В Димитровграде Ульяновской области открылся детский клуб спортивных единоборств "Али", который возглавил известный в прошлом российский боксер Евгений Судаков. Любители бокса со стажем прекрасно помнят этого самобытного бойца, ставшего в 1989 году последним абсолютным чемпионом несуществующей ныне страны СССР.

Лучший боксер-тяжеловес страны конца 80-х — начала 90-х годов. Заслуженный мастер спорта. Родился 9 апреля 1963 года. Серебряный призер чемпионата мира-89. Серебряный призер Игр доброй воли-90. Призер чемпионата Европы-91. Чемпион СССР 1989 — 1992 годов. Двукратный обладатель Кубка СССР. Абсолютный чемпион СССР-89. Тренер — Альфред Гришин.

Ныне судья АИБА, президент клуба спортивных единоборств "Али". Женат. Имеет двух дочерей.

КАК КОРАБЛЬ НАЗОВЕШЬ, ТАК ОН И ПОПЛЫВЕТ

— Евгений, необычное название вашего клуба — это дань уважения знаменитому американцу Мохаммеду Али?

— Да. Вместе с вице-президентом клуба Шпагиным Николаем Васильевичем мы подумали и решили, что это очень подходящее имя для нашего детища, ведь Али — один из лучших спортсменов уходящего века, человек, практически достигший совершенства в боксе. Кроме того, у клуба есть деловые контакты со знаменитым нью-йоркским профессиональным "Глиссенсклабом", который воспитал 110 чемпионов мира, включая самого Майка Тайсона.

— Когда же вы успели обзавестись этими связями?

— Во-первых, я сам боксировал в этом клубе после окончания любительской карьеры. Во-вторых, несмотря на то, что официальное открытие "Али" прошло в ноябре, наш спортивный зал работает уже больше года. Сегодня в клубе занимаются свыше 300 ребят (это приличная цифра для такого небольшого города, как наш), плюс еще около 100 — в филиалах, действующих в районных поселках. Кстати, помимо бокса, у нас есть отделение тенниса, планируем в ближайшее время начать набор и в группу настольного тенниса.

— Моряки говорят: "Как корабль назовешь, так он и поплывет". Происхождение названия мы выяснили. А какой девиз начертан на знамени вашего клуба?

— "Боксеры против детской преступности и наркомании!" Этот лозунг встречает каждого, кто переступает порог "Али". Проблема наркомании и детских правонарушений в Димитровграде стоит очень остро, но мы надеемся, что наш клуб в какой-то мере поможет ее решить, ведь расположен он в самом неблагополучном в этом отношении районе города — Химмаш.

— Вы сказали, что в свое время боксировали в нью-йоркском "Глиссенсклабе", который еще называют клубом Тайсона. Как вы в нем оказались?

— В 1992 году, когда я покинул любительский ринг, подписал контракт с профессиональной лигой "Колумбус", базировавшейся в Киеве. На сборах в Нью-Йорке получил заманчивое предложение побоксировать в Америке. Я, кстати, был единственным боксером, представлявшим СНГ на прогремевшем в то время турнире в штате Миссисипи с участием 16 сильнейших профессиональных боксеров-тяжеловесов. Поединки проходили по "олимпийской системе", на выбывание. В бою за выход в полуфинал я проиграл тогда американцу Тайреллу Биггсу, чемпиону лос-анджелесской Олимпиады, чемпиону мира-82 в супертяжелом весе. А вообще за два года на профессиональном ринге провел 12 побед и в 11 одержал победу. Потом решил отдохнуть, приехал домой и в Америку уже не вернулся. Но ринг тем не менее не оставил: стал судить соревнования и сейчас являюсь судьей Международной ассоциации любительского бокса. Обслуживал бои на Играх доброй воли в Нью-Йорке, на чемпионате Европы в Тампере, на молодежном первенстве мира в Будапеште, практически на всех отборочных олимпийских турнирах.

В БЕЛЫХ ОДЕЖДАХ НЕ У ВСЕХ ЧИСТЫЕ РУКИ

— В белых судейских одеждах в ринге, наверное, попроще, чем в боксерских перчатках?

— Это несравнимые вещи. Труд боксера, естественно, тяжелее. Но у судьи больше ответственности — за твои ошибки расплачиваются другие…

— Судье Судакову было когда-нибудь мучительно больно за собственные просчеты?

— К счастью, от серьезных ошибок, повлиявших на исход боя, Бог пока уберег. А вот за коллег стыдно приходилось. В частности, на квалификационном олимпийском турнире в Венеции судейство было таким, что я позволил себе произнести вслух фразу, очень точно отвечавшую моему тогдашнему состоянию: "Еще три часа позора — и мы свободны…"

Одно утешило: судейская предвзятость моих иностранных коллег не коснулась российских боксеров — Камиля Джамалудинова и Александра Леонова, которые именно в Венеции завоевали две последние наши путевки на Олимпийские игры в Сидней.

— В последний день олимпийского боксерского турнира арбитражный комитет АИБА отстранил от судейства на четыре года российского арбитра Станислава Кирсанова, якобы за предвзятое судейство финального поединка в категории 57 кг между казахом Саттархановым и американцем Хуаресом. Можете прокомментировать это решение?

— Мне кажется, что Станислав Николаевич просто попал под горячую руку, а точнее, стал жертвой политической игры. К судьям, обслуживающим олимпийские соревнования, были некоторые претензии — кого-то надо было наказать, вот и выбрали россиянина. Американская делегация, подавшая протест, обвинила Кирсанова главным образом в том, что он не дал предупреждение казахскому боксеру за постоянные захваты. Ну, во-первых, существует определенная судейская этика, "рекомендующая" судьям, обслуживающим финальные бои в ринге (не говоря уж об олимпийских финалах), давать предупреждения только в исключительных случаях, после серьезных нарушений, а таковых в поединке Саттарханова с Хуаресом не было. А во-вторых, в том бою американца не спасли бы даже два предупреждения сопернику — он проиграл со счетом 14:22. Другими словами, действия Кирсанова никак не повлияли на исход поединка и он не заслужил столь сурового наказания.

НАКАЗЫВАЛИ ТРЕНЕРА - ПОСТРАДАЛ КАПИТАН

— Вы закончили с любительской карьерой после Олимпиады в Барселоне?

— Нечасто в практике бокса случается так, что боксер, который приезжает на Олимпийские игры в качестве одного из главных претендентов на медали, в итоге вообще не выходит на ринг. Мой пример стал печальным исключением. Представляете мое состояние, когда во время взвешивания вдруг было объявлено, что я дисквалифицирован и потому не допущен к участию в Олимпиаде! Данная новость стала сильным психологическим ударом для всей нашей сборной, ведь я был капитаном команды!

А произошло вот что. В то время не было такой системы отбора на Игры, которая существует сейчас, но всем будущим олимпийцам предписывалось обязательное участие в ряде международных турниров, определенных АИБА. Я не знал о столь категоричном подходе, а потому пропустил одно из таких соревнований в Германии. Помнится, с тогдашним главным тренером сборной Константином Копцевым мы еще долго не могли решить для себя: ехать мне туда или нет? В итоге тренер дал мне отдохнуть. Что из этого вышло, вы уже знаете. Вообще я стараюсь не вспоминать об этом эпизоде, но раз уж вы попросили…

— Помните грандиозный скандал, случившийся перед Олимпиадой-92 на международном коммерческом турнире в Швеции, где Копцев снял всю команду, не согласившись с финансовыми условиями организаторов? Константин Николаевич потом рассказывал, что уже в Барселоне к нему подошел вице-президент АИБА Эмиль Жечев и спросил: "Ну что? Будем отдавать долги?" В этой связи не считаете ли вы, что ваше отсутствие на турнире в Германии стало лишь формальной причиной для столь сурового наказания боксера Судакова?

— Абсолютно это не исключаю.