21-летний форвард финской сборной известен "золотой" шайбой, заброшенной им в ворота сборной России в овертайме финального матча молодежного чемпионата мира-98. Этот гол, помнится, вызвал достаточно споров, поскольку был забит…ногой Хагмана. Кроме того, Никлас — сын знаменитого Матти Хагмана, первого финна в НХЛ, и собирается идти по стопам своего "старика".

Сразу следует оговориться, что Матти финским первопроходцем в заокеанских хоккейных лигах, конечно же, не стал. Во Всемирной хоккейной ассоциации, одно время пытавшейся конкурировать, как известно, с НХЛ, к приезду Хагмана-старшего в Америку уже играли сыны Суоми. Однако в Национальной хоккейной лиге Матти стал первым финским легионером, проведя сезон-1976/77 в "Бостоне".

— Многое из того, что я знаю о жизни вообще, о хоккее — от него, — рассказывает Хагман-младший. - Отец мне много рассказывал, кстати, о декабрьском московском турнире. На протяжении многих лет "Известия" были…пропагандой, прекрасной пропагандой хоккея. Этот турнир имел большой вес, за ним с огромным интересом следили в Финляндии. Да и, пожалуй, во всем хоккейном мире. Теперь он называется "Балтика". Отец с самого начала был для меня не только родителем, одним из самых близких людей, но и подлинным кумиром, лидером. Каждым своим шагом в хоккее, каждым успехом я во многом обязан именно и только ему.

— Он был вашим первым тренером…

— Да, и самым строгим. Когда я еще был совсем мальчишкой, он всегда брал меня с собой на каток. Он поставил меня на коньки. Научил, как обращаться с ними, как управляться с клюшкой. Научил всяким хоккейным хитростям. Его помощь неоценима. Он был и остается очень известным человеком в Финляндии, он из тех, кого называют "легендами". Конечно же, я очень горд тем, что он мой отец. Знаю, что люди зачастую смотрят на меня через призму достижений моего отца, сравнивают нас. От этого, понимаю, никуда не деться. И потому я делаю все для того, чтобы не только обо мне говорили как о сыне Матти Хагмана, но и о нем иногда вспоминали как об отце Никласа Хагмана.

— Вы ведь и родились, если не ошибаюсь, в Америке?

— С чего вы взяли? Вовсе нет.

— Но когда вы родились, ваш отец выступал за океаном, не так ли?

— А-а, вот в чем дело. Я родился все же в Финляндии, но в Америке оказался в возрасте буквально нескольких месяцев.

— И, конечно же, ничего из того времени не помните?

— Помилуйте, я был вовсе малышом.

— Расскажите, как складывалась ваша судьба в хоккее.

— Как я говорил, на каток меня привел отец. Я начинал играть в его клубе, хельсинкском ХИФКе. Сперва я выступал, разумеется, в составе молодежной команды. Все мое хоккейное детство и юношество прошло в этом клубе. Когда мне исполнилось 18, пригласили в молодежную сборную, с которой я выступал на двух чемпионатах мира.

— В первом из них вы завоевали "золото", переиграв в финале российскую команду…

— Начну с того, что это было очень большое событие, и не только в моей жизни, жизни моих партнеров по команде, но и для всей нашей страны. Мы преподнесли ей прекрасный подарок. Тот финальный матч я никогда не забуду. Представьте, огромная чаша "Хартвалл Арены" была забита до отказа. В матче с Россией нас поддерживали около 13 тысяч зрителей. Обстановка, напряжение и, наконец, счастье от победы — просто сумасшедшие.

- И вы забросили победную шайбу в овертайме…

— Да. Я играл в одном звене с Олли Йокиненом, который сейчас выступает в НХЛ. Йокинен переадресовал мне шайбу на пятачок, и она, попав не на клюшку, а прямо мне в ногу, отскочила в сетку ворот. Я даже не двинулся, не бросал, даже не пихнул ее, не повел ногой — ничего. Она попала в меня и отскочила в ворота. Знаю, что этот гол породил много разговоров — был ли он правильным или надо его было не засчитывать. Не знаю… Шайба просто отскочила от меня в ворота, могла ведь отскочить и в другую сторону. Такие вещи невозможно предугадать. В конце концов, может, просто удача в тот вечер была на нашей стороне. На следующем молодежном чемпионате мира, кстати, в канадском Виннипеге мы тоже доигрались с Россией до овертайма, правда в полуфинале, и уступили.

— Видимо, тот гол является для вас самым важным в карьере?

— Еще бы! На настоящий момент, разумеется. Надеюсь, что все лучшие голы у меня еще впереди.

— Какие у вас дальнейшие планы? Вы стоите на драфте "Флориды".

— Буду пробиваться туда.

— Какое значение имеет для вас перспектива игры в НХЛ?

— Конечно же, я не буду ставить на себе крест, если сложится так, что мне не доведется поиграть в НХЛ. В Финляндии тоже очень хорошая лига, составленная из сильных клубов. К примеру, "Кэрпэт", в котором я сейчас играю. Но попасть в НХЛ было бы… очень здорово. Я могу назвать это своей целью, но не целью всей своей жизни. Для меня это прежде всего вызов: попробовать себя среди лучших мастеров.