Стоит ли в очередной раз повторять, что очень многое в успехах "Спартака" зависит от вратаря команды. Александр Филимонов чувствует, что постепенно прибавляет и сейчас находится в хорошей форме. Так что форвардам "Лиона" будет непросто его огорчить.

МЕЧТАЛИ ТРУДИТЬСЯ В ДЕКАБРЕ —  ВОТ И ТРУДИМСЯ

— Как вам удается мобилизоваться на каждую тренировку? В середине сезона я бы подобный вопрос не задал, но сейчас, когда зима…

— В какой-то другой команде, возможно, так и было бы, если нежданно-негаданно дотянули бы до декабря. В "Спартаке" мы изначально предполагали такой поворот событий и очень к нему стремились. Так что настрой на тренировки, желание играть для нас естественны.

— И тем не менее на общем фоне вы выглядите посвежее многих. В чем причина?

— Я четыре месяца пропустил из-за травмы, наверное, поэтому и эмоционально, и физически чувствую себя нормально. Впрочем, не я один такой — у нас здоровая рабочая обстановка.

— У вас дома осталась семья, еще совсем крошечная дочка. Удается сосредоточиться полностью на футболе?

— Это наша работа. Я чувствую, что надо выполнить то, что нам предписано, и потом спокойно вернуться домой. Сейчас сборы перед игрой, а потом будет дом. У меня все строго разграничено, и даже мыслей каких-то нет, куда хочется — туда или туда. Вот сыграем с "Лионом", и тогда уже определенно куда-то захочется.

— Принято считать, что рождение ребенка способствует профессиональному росту спортсмена. С появлением на свет дочки вы это прочувствовали на себе?

— Получилось все наоборот. Как только Сашка родилась у нас, пошла череда поражений — очень непростой период был. Но зато когда дочке исполнился месяц, черная полоса закончилась и начался новый, светлый этап. Я бы не сказал, что в связи с тем, что у меня теперь есть Сашка, я испытываю прилив сил или, наоборот, чувствую какую-то опустошенность. Все гармонично. Уход за ребенком, забота — это как само собой разумеющееся. И то же самое — занятие любимым делом. То есть я не ощущаю каких-то глобальных перемен. Рождение ребенка планировалось, все к этому шло. Если б дочка вдруг внезапно родилась, тогда, может, и было бы все иначе.

— Фотографию ребенка берете с собой на сборы? Перед матчем на нее смотрите, как на иконку?

— У нас и фото подходящего пока нет, и не принято это. Никогда у меня даже мыслей подобных не возникало.

ОТ МАТЧА С "АРСЕНАЛОМ" ОСТАЛСЯ ОСАДОК

— Даже если команда крупно выигрывает, но пропускает, вы всегда испытываете чувство неудовлетворенности. После того как "Спартак" разделался с "Арсеналом", вы все равно до конца не были довольны?

— Конечно, был рад, хотя неприятный осадок все же остался. Но он не носил обычного для таких ситуаций глобального характера.

— После победы над лондонцами спартаковцы поймали настоящий кураж, и накануне игры с "Лионом" многие из ваших партнеров не сомневаются в победе. Вы тоже?

— Если мы будем играть так же, как играли, то, безусловно, сможем чего-то серьезного добиться — не только в ближайшем матче, но и в целом. А вот если мы успокоимся, решим, что мы и так всех обыграем, и не будем для этого прикладывать максимум усилий, тогда уже ничего не получится. Но я думаю, это сейчас нам не грозит.

— "Лиона" стоит побаиваться?

— Ко всем соперникам нужно относиться с уважением — три очка просто так никто не отдаст. Я по игре с "Метцем" увидел у "Лиона" пять почти стопроцентных моментов, которые должны были преобразовываться в голы.

— Не стоит забывать, что у лионцев не выступала половина основного состава.

— Я не думаю, что у них кто-то намного сильнее тех ребят, которые выходили на поле против "Метца". Разве что появление Андерссона сможет их существенно усилить. Но в любом случае эту команду на классе не обыграешь. Здесь придется выложиться полностью.

— Но вы согласны хотя бы с тем, что шансы "Спартака" на победу несколько выше?

— Не знаю, не знаю (улыбается). Признак класса — это стабильность. Мы хоть и провели всю осень достаточно стабильно, не все встречи прошли гладко. Взять хотя бы для примера золотой матч с "Ростсельмашем", когда у нас многое не получалось. Так что еще рано зарекаться.

ИДУ ПО НАРАСТАЮЩЕЙ

— Затронем непосредственно вашу игру. Такое впечатление, что в какой-то момент вы отклонились в сторону от намеченного собой маршрута, а с недавних пор вновь вернулись на свой истинный путь. По вашим ощущениям, вы находитесь на том месте, с которого сворачивали или уже существенно продвинулись вперед?

— Мне кажется, что с середины августа я вернулся на свой прошлогодний уровень. Та часть чемпионата, которая у меня была до этого, получилась весьма посредственной, даже слабой. А вот с конца лета иду по нарастающей и не жалуюсь.

— Многие удивляются, как вы сумели выдержать черный период в своей карьере, когда вы находились под тяжелейшим прессом болельщиков, журналистов, специалистов. Вы же очень спокойно, по крайней мере внешне, со всем этим справились.

— Во-первых, сказывается опыт. Я тут посчитал, и оказалось, что я уже десятый год в большом футболе. За это время всякое случалось: где-то я не был основным вратарем, и я знаю, как это — постепенно через тренировки выходить на должный уровень и отвоевывать утерянные позиции. Проанализировав все, что было в прошлом, я пришел к выводу, что хладнокровно нужно идти к намеченной цели и не обращать внимания на критику или на эпизодические восторженные отклики, которые не отражают моего общего состояния. И так спокойно тренируясь, играя, стараясь постоянно показывать максимум того, что умею, я и добился определенного результата — поднялся до планки Лиги чемпионов. Скажу больше, в конце этого года я играю намного лучше, чем в конце прошлого.

— Удивительно, как в конце прошлого года вы находили в себе мужество вообще выходить на поле.

— В чемпионате-то было все нормально, как мы шли с запасом прочности, с таким же запасом добрались и до финиша. Сложности были на международной арене. Ни я, ни команда не показали того, на что способны.

— 16 октября 1999 года, когда "Спартак" переиграл "Локомотив", вы провели один из самых ярких матчей в своей карьере. Помните его?

— Не очень. Потому что произошедшее перед этим событие надолго перебило все прочие, пускай и яркие.

— После злополучного прошлогоднего 9 октября вы ни разу не потеряли веры в свои силы?

— Нет. Никаких сомнений в своих возможностях не было и быть не могло. Из-за одной ошибки разучиться играть в футбол нельзя. Я это понимал и не имел права опускать руки. Так что уверенность всегда при мне.

— В немалой степени то, что "Спартак" пропустил меньше всех в Лиге чемпионов, заслуга вашего друга последнего защитника Дмитрия Ананко, с которым у вас особенно хорошее взаимопонимание. Без него придется тяжело?

— В начале этого сезона у команды была длительная победная серия, мы пропускали очень редко. Так тогда на месте либеро играл Бушманов. Женя очень квалифицированный игрок, так что он сможет заменить Ананко. Хотя если бы у нас в строю сейчас был и Дима, то это намного бы усилило нашу команду.

— В связи с успехами в Лиге чемпионов испытываете к себе какое-то повышенное внимание?

— У меня совершенно ничего не изменилось. Да и какого-то особого ажиотажа вокруг своей персоны не ощущаю. Стараюсь делать то, что мне поручено. Значение придаю только мнениям Романцева и Дарвина.

— И все-таки ваше имя сейчас на слуху в Европе. Разговоры ходят всякие. Если будет стоящее предложение от зарубежного клуба, подумаете?

— Не знаю. В том-то и дело, ни к чему о чем-то заранее думать, тем более если это, может быть, никогда и не произойдет. У меня все мысли только о том, как достойно сыграть за "Спартак", и в частности в матче с "Лионом".