Главный тренер "Спартака", как всегда после поражений, был беспощаден к себе, не снимая при этом вины и с футболистов. Олег Иванович посетовал на проблемы психологического плана, не исключив возможности, что теперь ему придется расстаться с ненадежными игроками.

Новый "Спартак", наделавший много шума и в России, и за ее пределами, до матча в Лионе проигрывал лишь дважды: в Мадриде и Леверкузене. И во всех этих случаях мне удавалось брать у главного тренера спартаковцев интервью, видеть при этом его полные боли глаза и чувствовать его чуть ли не предынфарктное состояние. Поражения все разные и в стратегическом, и в игровом плане, а переживания Романцева одинаково сильны. Но если после неудач с "Реалом" и "Байером" Олег Иванович смотрел в будущее в основном в черных тонах, то на этот раз в розовых — он был уверен, что "Спартак" сумеет выйти из группы, преодолев все препятствия.

— Кто виноват в этом поражении?

— В большей степени это моя вина — я не угадал с составом. Конечно, вариант второго тайма был лучше. Такое случается.

— Если не брать в расчет ошибки в обороне, приведшие к трем пропущенным голам, то какой в целом вам видится игра?

— У меня претензий к большинству игроков нет, в частности к Булатову, Титову. Ребята в общем-то сыграли неплохо. К сожалению, несколько человек оказались не готовы к матчу чисто психологически, а главный тренер этого не увидел. Я посчитал отношение футболистов к тренировочному процессу искренним, а это оказалось далеко не так. Вот это уже отсутствие игровой практики. Если б была возможность проверить этих ребят в серьезном матче, то я бы все понял и на "Лион" поставил бы совсем другой состав. Это я говорю не в оправдание.

— Если вас кто-то разочаровывает, то у этого игрока практически уже нет спартаковского будущего. В игре с "Лионом", как я понял, ряд игроков вас разочаровал. Означает ли это, что вы с ними расстанетесь?

— Скорее всего, да, но не из-за одного матча, а из-за нескольких игр, которые позволили понять, надежный это человек или ненадежный. Пусть он, может быть, сейчас и сидит в запасе, но он надежный и я на него рассчитываю. А есть такие, которые выстрелили, а затем регулярно стали проваливаться — это ненадежные люди.

— У меня сложилось впечатление, что в какой-то степени после первого пропущенного гола и уж подавно после второго в действиях спартаковцев прослеживалась какая-то обреченность.

— Нет. Лично у меня даже после третьего пропущенного гола такого впечатления не было. У нас просто, к большому сожалению, люди оказались разной психологической направленности. Одни — с психологией победителей. А другие попали в команду победителей, но такой психологией пока не обладают, а лишь к ней пристраиваются: "Спартак" выиграл, значит, я тоже победитель. А раз проигрываем, то с меня спроса нет. Я не главный, главные они!"

Короче, работать и работать. Над комплектованием, над психологией и над многим другим.

— Несмотря на все негативное, что-то в этом матче вам все-таки понравилось?

— Понравилось одно, что соперники наши вполне проходимые, и уверенности, что мы выйдем из этой группы, у меня добавилось.

— После крупного поражения сборной России в Израиле игроки пообещали вам, что такого больше не повторится, и заверили, что все у команды будет хорошо. Здесь такого не произошло?

— А что они могли мне сказать? Ничего они не говорили. И это правильно. Думаю, эти футболисты своей игрой все докажут. Бить себя в грудь — это одно, а выйти и сказать все на поле — совсем другое. Ребята слушали, что говорил им я, и, надеюсь, сделали из этого надлежащие выводы.

— Год у вас получился классный во всех отношениях. Сильно впечатление от него смазало лионское поражение?

— Конечно, смазало, но не сильно. Я считаю прошедший сезон для "Спартака" очень удачным. Прежде всего в плане постановки игры. Да, конечно, у наших "друзей" сейчас будет почти три месяца, чтобы поливать нас грязью, но что они скажут, когда мы выйдем из группы? А я уверен, что мы из группы выйдем.