Надо быть не вообще сильнее соперников, а сильнее их в нужный момент и нужный час. Эту непреложную истину спорта еще раз с блеском подтвердил в олимпийском Сиднее 26-летний российский прыгун в высоту Сергей Клюгин. Победу москвича почти все специалисты назвали главной сенсацией олимпийского легкоатлетического турнира. Но сенсация ли это по большому счету, если учесть, что Сергей шел к этому успеху почти 15 лет? Когда у главного фаворита этих соревнований Вячеслава Воронина за плечами был лишь один год занятий прыжками в высоту, Клюгин уже носил титул серебряного призера юниорского чемпионата Европы.

Недавно воспитанник заслуженного тренера России Александра Бурта стал гостем нашей редакции.ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

- Сергей, здравствуйте. Я - Андрей Таиров из Москвы. Скажите, вы в самом деле считаете свою победу сенсацией олимпийского легкоатлетического турнира в Сиднее?

- Да. Я не рассчитывал выбраться из-за широких спин, окружавших меня в секторе, и выиграть.

- "Широкие спины" -это Вячеслав Воронин и Хавьер Сотомайор?

- Я бы еще добавил чемпиона Олимпиады в Атланте, чемпиона мира американца Чарльза Остина, которому не повезло в квалификационных соревнованиях.

- Значит, вы сами не верили в свою победу в Сиднее. Но хоть кто-то предсказывал ее накануне Олимпиады?

- Предсказывали, и довольно много людей. В частности, тренер Кости Матусевича, прыгуна в высоту, который сейчас выступает за Израиль, подошел ко мне после соревнований "Гран-при" в Бельгии и сказал: "Если в Сиднее во время прыжков будет дождь, ты выиграешь…". Кстати, в Париже, где я выиграл этап "Золотой лиги" с результатом 2 м 31 см, тоже был дождь…

- Пресса уже окрестила вас "человеком дождя". Дождь, в самом деле, положительно влияет на технику ваших прыжков, на самочувствие?

- На самом деле все просто: кто-то может прыгать в дождь, кто-то - нет.

- Добрый вечер, Сергей. Это Антон Марчук звонит. В интервью "Советскому спорту", опубликованному перед Олимпийскими играми, Вячеслав Воронин сказал, что мечтает когда-нибудь покорить высоту футбольных ворот - 2 м 47 см. А у вас есть похожая мечта?

- Никаких планов относительно будущих результатов у меня нет.

- А как вы относитесь к тому, что дисквалифицированный за употребление кокаина Сотомайор был перед самой Олимпиадой прощен?

- Это решение Международной федерации легкой атлетики было не совсем справедливо. Ведь Сотомайор уже не первый раз попадается на употреблении запрещенных препаратов.

- Как вы думаете, если бы на месте Сотомайора оказался российский прыгун, его простили бы?

-Уверен, что нет, ни российского, ни кого-то другого из стран бывшего СНГ. Так уж повелось, что на крупных международных турнирах из десяти человек, приглашаемых на допинг-контроль, как правило, один-два американца, остальные - из СНГ или Западной Европы. А на клубных соревнованиях картина еще более характерная: если организаторы, допустим, решают взять восемь допинг-проб, мы заранее знаем, что семь из них - наши, и почти никогда не ошибаемся…

- А вы сколько раз в этом году прошли допинг-контроль?

- Если не ошибаюсь, восемь раз. А в прошлом году еще больше - почти на каждом старте.

- Алло, это Игорь из подмосковного города Жуковский. Меня интересует, почему, начиная свою спортивную карьеру, вы выбрали именно прыжки в высоту?

- А у меня, по сути, и не было выбора. Город Кинешма на Волге, где я жил,-это не Москва. В легкоатлетическом клубе, в котором начал заниматься с третьего класса, существовала только одна специализация - прыжки в высоту. Шестьдесят учеников и один тренер - Евгений Иванович Мухин.

- А если бы тогда занялись каким-то другим видом спорта, смогли бы добиться высоких результатов?

- Наверное, да. Например, в баскетболе.

- Есть ли у вас любимый футбольный клуб?

- Футбол ненавижу с детства.

- А по поводу хоккея, что можете сказать?

- Ну, это совсем другой вид спорта.

- Поделитесь своими музыкальными пристрастиями. Что слушаете на досуге?

- Когда устаю, предпочитаю классику.

- Здравствуйте. Я звоню из Курска. Это Алексей Праздников. Мне 15 лет, с 14 - занимаюсь легкой атлетикой, в частности, последний месяц -десятиборьем. Но душа лежит к прыжкам в высоту, которые вроде бы у меня неплохо получаются. Может быть, в Москве есть какие-то спортивные интернаты, куда принимают иногородних?

- Конечно, есть. Вам нужно обратиться в Спорткомитет Москвы или ЦСКА -там обязательно назовут точные адреса.

- А в 15 лет не поздно начинать?

- Начинать никогда не поздно. Вячеслав Воронин, например, впервые появился в секторе для прыжков в высоту в 16 лет.

- А как вы оказались в Москве?

- Я ушел служить в армию и оказался в столице. Благодарен судьбе за то, что так сложилось, поскольку к тому времени условия для тренировок, существовавшие в Кинешме, перестали отвечать достигнутому мною уровню мастерства.

- Сергей? С вами говорит Григорий из Москвы. Я внимательно следил за олимпийскими легкоатлетическими соревнованиями. Скажите, какими были ваши ощущения после того, как вы взяли высоту 2,35, а ваши соперники один за другим сбивали планку?

- Когда мне покорилась эта высота, подумал, что теперь уж точно попаду в тройку призеров. А после того как последний соперник - алжирец Абдерахман Хаммад не использовал заключительную попытку, пошел домой, за наградой.

- А некоторого чувства жалости, что ли, к соперникам не было? Ведь вы успели прыгнуть до того, как начался сильный дождь, а они - нет?

- Как нет? Вы, наверное, смотрели все-таки не очень внимательно. Я был тринадцатым в списке финалистов и прыгал последним. То есть первая попытка на высоте 2,35 была всем дана, и мои соперники, кстати, использовали ее, когда никакого дождя еще и в помине не было, он пошел как раз во время моей попытки.

- Добрый вечер, это Надежда Данилова вас беспокоит. В репортажах из Сиднея прочитала, что ваша жена занимается подводным плаванием.

- Занималась. Сейчас она на домашнем хозяйстве и параллельно воспитывает нашего сына Александра, которому недавно исполнилось полтора года.

- Прыжки в высоту и подводное плавание. Мне кажется, что более непохожих видов спорта не существует. Где же ваши жизненные дороги пересеклись?

- Мы познакомились с Леной у нее дома. Я дружил с ее родным братом, в прошлом неплохим прыгуном с шестом. Однажды заглянул к нему в гости, там и увидел Лену. Скажите, а ваш вопрос вызван не публикацией в одной из газет, написавшей, что однажды на дискотеке я познакомился с сестрой своего старшего брата и она…стала моей женой? Не могу понять, как может моя жена быть сестрой моего брата?

- Нет, я не видела этой статьи. А ваша жена была спортсменкой высокого класса?

- Нет, но она хороший тренер. У нее, на мой взгляд, незаурядный педагогический талант. До рождения сына Лена работала в бассейне "Олимпийский" на проспекте Мира, учила 5-6-летних детей плавать. Родители, которые приводили к ней в группу своего ребенка, получали гарантию, что через три месяца он будет свободно держаться на воде. И ни разу не были обмануты в своих ожиданиях.

- Сергей, что для вас проще - стать олимпийским чемпионом или почистить дома картошку?

- Думаю, что почистить картошку все-таки легче. Я, кстати, довольно часто это делаю. Когда бываю дома, чистка картофеля входит в круг моих обязанностей, наряду с походами в магазин за продуктами.

- А, например, дрова колоть вы умеете?

- И это делал. В Кинешме моя бабушка живет в собственном доме. Ей только недавно газ подвели, а до этого дом отапливался печкой. Так вот, мы с мальчишками часто играли в дровосеков: брали несколько кубометров дров и вперед - кто больше наколет. Приходилось и снег с крыши сбрасывать, и навоз развозить по участку. Несколько часов провозишься, считай, провел отличную тренировку. Думаю, что эти физические упражнения на свежем воздухе не прошли даром.

- Со мной рядом находится моя подруга Марина, она тоже хочет задать вам несколько вопросов. Передаю ей трубку.- Здравствуйте, Сергей. Если не секрет, какое у вас любимое блюдо?

- Борщ, щи. Наверное, это связано с тем, что в длительных зарубежных поездках очень тяжело приходится без первых блюд. Иногда так супчику хочется, хоть какого, даже китайского, разведенного кипятком!

- Но ведь его можно возить с собой?

- Можно. Но когда уезжаешь на месяц, это сколько же надо взять упаковок!

- Скажите, а среди экзотических блюд есть самое любимое?

- Пожалуй, это суши из японской кухни.

- Не пытались жену научить готовить это блюдо?

- Моя жена очень хорошо готовит и учить ее кулинарному искусству нет никакого смысла, тем более мне. И потом, японцы же не учат своих жен готовить борщ.

- Вы хотели бы, чтобы ваш сын стал прыгуном в высоту?

- Я был бы не против. Он, кстати, уже сейчас ловко прыгает на диван. Довольно быстро бегает. Вчера изучил низкий старт, все делает правильно: на команду "внимание!" поднимается, на "марш!" бежит.

- Можно еще один вопрос? Воронина наверняка называют в команде Вороной. А у вас есть прозвище?

- Есть и не одно. Петрович.

- Алло, Сергей это вы? Меня зовут Алексей Жданов. Я москвич. Когда-то тоже пытался начать карьеру прыгуна, но не сложилось. В то время мы, мальчишки, боготворили Владимира Ященко. А у вас, интересно знать, был когда-нибудь кумир, которому вы пытались подражать?

- Я никогда ни на кого не равнялся. О Ященко, кстати, впервые услышал только в 1990 году, когда с результатом 2,19 выиграл юниорское первенство СССР в Запорожье. Тогда мне сказали, что я улучшил достижение Владимира Ященко, установленное им в этом возрасте.

Однако это совсем не значит, что в спорте нет людей, которые бы ни вызывали у меня восхищения. Мне очень нравился, например, канадский спринтер Бен Джонсон, ставший, по моему мнению, жертвой политических интриг в спорте. Не могу не уважать того же Сотомайора - столько лет держать себя на уровне, каждый год входить в мировую спортивную элиту, может только выдающийся атлет. Преклоняюсь перед чешским копьеметателем Яном Железны, завоевавшем в Сиднее третью золотую олимпийскую медаль. Кстати, зимой мы были вместе с Яном на сборе в ЮАР. Надо было видеть, как он организовал процесс подготовки: тренировка, рыбалка, тренировка, рыбалка - и так до конца сбора.

- Вы много ездите по свету. Какие страны вас впечатлили больше всего?

- Мне очень нравится Скандинавия, в частности, Норвегия, Швеция. Там совершенно уникальный ландшафт: горы, лес, море и, главное, чистейший воздух…

- Но там, согласитесь, не так много всемирно известных музеев, картинных галерей. Вы, кстати, посещаете их во время поездок?

- Стараюсь посещать.

- В Лувре, например, бывали?

- Бывал.

- Завидую вам белой завистью. Мону Лизу видели?

- Нет, к сожалению.

- А вам не хотелось бы надолго уехать за границу, подписать контракт с каким-нибудь зарубежным клубом, как это сделал ваш партнер по сборной России, олимпийский чемпион в прыжках с шестом Максим Тарасов?

- Кто из нас, если честно, не мечтает иметь такие условия для тренировок, которые есть за рубежом? Но меня пока полностью устраивает московский клуб "Луч", за который я сейчас выступаю.

- Тем не менее после олимпийской победы поступали какие-то предложения от иностранных клубов?

- Поступали, но они меня не заинтересовали, прежде всего, в финансовом плане. "Луч" мне очень сильно помог и продолжает помогать. Благодаря ему я собственно выжил в Москве, и мне не хочется бросать его в такой ситуации.

- Это Сергей Клюгин? Приходько Виктор Степанович вам позвонил. Скажите, вы человек азартный? В казино иногда играете?

- Меня почему-то часто об этом спрашивают. Нет, ни в казино, ни даже в карты я не играю. Зачем это делать, если не умеешь?

- Не за горами Новый год. В какой, если не секрет, компании вы будете провожать уходящий век?

- Новый год - это сугубо семейный праздник. Вот уже несколько лет мы встречаем его в одном и том же составе - я с Леной, ее родители и брат. Надеюсь, традиция не будет нарушена и на этот раз.

ВОПРОСЫ ЖУРНАЛИСТОВ "СОВЕТСКОГО СПОРТА"

- За три месяца, минувших со дня вашей олимпийской победы, вы наверняка дали больше интервью, чем за всю предыдущую жизнь в спорте. Какой из заданных вам вопросов запомнился больше всего?

- На следующий день после того, как я стал олимпийским чемпионом, меня пригласили в "Русский дом" на телемост с Москвой. И вот один из присутствующих в студии болельщиков задал мне такой вопрос: "Золотая медаль у вас уже есть, вы будете продолжать выступать на Олимпиаде?" Я спросил: "На какой?" После чего он совершенно искренне удивился: "А что, разве в другом виде вы не выйдете на старт?.."

- Как говорится, что написано пером, не вырубишь топором. И все же, перечитывая сейчас свои интервью, данные по горячим следам, в плену эмоций, хотели бы что-то "переписать" заново, переосмыслить?

- В первую очередь то, что я никогда не говорил, что приписали мне некоторые фантазеры от журналистики. Есть претензии и к ряду фотографий. В одной из газет, например, увидел снимок, на котором была изображена прыгающая девушка, и под ним подпись: "Сергей Клюгин". А однажды даже Сотомайора окрестили Клюгиным. Кстати, самые, на мой взгляд, удачные мои фотографии были опубликованы в "Советском спорте".

Но если в целом оценивать все публикации, посвященные олимпийским соревнованиям прыгунов в высоту, не могу понять, почему почти все они построены на противопоставлении: Клюгин - Воронин, словно мы не из одной команды. Зачем нас нужно было сталкивать лбами?

- А что, у вас после этого изменились с ним отношения?

- Нет, они остались прежними, но все равно, как-то не хорошо все это.

- Известно, что в начале прошлого года Воронин пришел в группу Александра Васильевича Бурта и с тех пор вы тренируетесь у одного тренера. Скажите честно, Бурт делит внимание пополам или все-таки кому-то достается больше, кому-то - меньше?

- Я могу говорить только о своих ощущениях. Конечно, с приходом Вячеслава работать стало тяжелее в первую очередь в психологическом плане. Двум медведям в одной берлоге непросто сосуществовать. Во время сбора, например, мы же не можем одного тренера разорвать на две части…

Вы поймите, это индивидуальный вид спорта. Когда мы вместе тренируемся, это вызывает некий психологический дискомфорт. Например, на какой-то определенной стадии подготовки я сильнее, скажем, в прыжках и спринте, и могу его задавить. На следующий день, когда начинается работа со штангой, он старается ответить той же монетой. То есть мы невольно начинаем соревноваться: кто из нас сильнее, а в таком режиме тренироваться, согласитесь, сложно.

- И долго так будет продолжаться?

- Уже не продолжается…

- Вы намекаете на то, что у вас появился второй тренер - Леонид Пумалайнен, с которым еще недавно вместе выходили в сектор?

- Почему же? Просто один теперь тренируется в одно время, другой - в другое. Если Вячеслав, образно говоря, едет в одну сторону, я стараюсь отправиться в противоположную.

- И все-таки, чем вызвано появление второго тренера в вашем лагере?

- Только практическими соображениями. У нас очень большая группа. Не будет же Бурт бросать ее, если мне, например, надо поехать на сбор или еще куда-то. В таких ситуациях со мной будет ездить Леня, тоже, между прочим, ученик Александра Васильевича.

- Во время Игр в Сиднее и после них было много сказано и написано о том, что на выступление российской легкоатлетической сборной крайне отрицательно повлияло неудачно выбранное место заключительного сбора в Японии. На него главным образом списал свою олимпийскую неудачу и Вячеслав Воронин. Что можете сказать по этому поводу, ведь вы тоже ездили в Японию?

- Мне понравилось. Когда мы туда приехали, до старта Олимпиады оставался месяц, все старались тренироваться, а я построил свою работу в режиме разминок. Постоянно ходил в баню и ел в неимоверных количествах ананасы, благо в них недостатка не было.

- Поражение в Сиднее явного фаворита Воронина и столь же неожиданная для многих победа Клюгина весьма напомнили историю, случившуюся 36 лет назад на тяжелоатлетическом турнире Олимпийских игр в Токио. Тогда, как известно, Леонид Жаботинский, которого как будущего чемпиона никто всерьез не воспринимал, тактически перехитрил претендента номер один Юрия Власова. А тот затем на всю жизнь обиделся на партнера по команде. Скажите, а Воронин на вас не обиделся?

- Спросите у него об этом сами.

- Вячеслав Воронин - чемпион мира, Сергей Клюгин - олимпийский чемпион, Хавьер Сотомайор - рекордсмен мира. Это по алфавиту. А если бы вас попросили составить рейтинг лучших прыгунов в высоту образца 2000 года, как бы расставили эти фамилии?

- Сотомайор, Воронин, Остин, а потом, может быть, я.

- Отчего такая скромность? Обоснуйте, пожалуйста, свое решение.

- А как еще я должен был оценить людей, которые прыгают 2,40? Какое имею право ставить себя выше их, если мой личный рекорд составляет пока 2,36?

- Помнится, в Сиднее первое, что вы сказали через десять минут после победы, было: "Мне просто повезло…"

- Я реально оценивал свои шансы, ведь в сезоне, до поездки в Сидней, мне лишь трижды удалось прыгнуть выше 2,30: 2.31 - на "Гран-при" в Париже, столько же на "Гран-при" в Лондоне и 2.33 - на чемпионате России в Туле. Все остальные прыжки были где-то в пределах 2.26-2.29. Вообще сезон очень тяжело для меня складывался: сказались последствия двух серьезных травм, полученных в 99-м году с интервалом в четыре месяца. После них вообще можно было завязывать, и по большому счету нынешний сезон я начал с того, что вновь учился выходить в сектор и прыгать так, как делал это раньше.

- Прокомментируйте, пожалуйста, еще одно довольно странное, как нам кажется, ваше заявление, сделанное на первой пресс-конференции в Сиднее. Цитируем: "Если бы Сотомайору во второй или третьей попытке удалось взять 2.35, я бы не стал прыгать дальше, поскольку вышел в сектор в шиповках для тройного прыжка, без пяточных шипов. Мне они очень удобны, но прыгать в них в высоту в такой дождь опасно".

- Ничего странного тут нет. Если помните, когда планку поставили на 2.35, начался дождь, перешедший вскоре в ливень. К тому времени я выигрывал у всех одну попытку, поскольку единственный преодолел эту высоту с первого подхода. Если бы даже произошло чудо, и кто-то из соперников сумел взять ее со второй или с третьей попытки, одолеть следующую высоту вообще было не реально. Еще никому в мире не удавалось показать столь высокий результат в таких условиях. Вода в секторе была почти по щиколотку, и тут никакие бы шиповки не помогли, даже с "когтями", поскольку не удержали бы на вираже…

- Сергей, а это правда, что первую ночь после победы вы спали, не снимая медаль?

- Правда. Вернулся домой в Олимпийскую деревню в два часа ночи, почему бы не поспать?

- На приеме олимпийцев Москвы, устроенном по окончании Игр мэрией, Юрий Михайлович Лужков пообещал всем чемпионам решить в ближайшее время их жилищные проблемы. Насколько этот вопрос для вас актуальный?

- Актуальный - это не то слово. Сейчас вместе с женой и сыном живу в семейном общежитии, в типовой для такого заведения однокомнатной квартире, выделенной в свое время спортклубом "Луч". Там, кстати, сейчас живет и Вячеслав Воронин с семьей, и Татьяна Котова с тренером. Кому за границей скажи, что чемпион мира и победительница суперсерии "Гран-при "Золотая лига" имеют такие жилищные условия, не поверят. Так что обещания мэра Москвы мне, как бальзам на сердце. Жаль только, что в России обещанного принято ждать как минимум три года. Ведь олимпийскую премию я до сих пор не получил.

- Олимпийская чемпионка Ирина Привалова рассказала нам удивительные вещи. Оказывается, в ходе финальных соревнований прыгунов в высоту в самый напряженный момент вы выкроили пару минут, чтобы вплотную подойти к дорожке и поддержать ее во время бега. Факт для прыгунов в высоту, на наш взгляд, поразительный, ведь они в большинстве своем "уходят в себя" настолько, что ничего вокруг не замечают…

- Прыгуны тоже бывают разные. Посмотрите, как выступают тот же Сотомайор или поляк Артур Партыка. Они во время соревнований действительно, как вы выразились, уходят в себя. А вот, например, шведские или канадские прыгуны, напротив, устраивают из соревнований шоу. Ведут себя очень раскрепощенно, постоянно общаются с публикой. Со стороны это выглядит очень красиво и моей душе такая манера ближе. По крайней мере, стремлюсь соответствовать ей. Я из России - все-таки немножко затюканный, но очень хочу избавиться от всех комплексов. Поэтому стараюсь не пропускать обретающих сейчас популярность соревнований-шоу - прыжков в высоту под музыку. Мелодии для себя заказываю очень веселые, могу прыгать даже под песни Шуры.

- Продолжая разговор о специфике прыжков в высоту, скажите, вы можете позволить себе выпить в день соревнований, скажем, бокал вина, как это делает наша прыгунья в длину Татьяна Котова?

- Конечно, это нормально.

- А что-нибудь покрепче?

- Почему бы и нет. Пятьдесят граммов хорошего коньяка перед стартом иногда могут пойти даже на пользу. Кстати, есть прыгуны, которые пьют даже во время соревнований.

- Вы шутите?

- Но почему же? Это кому как нравится.

- На каких ближайших соревнованиях мы можем вас увидеть?

- Пока затрудняюсь сказать, поскольку еще сам не определился.

- А на зимнем чемпионате мира в Лиссабоне собираетесь выступать?

- Как говорится, и да, и нет. Поживем - увидим.

- Ирина Привалова, о который мы уже здесь упоминали, сегодня точно определилась с позицией: для того чтобы быстро бегать летом, надо пропустить зимний сезон. Иначе за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь.

- У меня на этот счет противоположное мнение. Я считаю, что, пропуская сезон, можешь не поймать ни одного из двух зайцев. Готовясь только к одному сезону, рискуешь пропускать оба.