРФИЛЬДУ

— Заза способен вас чем-то удивить?

— Он мастер на разные "фокусы". Они у него получаются не хуже, чем у Копперфильда, который любил разыгрывать свою невесту Шиффер. Позвонит и скажет в трубку, что находится на другом континенте, а сам через пять минут заявляется. Так и Заза — расскажет, что на базе задерживается, а сам приедет через пять минут с цветами. И я не считаю подобные неожиданные визиты какими-то проверками. Воспринимаю их только как розыгрыши.

— А кульбиты в его исполнении вам доводилось видеть только на поле?

— Да, конечно. "На заказ" он этот номер ни за что не сделает. Ведь всякий раз он для Зазы — искренний всплеск эмоций. Я, кстати, раньше и не знала, что Джанашия знаменит своими кульбитами после забитых голов. А когда впервые увидела это на телеэкране, была просто заворожена силой эмоций Зазы.

— А на стадион вы сейчас часто ходите?

— Не всегда. Но и я, и мои родственники стали в последнее время горячими поклонниками "Локомотива". Но прежде всего, разумеется, за Зазу переживаем.

— С женами и подругами других игроков "Локомотива" уже успели познакомиться?

— Мне совсем чуть-чуть пока довелось с ними пообщаться. Надеюсь, во время сбора команды в Испании, куда большинство игроков отправились с женами, познакомимся поближе.

— Скажите, если Зазе доведется играть в иностранном клубе, вы готовы к длительному отъезду из Москвы?

— Конечно. Вообще я мечтаю о том, чтобы у нас был собственный дом где-нибудь в Подмосковье. Но это на более отдаленную перспективу. А пока я готова всячески поддерживать Зазу, чтобы он как можно полнее смог реализовать себя в футболе. И если для этого нужно поездить по миру, я к этому готова. Хотя кочевая жизнь и надоела мне за время работы моделью.

— Вы часто ссоритесь?

— Нет, пожалуй. Я считаю, что близкие люди должны уметь понимать друг друга. И учиться этому никогда не поздно. Вот недавно произошел с нами неприятный случай. Мы поздно вечером смотрели какой-то интересный фильм. В разгар сюжета Заза попросил меня приготовить бутерброды. Я отправилась на кухню и так торопилась, что очень сильно порезала руку. Однако свое дело довела до конца и вся в крови и с тарелкой наперевес вернулась в комнату. Я не стала жаловаться Зазе, а он, не отрываясь от экрана, спокойно и очень умело перебинтовал мне руку. Вроде, можно успокоиться, но у меня аж слезы от обиды выступили — мне-то хотелось еще и сочувствия! Ну а на следующий день Заза, удивляясь глубине пореза и жалея меня, объяснял, что оставался спокойным, поскольку видел, что я не проявляю никаких эмоций. И я поняла, что он по-своему оказался прав. Мне, пожалуй, не стоило скрывать своих чувств.

— А как оценивают ваши взаимоотношения окружающие?

— Заза — очень эмоциональный, взрывной человек. Меня иногда подруги спрашивают: как ты его терпишь? А я их не понимаю — что значит "терплю"? Я его обожаю таким, какой он есть. А иначе мы и не были бы вместе.