МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ ТРЯСУТ, КАК ГРУШУ

— Одна из ключевых тем сегодня — вопрос о реконструкции армейского футбольного стадиона. Генеральный директор ПФК ЦСКА Николай Степанов заявил в одном из интервью примерно следующее: "5 лет назад мы реконструировали стадион. И с того момента до сих пор ничего больше не меняется". Так и будет продолжаться?

— Я готов показать юридический документ. Цитирую: "Начальнику ЦСКА. Начальник КЭО ЦСКА. Докладываю: 31 января 1995 года ЦСКА заключил договор с фирмой "Биоэкология" на выполнение работ по реконструкции футбольного поля ЦСКА с установкой электроподогрева и заменой зеленого газона. Фирма ООО "Эльсиор" выполняла договор по прокладке кабелей электроподогрева поля на субподряде у организации "Биоэкология". Посадка травы и земляные работы при устройстве поля были выполнены и оплачены ЦСКА.

В декабре 1996 года был заключен договор с фирмой ООО "Эльсиор" по электромонтажу и пусконаладке оборудования электроподогрева стадиона УСБ "Песчаное", работы выполнены и оплачены ЦСКА.

В 1996-1997 годах по договорам, заключенным с ЦСКА, были выполнены работы по реконструкции трибун: демонтаж старых скамеек для зрителей, снятие старого слоя гидроизоляции, бетонирование трибун, укладка новой гидроизоляции, бетонирование трибун, работы выполнены и оплачены ЦСКА.

В 1998 году ЦСКА заключил договор на поставку и установку отдельных пластмассовых сидений для зрителей для подготовки стадиона к Всемирным юношеским играм 1998 года. Выполнены работы по благоустройству и озеленению окружающей территории, устройству верхнего покрытия тротуаров и дорог, спортивного ядра, а также элементов фасада здания, работы выполнены и оплачены ЦСКА за счет средств, выделенных Москвой для подготовки к Олимпийским играм, и денежных средств 19-го закона г. Москвы.

В 1999 году ЦСКА за свой счет выполнил ремонт холла трибуны и раздевалок для спортсменов.

В 2000 году за счет средств Министерства обороны выполняются работы по освещению футбольного поля и реконструкции трибун с пристройкой двух дополнительных: северной и южной. На данный момент выполнено здание трансформаторной подстанции, а проект на установку мачт освещения футбольного поля находится на государственной экспертизе".

Не вижу и не пойму: где здесь ПФК? Да они себя прокормить не могут, не то что стадион построить.

Почему у футбольного клуба на сегодняшний день до сих пор нет титульного спонсора? Как вообще ведется менеджмент? Почему в "Спартаке" сейчас будет строиться стадион на деньги спонсора? Почему в ПФК ЦСКА этого нет? Почему они трясут Министерство обороны, как грушу?

— Руководители ПФК говорят, что не получают от ЦСКА ни копейки и зарабатывают сами.

— Ничего они не зарабатывают. Не верьте никому. Рынки? Они имеют с них доход только потому, что в свое время арендовали помещения футбольно-легкоатлетического манежа у ЦСКА по фантастически низкой ставке. А фирмы, подконтрольные руководителям футбольного клуба, сдают эти помещения в несколько раз дороже.

НЕ БУДЕТ ФУТБОЛА — НЕ БУДЕТ СПОРТА

— База ЦСКА в Архангельском сегодня находится в плачевном состоянии. Неужели игроки не достойны более комфортных условий для проживания?

— Знаете, что в свое время было сказано мною Дадаханову в присутствии одного молодого банкира? Я тогда только-только стал начальником ЦСКА. В то славное время еще "не работал на ФСБ" и квартиры им не раздавал (смеется). Я пригласил Дадаханова и этого банкира и сказал: "Шахруди, я был на базе в Архангельском. Того, что там происходит, не должно быть. Семак, Хомуха, Кулик достойны жить в более комфортных условиях. Это наша с тобой задача. Но сегодня у ЦСКА, кроме долгов, ничего нет".

Затем добавил: "Вот банкир, который готов платить ЦСКА за маленькую "нашивку" на рукаве 200 тысяч долларов за сезон. И я не думаю, что это для него максимум. В перспективе мы можем увеличить эту сумму". Я предложил Шахруди следующую схему исчислений: "100 тысяч получаешь ты, то есть клуб, остальные 100 идут на счета ЦСКА. Ровно пополам. Свою часть по договоренности с тобой трачу на Архангельское. Начнем с туалетов. Все надо привести в надлежащий вид". Дадаханов ответил: "Хорошо, я подумаю".

Проходит два дня. Шахруди приходит и говорит: "Не годится". Я спрашиваю: "Почему?" Он отвечает: "У меня есть фирма, которая даст 500 тысяч долларов". Говорю: "Классно. За 250 тысяч я не только Архангельское сделаю, но и в "Песчанку" начну деньги вкладывать. Семена закупим, пленку, чтобы газон закрыть на зиму. А там, может, и к табло переберемся". Знаете, что ответил Дадаханов: "Зачем мне это надо? Это твои проблемы". Я говорю: "Мои проблемы? Там же команда твоя, на которой ты себе имя сделал. Кто тебя знал?" На этом попытки совместно заработать закончились. Закончились, не начинаясь. А все, что может сделать ЦСКА для развития футбола, делаем мы.

Миллионы людей болеют за армейский футбол и болеют искренне. Футбол — самый социально значимый вид спорта, и я прекрасно отдаю себе в этом отчет. Не будет футбола — не будет вообще никакого спорта. Просто не будет.

— А как в ЦСКА осуществляется финансирование 34 видов спорта?

- Целиком на бюджете ЦСКА находится 31 вид спорта. Как я уже говорил, в футболе, хоккее и баскетболе созданы акционерные общества. ЦСКА предоставляет им условия, но не финансирует их. В случае с футболом не осуществляет прямое финансирование. В остальных видах спорта, считаю, удается реализовывать государственный подход к спорту на практике. ЦСКА — спортивный клуб Министерства обороны, государственная организация, и вся наша деятельность подчинена интересам государства, начиная от воспитания просто здоровых молодых людей, физически и нравственно, и заканчивая работой на олимпийское "золото". Нам удалось аккумулировать средства в тех видах спорта, в которые привлечь коммерческие структуры в качестве инвесторов сложно. Вместе с тем эти виды спорта обеспечивают престиж государства, в чем мы убедились на последней Олимпиаде в Сиднее, где армейские спортсмены завоевали 63 медали российской сборной из 88! Я сам олимпийский чемпион, при этом прекрасно понимаю, что олимпийская медаль сама по себе ничего бы не значила. Она лишь последняя ступенька этой лестницы, на первых ступенях которой стоит детский спорт. Поэтому, как я уже говорил, 4,5 тысячи детей регулярно занимаются в наших спортивных школах, существующих целиком за счет ЦСКА. Мы не только готовим спортсменов для большого спорта, но и решаем огромную социальную задачу для города.

— Вы говорили о том, что у ЦСКА арестован счет.

— Ну, с этим мы разберемся, как разобрались и со всеми долгами, которые остались от предыдущего руководства. Знаете, сколько по документам стоит мебель в кабинете начальника ЦСКА, доставшаяся мне по наследству, — 200 тысяч американских долларов! И эта мебель была взята в долг. Пришлось за нее расплачиваться. Зачем такая мебель полковнику Российской армии? Вместо этого я мог бы не одну команду отправить на сборы. Почему покупались "мерседесы", которым цена по завозу 180 тысяч долларов, а по факту проплачено 1 миллион 200 тысяч? Почему ни один спортивно-тренировочный зал не был пущен в эксплуатацию, хотя деньги на них выделялись? Сейчас я очень доволен тем, что за два года ЦСКА удалось вывести из финансового кризиса.

— Предыдущий начальник ЦСКА Барановский говорил, что при нем было множество проверок, но результата они не дали. Куда же смотрели наши правоохранительные органы?

— Мебель у меня до сих пор стоит: можете приехать, посмотреть. Хотел продать знакомым банкирам и организовать учебно-тренировочные сборы, но не покупают. Говорят, дорого.

С БИТОЙ Я НИКОГО НЕ ВЫГОНЯЛ

— Почему вы сами не инициируете дела, если нарушения существуют?

— Это не моя функция. Я обязан сделать так, чтобы сегодня в ЦСКА все жили в рамках закона. Законность — основной принцип моей деятельности. К примеру, еще один вопрос, касающийся наших взаимоотношений с ПФК. Речь идет об аренде руководителями футбольного клуба помещений в 600 квадратных метров под офис. Дадаханов заявил, что я их выгоняю. Пусть покажут бумаги. Я что, с битой пришел или с автоматчиками? Есть бумага совершенно другого толка. Они ведь там бесплатно сидят. Коммерческая организация использует бесплатно государственное имущество. Может такое быть? Им было предложено подписать бумаги об аренде помещений по минимальным расценкам.

— Но ведь ПФК — это не просто коммерческая структура, она носит имя ЦСКА.

— Согласен. Но пусть тогда с завтрашнего дня все солдаты, которые имеют отношение к ЦСКА, будут работать у меня на даче. Снег чистить, дом строить. А объясню я это просто: ну как, я же начальник, я — это ЦСКА. ЦСКА и дача — это совершенно разные вещи. Так что здесь подобные доводы неуместны. Надо жить по законам. Я же не предлагаю им заплатить какие-то сумасшедшие деньги. Кто платит за свет, за ремонтные работы? ЦСКА. Получается, что бюджетные деньги мы расходуем на нужды коммерческой организации. А представителям государства я не могу это объяснить тем, что коммерческая организация называется ЦСКА. Есть закон, ему и надо следовать. Руководство же ПФК старается сделать все, чтобы сложилось впечатление: мол, у меня с футбольным клубом есть какой-то конфликт. Еще раз заявляю: никакого личного конфликта с ПФК у меня нет.

С СОБАКАМИ МЕНЯ ПОДСТАВИЛИ

— Вы принципиально против аренды ПФК стадиона на какой бы то ни было срок?

— Нет. Я этого нигде никогда не заявлял.

— Какие суммы предлагались руководителями ПФК за аренду стадиона?

— По стадиону ситуация следующая. Я готов к диалогу. Но только в том случае, если Дадаханов придет и скажет: "Михаил Геразиевич, вот моя программа. Вот мои инвесторы. Вот размер инвестиций. Вот сроки реконструкции". Тогда у нас будет нормальный, реальный разговор. Пока же он идет в таком духе: "Вы нам дайте, а мы сделаем". Позвольте, мы что — на базаре? Стадион — это что, мой личный чемодан?

— С точки зрения логики получается, что вы не можете реально быть заинтересованы в скорейшей реконструкции стадиона, так как у вас нет футбольной команды, которая бы на нем играла.

— Так думать проще всего. Мы не можем бросить команду, которая называется ЦСКА. Кстати, как вы полагаете, сколько руководители ПФК заплатили за право пользования товарным знаком ЦСКА? Во сколько он им обошелся? Отвечу. Безвозмездно, то есть даром. Они бы взяли и назвали команду Дадаханов плюс Барановский и играли бы с ней. Но пока команда называется ЦСКА, она играла и будет продолжать играть на этом стадионе.

— А однажды с вашего согласия на "Песчанке" была организована выставка собак.

— Знаете что? В моем понимании выставка собак — это то, что показывают по телевидению, что-то типа "Дог-шоу". И когда начальник ОСБ "Песчаное" пришел ко мне с письмом о проведении этой выставки на территории стадиона, речь там вовсе не шла о футбольном поле. Я написал начальнику базы: "Рассмотреть и доложить". Он ответил: "Возможность имеется". Я подписываю. У нас там большие площади. Не только выставку, выездку лошадей можно сделать. Не касаясь поля. Это была чистой воды подстава. Человек на следующий день пришел и написал заявление об уходе с работы. Я доказал, что это подстава, и ему стало стыдно.

— Председатель совета акционеров ПФК ЦСКА Андрей Трубицын между тем заявил, что уголовные дела, имеющие отношение к футбольному клубу, инициируют люди, имеющие определенный вес в Министерстве обороны.

— Глупость. Кому из Министерства обороны выгодно травить футбол?

— В нашей газете прозвучали слова Дадаханова о том, что ему поступили предложения продать клуб от вас и сотрудника МВД Сысуева.

— Заявляю ответственно: никогда в жизни полковника Сысуева я не видел и знать не знаю, кто это такой. Наверное, очень богатый человек. С моей стороны, речь о покупке клуба не шла. Лично мной, как полковником Российской армии. Я могу купить команду только в том случае, если это мне позволит мое денежное довольствие. А я получаю около 4 тысяч рублей в месяц.

— Речь идет не лично о вас, а о ЦСКА как организации.

— Не буду кокетничать. Отвечу по существу. Я обрисовал позиции, по которым, на мой взгляд, руководство ПФК со своей работой не справляется. Они работают неэффективно и неспособны решать задачи, которые перед ними ставятся. Я сказал: "Если у вас нет желания дальше работать и, самое главное, нет возможности, может быть, вы примете решение о передаче или продаже своих акций в другие руки?" Ни больше ни меньше. А желающие, поверьте мне, есть.

— И что, вопрос завис в воздухе или же переговоры идут?

— А как вы себе эти переговоры представляете? Что, я каждое утро звоню Дадаханову и интересуюсь: "Ну что, не надумал продавать клуб?" И еще добавляю: "Ты смотри, Сысуеву не продавай (смеется)". А то ведь мы с Сысуевым еще подеремся.

— Как получилось, что у ЦСКА оказалось всего 0,6 процента акций футбольного клуба?

— Когда я стал начальником, у ЦСКА было 25,1 процента акций футбольного клуба. А полтора года назад произошла эмиссия, выпуск новых акций. Надо было увеличивать уставной капитал. И руководители ПФК ЦСКА обманывают, когда говорят, что Мамиашвили дел эти акции непонятно куда. Они же и забрали эти акции за счет увеличения уставного капитала.

— А куда смотрело руководство ЦСКА?

— Я что, в чемодане должен был принести им деньги? Это же подсудное дело!

— Каково сейчас процентное соотношение этих акций?

— В присутствии председателя попечительского совета Павла Грачева Дадаханов сказал, что 96 процентов акций принадлежат какой-то американской компании, которая на 96 процентов и финансирует клуб. Тогда я спросил Грачева: "Павел Сергеевич, а причем здесь в таком случае арендная плата на рынках? Если привести арендные договора в соответствие с требованиями Госимущества, по их словам, нечем будет финансировать клуб. И где здесь американская компания?" Бред. Об этом желаю пообщаться с Дадахановым в присутствии журналистов. А вообще мое главное желание таково: очень хочу поговорить с руководителями ПФК, во главу угла поставив интересы футбола. Не разделяя его на армейский и неармейский. Чтобы мы реально, исходя из возможностей как ПФК, так и Министерства обороны, сделали шаги друг другу навстречу. Вот это идеальная ситуация.

— За то время, пока вы стоите у руля армейского спорта, вам приходилось слышать и читать о себе немало нелестных слов. Как вы все это воспринимаете?

— Выскажу парадоксальную мысль: для меня это знак того, что мы идем по правильному пути.