Имена "шведского чуда" братьев Даниэля и Хенрика Сединов, выступающих ныне в заокеанском "Ванкувере", на слуху. Третьим же в составе тройки "золотых мальчиков" эрншельдсвикского "МоДо" и молодежной сборной Швеции был Маттиас Вейнхандль. На "Балтике"-2000 он защищал цвета "Тре Крунур", играя с одним правым глазом. На левый Маттиас практически ослеп в результате тяжелой травмы, полученной им в ноябре прошлого года.

Это произошло на молодежном "Турнире четырех", проходившем в Финляндии. Защитник чешской сборной Михал Травничек, сурово наказанный за свой поступок международной федерацией хоккея (он подвергся дисквалификации во всех соревнованиях, проводящихся под ее эгидой, сроком на два года), умышленно нанес шведскому форварду травму. Ударил того клюшкой в лицо. Ее конец попал Вейнхандлю прямиком в левый глаз. Швед покинул лед, могло оказаться, насовсем. Представьте, каково было 19-летнему талантливому хоккеисту, которого ждет чемпионат мира, перед которым готова открыть свои двери НХЛ (Вейнхандль стоит на драфте "Айлендерс")!

— Это был… даже больше, чем шок. Весь мир, окружающий меня, словно перевернулся, - рассказывает Вейнхандль. - Признаюсь, в самый первый момент я еще не понимал, что произошло и насколько это серьезно. Вердикт врачей был для меня ужасен: зрение травмированным глазом практически потеряно. У меня - профессионального хоккеиста…

— Несмотря на это, вы продолжаете играть на самом высоком уровне. Насколько велики проблемы, которые вы испытываете в связи с травмой?

— Сейчас зрение левым глазом составляет около 10 процентов от нормы (прикрывает правый глаз рукой). Так окружающая картина выглядит совсем иначе, чем та, которую я вижу двумя глазами. Происшедшее заставило меня совсем иначе взглянуть на себя. Я осознал: жизнь на этом не кончается, просто дальше мне придется как-то приспосабливаться к этой ситуации. Депрессия, которую вызвало приключившееся со мной несчастье, если и была, то прошла довольно быстро. Я снова начал работать и пришел к выводу, что мой недуг отнюдь не является непреодолимым препятствием в моем стремлении играть. Мне нужно добавлять, прежде всего, в "физике", движении. Компенсировать один недостаток другими преимуществами. Знаю, что не только со мной приключилось такое. Так же тяжело пострадал канадский защитник из "Торонто" Брайан Берард, но он не оставляет надежды вернуться на лед. Подобная травма постигла и моего соотечественника, защитника Маттиаса Элунда, также выступающего в НХЛ, в "Ванкувере". Но и он не повесил коньки на гвоздь. Значит, должен и я.

— Сейчас, по прошествии времени, что вы чувствуете по отношению к игроку, сыгравшему столь черную роль в вашей жизни - чеху Травничеку?

— Мне часто задают этот вопрос. Спрашивают, считаю ли я его наказание адекватным, или чересчур жестким, или, наоборот, слишком мягким. Я никак не считаю. И абсолютно ничего не чувствую по отношению к Травничеку. Я хочу забыть происшедшее, как страшный сон. Как будто этого просто не было.

— Вы были одним из кандидатов в состав "Тре Крунур" на первенство мира в Санкт-Петербурге. Но в итоге не поехали. Дело в медицинских проблемах?

— Нет, причина не в этом. Мой клуб "МоДо" играл в финале плей-офф шведской лиги. Поэтому кандидаты в сборную от него призывались в последний момент, и так получилось, что я остался дома. Хотя, конечно же, очень хотел сыграть за сборную на главном турнире года.