502 Bad Gateway


nginx

Первая ассоциация, которая приходит в голову при упоминании финнов — "лихой парень" Райво из фильма "Особенности национальной охоты". Этакий честный симпатичный трудяга, который изо всех сил пытается понять тонкости российского менталитета. Увы, но значительных успехов он так и не смог достичь. Героиня этого материала в этом отношении очень похожа на своего киношного земляка. Ей — легионеру команды ТТУ (Санкт-Петербург) Сари Сеппянен — пришлось на себе испытать все особенности нашего быта.

— В Финляндии выступает довольно много игроков из России, в том числе и из Петербурга. А вот иностранцы в наших волейбольных командах — вещь достаточно редкая… Что привело вас в город на Неве?

— В первую очередь высокий уровень волейбола. Понимаете, на родине я уже выиграла все, что можно. Именно поэтому мне было просто необходимо сменить обстановку, проверить свои силы в хорошем чемпионате, получить больше самостоятельности. А насчет русских легионеров… Приток классных игроков, несомненно, повышает уровень волейбола в нашей стране. Другое дело, когда приезжает совсем уж необстрелянная молодежь, которая зачастую не проходит в состав.

— У большинства легионеров основная задача — заработать. К вам это относится?

— Если бы я хотела получать большие деньги, то уехала бы во Францию, в Германию, возможно, в Италию, но никак не в Россию. Здесь, может, платят меньше, зато значительно интереснее. Одни тренировки чего стоят… А город какой замечательный! Смущает только одно — русская зима, по слухам, весьма холодная.

— Впервые играть за рубежом, и сразу — в "непонятной" России. Боязно было?

— Скорее интересно — ведь ваша страна кардинально отличается от того, к чему я привыкла. Тяжелее всего было решиться бросить учебу.

— Небось сугубо спортивную?

— Нет, медицинскую. Я, в отличие от многих спортсменов, планирую после окончания активной карьеры работать не тренером, а врачом. Хочу помогать людям, а особенно детям. Надеюсь, что по возвращении мне разрешат продолжить образование.

— Получается, что переезд в Петербург вы восприняли спокойно?

— Я — да. Зато вы не представляете, что пришлось вынести моим родителям, когда я им отсюда позвонила! Мама, пораженная этой новостью, минут на пять застыла с трубкой в руке. Более спокойно воспринял папа — он часто ездит в командировки и неоднократно бывал в России. Только предупредил, что здесь очень опасно.

— В том смысле, что белый медведь на улице загрызет?

— Все может случиться (смеется), в том числе и медведь… Поначалу я думала, что в России нечего есть, и везла с собой две огромные сумки. Казалось, увижу магазины, где на голых полках — только мясо и картошка (смеется), а зимой совершенно не достать овощей!

— Насчет воровства вас предупреждали?

— Конечно. Поначалу я опасалась носить все ценные вещи с собой и вместе с тем не хотела оставлять их в квартире. Думала, приду однажды, а сумка уже тю-тю… Но время прошло, имущество осталось на месте, и я перестала бояться жуликов.

— Партнеры по команде не обижают новенькую?

— Наоборот, все девушки относятся ко мне просто прекрасно и помогают чем могут. Я стараюсь отвечать им тем же. Жаль, что лишь двое из моих новых коллег владеют английским языком.

— Наверное, за это время у вас накопилась просто масса впечатлений.

— Поначалу меня несколько смутил рост россиянок. В Финляндии буквально пять волейболисток около 190 см, а основная масса — как я или чуть ниже. Здесь же почти все выше меня! Приехала, называется… (смеется). Им же приходится снизу вверх кричать: "Привет, девчонки!" Одно расстройство (смеется).

— А как вам новые тренеры?

— Здесь каждый тренер — отличный специалист, и гораздо более авторитетный, чем все мои финские наставники. У них, правда, есть одно преимущество — редко ругают своих воспитанников. Тут же очень часто стоишь, вытянувшись по струнке и думая: "Когда все это кончится?"

— То есть в коллектив вы влились практически безболезненно.

— Да, я довольно общительный человек… (пауза) Чего бы еще сказать о себе любимой? (смеется) Легко завожу себе друзей. На родине вместе с ними я провожу львиную долю свободного времени. Если бы не языковой барьер, то у меня и в России уже было бы много приятелей. А пока постоянно приходится изображать из себя глухонемую, общаясь на пальцах. Можно, конечно, и так, но все имеет предел!

— А со своими друзьями созваниваетесь часто?

— Увы, нет. Если связываюсь с кем-нибудь одним, то обязательно надо позвонить всем остальным, а это довольно дорого. Обычно они проявляют инициативу, сами набирая мой номер.

— У вас есть близкий человек?

— Не так давно у меня был бойфренд. Как-то я отсутствовала месяц, а когда вернулась, он предложил остаться друзьями. Теперь я одна.

— А петербуржцы вас не впечатляют?

— Сейчас я не очень-то обращаю внимание на молодых людей, однако уже успела заметить несколько симпатичных парней.

— Что уже успели посетить в нашем городе?

— В соборе "Спас на крови" меня поразила мозаика на полу и стенах, а в Петродворце — совершенно изумительный парк с фонтанами. К сожалению, это пока все. Но не были забыты и магазины, как оказалось, довольно дешевые. Я вообще люблю бродить между прилавками, вот только мне подчас тяжело найти нужный размер одежды. Главная проблема — обувь: как только мне становятся нужны новые ботинки, предстоит долгое путешествие.

Кстати, о путешествиях: однажды мы с моей новой партнершей Юлей Байлуковой выбрались на целый день в лес собирать грибы. Мне так понравилось.

— Много удалось собрать?

— Огромную корзину! (смеется) Да мне чуть ли не каждую минуту приходилось спрашивать Юлю: это ядовитый гриб или нет? Я ведь, как и большинство финнов, не умею их собирать, зато очень люблю есть. Особенно жареные грибы с картошкой или соус из них.

— А как вам русская кухня?

— Мне кажется, что в ней очень много жира, хотя некоторые блюда довольно вкусные. Так что к пище отношусь избирательно. Например, не пью здешнего сока и молока.

— Наверное, в питерском транспорте на первых порах вы ездили с широко раскрытыми глазами?

— Да уж. Тут же по утрам в автобусе едет чуть ли не миллион человек, а в метро на станции "Пионерская" садится одновременно половина города! (смеется) Еще меня поразило, что россияне, едва войдя в транспорт, сразу открывают книжку и начинают читать. А так мне нравится метро — все толкаются, а я стою, зажатая своей большой сумкой в каком-нибудь углу и сплю. Бывали случаи, я пропускала свою остановку — спросить-то толком не могу, а люди стоят стеной и не пускают.

— Похоже, вас на невских берегах устраивает почти все...

— Кроме одного — очень скучаю по дому. Мне не хватает финского языка, музыки, телевидения, радио. Я ведь большая любительница кино. Представляете, как обидно — не понимать смысла диалогов в фильмах, которые наверняка чертовски интересны! Естественно, хотелось бы больше читать, однако литературы на финском или английском языке, который мне тоже очень нравится, я в магазинах не вижу. Если знаете, где они продаются, подскажите, пожалуйста.


Сари СЕППЯНЕН Родилась 19 марта 1976 года в финском городе Савонлинна (расположен на востоке страны, примерно 250 км от Тампере).

Рост — 182 см.

Волейболом начала заниматься в 9 лет, первый тренер — Юкко Кокконен.

Выступала за команды: 1992/96 — "Juvaskyla", 1996/99 — "Orivesi", 1999/2000 — "Pieksamaki" (все — Финляндия).

С 2000 года в ТТУ (Санкт-Петербург).

Чемпион (1997) и серебряный призер (1998) первенства Финляндии, двукратный обладатель Кубка страны (1996-97).

Двукратный обладатель (1994, 1998) Кубка Скандинавии в составе сборной Финляндии. Не замужем.

Постоянно проживает в Савонлинне.