Конфузом завершилась затея ФИФА с определением лучшего футболиста ХХ века. Однозначного ответа на этот вопрос она так и не дала, спровоцировав тем самым конфликт между двумя "королями" - Пеле и Марадоной.

По замыслу Международной ассоциации человечество само должно было сделать выбор по Интернету. Именно это и стало легкомысленным шагом, поскольку Интернет-опрос дал ошеломляющий результат: Диего Марадона не просто победил, а победил с огромным, унизительным для Пеле отрывом. За аргентинца проголосовали почти в три раза больше респондентов - 53,6 процента против 18,53 процента, которые набрал тот, первенство которого, казалось бы, считалось само собой разумеющимся.

Коронование не вхожего во властные коридоры Марадоны совершенно не входило в планы ФИФА. Как же, "великий грешник", диссидент, позволяющий себе бросать в адрес высших чиновников тяжкие обвинения вплоть до мафиозности - и вдруг Король!

Срочно был изобретен способ обойти неловкую ситуацию: ФИФА быстро провела параллельный опрос среди людей футбола - специалистов и журналистов - и те проголосовали "как надо": Пеле набрал 72,75 процента голосов, Марадона только … шесть. Между ними с 9,75 процентами встрял Ди Стефано.

На гала-вечере, который состоялся во вторник в Риме, предполагалось наградить обоих лауреатов. Но Марадона, получив свою награду, тут же исчез из зала. Когда Пеле поднимался на сцену, его там уже не было. "Я бы хотел, чтобы Марадона находился сейчас рядом со мной, но, кажется, он уже "свалил", - сказал Пеле, указав рукой на пустующее кресло, в котором должен был сидеть Диего.

"Король" утверждал, что на результаты Интернет-опроса повлияло то, что многие его участники, мол, слишком молоды, они видели в деле только Марадону, но не самого Пеле. "Не забывайте, что голосовавшие отнюдь не сироты, - возражал на это Диего. - У них есть отцы, которые покупают им компьютеры и могут оказать влияние на их мнение. Пеле победил, потому что он Пеле. А я потому, что меня избрал народ. Если есть кто-то, кто не умеет проигрывать, то это - Пеле. Я бы не стал участвовать в этом неблаговидном спектакле, но не получить трофей значило бы предать всех тех, кто отдал за меня свой голос".

Из Рима Марадона вылетел на Кубу, пожелав показать свой трофей другу Фиделю. "Я защищал футбол, так же как Фидель защищает свой народ, - сказал он, приземлившись в Гаване. - Вот почему я думаю, что этот приз - наполовину кубинский и наполовину аргентинский. Я посвящаю его кубинскому народу, который чудесным образом вылечил меня от недуга и в первую очередь его живой легенде - Фиделю Кастро".