Василий Тихонов, сын знаменитого во всем мире наставника ЦСКА и сборной СССР, пошел по стопам отца. Тренерскую деятельность он начал в Риге, затем три года работал в Финляндии, возглавляя "Эссет" (Пори), шесть лет — в клубе НХЛ "Сан-Хосе Шаркс". Затем вернулся в Финляндию, где принял "Лукко" из города Раума. За рубежом он хорошо известен. В России, как ни парадоксально, — гораздо меньше. Знают его в основном как "сына Тихонова". Между тем собственное имя он себе давно заработал не только в Финляндии, Северной Америке, но и в Латвии, с некоторых пор тоже ставшей для нас заграницей.

РАБОТУ НЕ ИСКАЛ — МЕНЯ ИСКАЛИ

— Парадокс, говорите? - переспрашивает Василий Тихонов. — Может быть, и да. Но так уж сложилось. Когда отца пригласили работать из рижского "Динамо" в Москву, в сборную и ЦСКА, я был уже достаточно взрослым, самостоятельным человеком. И решил остаться в Риге. Закончил там учебу, начал тренерскую деятельность. 5 лет возглавлял рижские юниорские команды. За это время мы по разу выигрывали серебряные и бронзовые медали чемпионата СССР, что по тем временам было вполне приличным достижением. Мою работу заметили в финском "Эссете" и пригласили сначала в юниорскую опять же команду. На год. Но основной состав "Эссета" выступал неудачно, у меня же дела пошли успешно, и уже через полгода мне предложили принять главную команду клуба, а затем и продлить контракт. В следующем сезоне пошли звонки из Америки. Так у меня получается, что я никогда не искал работу — меня искали. И, в конце концов, за мной приехали. Да не просто так — сам владелец "Сан-Хосе" на частном самолете пожаловал, чтобы забрать меня с собой. Для Пори, городка с 90-тысячным населением, приземление частного самолета — целое событие. Я ответил, что у меня еще год действует контракт. Тогда мне предложили просто провести лето в Сан-Хосе, познакомиться с обстановкой, понять, что меня ждет. В итоге я начал постепенно готовиться к переходу в новый клуб, изучать язык. Мне стало интересно.

— Судя по тому, что вы остались в Сан-Хосе аж на 6 лет, жалеть о том, что согласились, не пришлось?

— Не пришлось, конечно. Те годы дали мне очень много. Если быть точным, один из этих шести сезонов с 1995 по 1996 год я работал старшим тренером в ИХЛ — в "Канзас-Сити", входящем в систему "Сан-Хосе". Кроме меня, из европейцев американским профессиональным клубом руководил тогда только финн Алпо Сухонен. Европейцев тогда не подпускали, как было еще раньше и с хоккеистами. Так что занимать такую должность было и почетно, и сложно.

Считаю, замечательно, что сейчас тот же Сухонен и чех Иван Глинка возглавляют теперь клубы НХЛ. Надеюсь, в ближайшее время такое доверят и нашему Вячеславу Фетисову. Это было бы здорово не только для него самого, но и для всего российского хоккея. Правда, зачастую в Америке важнее не твое мастерство, а связи, которыми ты обладаешь. Сухонену помогло многолетнее сотрудничество с Майклом Смитом, генеральным менеджером "Виннипега". В общем, помимо профессионального уровня, который у европейских тренеров достаточно высокий, должно быть и еще что-то.

В НХЛ я очень многому научился. Как в чисто творческом плане, так и в отношении с людьми. На себе прочувствовал, что такое жесткий североамериканский хоккей и как в нем побеждать, выживать. И после шести лет посчитал, что этого мне достаточно, пора выходить на следующий этап. Позвонил в Финляндию и сказал, что хочу быть полезным там. А через два дня уже вышел на новую работу. Но уже не в "Эссете", а в "Лукко". И очень доволен, что принял такое решение. Финский хоккей — мощный, агрессивный, мне нравится, а его успехи на международной арене говорят сами за себя.

НАШИ ТРЕНЕРЫ СПАСЛИ ФИНЛЯНДИЮ

— За шесть лет вашего отсутствия в Финляндии хоккей там сильно изменился?

— Да. Финнов никогда не надо было заставлять трудиться. Работягами они оставались всегда. Но когда я только приехал в эту страну, хоккей там был полупрофессиональный. Игроки тренировались по 2-3 часа, а потом шли на основную работу — в банки, страховые компании… Люди знали, что хоккеем больших денег не заработают, а закончив карьеру, останутся у разбитого корыта. Поэтому стремились достичь вершин на другом поприще, к 30-32 годам становясь, к примеру, вице-президентами различных фирм. Теперь все по-другому. В Финляндии играют стопроцентные профессионалы. Готовы работать по два раза в день, а то и по три. В НХЛ уже не 16 клубов, как раньше, а почти вдвое больше. А значит, у наиболее талантливой молодежи всего мира появилось гораздо больше стимулов, она стремится реализовать себя именно в хоккее, полностью сосредоточившись на нем. В Финляндии, надо сказать, многое переняли как у заокеанской школы хоккея, так и у советской. Игра стала значительно быстрее, жестче.

— Раньше создавалось впечатление, что финнам не хватало, прежде всего, концовки. Вроде все правильно делают, но никак не могут довести дело до конца. Теперь же появилась законченность в действиях, что ли…

— Вы абсолютно правы. И во многом тут заслуга наших тренеров. Больше всех в высшей лиге (6 лет) проработал Владимир Владимирович Юрзинов. Теперь там мы вдвоем с его сыном, Юрзиновым-младшим, остались. А в первой лиге еще Анатолий Богданов трудится. Ему финский хоккей прекрасно знаком, он в нем уже много лет.

— А вот на наших игроков, в отличие, скажем, от чешских, особого спроса в Финляндии почему-то нет…

— Чехи высоко котируются уже хотя бы потому, что они — чемпионы мира и Олимпийских игр. Причем берут оттуда в основном игроков первой сборной. Так что ничего удивительного нет.

Чехи вообще как-то приживаются в Финляндии. Может быть, это с культурой связано. Лично я всегда с чехами работал с удовольствием, у меня с ними прекрасные отношения. В прошлом сезоне их было в моей команде двое, сейчас, правда, один остался.

Что касается наших, то их, видимо, нужно все-таки приглашать парами. У нас свой менталитет. Те же чехи обычно хорошо английским владеют, а в Финляндии по-английски всегда пообщаться можно. У наших с этим часто проблема. Им нужна адаптация, а времени на нее нет — от иностранцев всегда ждут того, что они непременно будут одними из лидеров. Парами же намного легче привыкать к совершенно другой жизни.

Впрочем, не у всех же россиян в Финляндии не получается. Об Александре Баркове там всегда были только хорошие отзывы. Лично я в любой момент взял бы такого игрока в команду. Очень хорошо складываются дела у Андрея Потайчука, Юрия Кузнецова. У каждого из них имидж надежных людей. И хотя все они игроки возрастные, контракты с ними каждый раз продлевают вновь.

ГОТОВЛЮСЬ К РАБОТЕ В РОССИИ

— А что за непонятная ситуация со сборной Финляндии? Ее главный тренер Ханну Аравирта заявил на пресс-конференции, что на Кубок "Балтики" он привез сильнейший состав, хотя очевидно, что это не так…

— Строго говоря, этот состав — второй. Но дело в том, что в Финляндии принято решение не привлекать в течение сезона одних и тех же игроков более чем на два этапа Евротура. Смысл тут прост — прокрутить как можно больше кандидатов в сборную перед чемпионатом мира. Так что Аравирта в общем-то не кривил душой, он взял в состав самых сильных игроков из тех, кого мог. Самые же сильные составы финны заявляют на Кубок "Карьяла" и Шведские игры. С первым турниром, думаю, понятно — перед своей публикой ударять в грязь лицом никогда не хочется. Да и Швеция совсем близко — несколько часов добираться на корабле. Все там рядом, внимание спонсоров, прессы, телевидения… К тому же именно Шведские игры — последняя серьезная проверка перед чемпионатом мира.

— Нет ли у вас желания поработать в России?

— Мне сейчас поступает много предложений отовсюду. Звонят, находят. В то же время из "Лукко" отпускать не хотят. Во-первых, я даю результат. Во-вторых, у меня очень хорошие отношения с игроками, хотя я всегда отличался требовательностью, следил за дисциплиной, но при этом чувствовал поддержку игроков всех клубов.

Но все же моя родина здесь. И если поступит хорошее предложение от клуба, который ставит перед собой высокие цели, то мое возвращение в Россию вполне возможно. Во всяком случае, именно сейчас я стал проявлять к российскому хоккею особый интерес. С большим вниманием следил на Кубке "Балтики" за сборной нашей страны. Как и все мы, очень надеюсь, что Борису Михайлову удастся поднять ее на более высокий уровень. Считаю, пришло время возрождать отечественный хоккей. Все предпосылки для этого есть. Это нужно всем нашим болельщикам — самым лучшим в мире. Может быть, через пару лет вернусь в Россию. Пока морально готовлюсь к этому — приезжаю, смотрю, учусь. С удовольствием общаюсь с тренерами, игроками, журналистами: интересно, что здесь происходит. Кубок "Балтики", раньше называвшийся Призом "Известий", лет десять не видел. Восполняю теперь пробел.

— И какие у вас впечатления от сборной России?

— Ребята играют с огоньком, от души, очень стараются. Но ошибок много допускают. В целом уровень, конечно, уступает прежнему. И все же уверен, что возрождение победных традиций не за горами. Чувствую, что это так. Если удастся создать команду на основе игроков, выступающих в России, и добавить к ним на определенные позиции звезд НХЛ — разыгрывающего, скажем, снайпера, защитника, то не вижу для этого коллектива ничего невозможного. Но, повторю, из НХЛ надо брать не всех подряд. Сборная должна быть российской по духу.

РЕВАНШ У ТИХОНОВА- СТАРШЕГО

— А конкретные предпосылки для оптимизма есть?

— Я изучал работу школы ЦСКА. Лучше ее нигде еще не видел. А значит, у нас есть будущее. И довольно скоро. Российский хоккей поднимется, и ничто этому не помешает. Более квалифицированных детских тренеров, чем у нас, нигде нет! И это не только ЦСКА касается, но и "Динамо", и российской глубинки. Знаю, что в Сибири, на Урале прекрасные наставники. И они всегда будут воспитывать сильных игроков.

— Слышал, в гости к вашему клубу собирается приехать команда, возглавляемая Виктором Васильевичем Тихоновым.

— Да, она проведет у нас десятидневный сбор и два товарищеских матча. Знаете, лишь однажды нам с отцом довелось играть друг против друга. В 1991 году "Эссет" провел две встречи с ЦСКА, за который тогда выступали Павел Буре, Сергей Зубов… Один матч закончился вничью, другой мы проиграли. Думаю, пришло время для реванша.

Василий ТИХОНОВ. Родился 13 мая 1958 г. в Москве. В 1977 — 1985 гг. работал тренером в школе рижского "Динамо". В 1985 — 1990 гг. возглавлял команды юниоров этого клуба. В 1990 — 1993 гг. — в "Эссете" (Пори, Финляндия), где сначала возглавлял юниорскую команду, а с 2.12.1990 — основную (лучший результат — 4-е место в высшей лиге в 1992 и 1993 гг.). В 1993 - 1995 гг. и 1996 — 1999 гг. — помощник главного тренера "Сан-Хосе Шаркс" (НХЛ), в 1995 — 1996 гг. — главный тренер "Канзас-Сити Блэйдс" (ИХЛ), фарм-клуба "Сан-Хосе". С 2 марта 1999 года главный тренер "Лукко" (Раума, Финляндия) — 6-е место в высшей лиге в 2000 году.