Оставивший пост главного тренера сборной России Виктор Борисович Авдиенко уверен, что поступил правильно.

УШЕЛ ОТ ИНТРИГ

— Прошло три дня чемпионата страны. Все ли ваши ожидания оправданы или что-то все-таки не получилось?

— Я скажу «за волгоградское плавание», о котором почему-то в последнее время в основном говорят только в черных тонах. Если учесть, что у нас здесь выступает не полная команда (часть ее уже готовится к юношескому чемпионату Европы), то семь золотых, две серебряные и три бронзовые медали — это хороший результат. Для меня было открытием (не важен сам результат), что Скрынников и Борисов заняли два первых места на стометровке вольным стилем — королевской, спринтерской дистанции, которую выигрывают взрослые мужчины. Я уже не говорю о результатах, которые показывает Яна Толкачева, не готовясь к чемпионату. Очень высокий результат выдал Игорь Березуцкий.

— Самая трепещущая тема последних дней — ваша отставка с поста главного тренера сборной страны. Это демарш, обдуманный шаг, вынужденная мера или что-то еще?

— Мой уход можно расценивать двояко. Во-первых, в Волгограде, где я чувствую себя и уютнее, и увереннее, чем в сборной, уровень плавания такой, что обойти нас или принять какое-то решение, не спросив нашего мнения, уже просто невозможно. Поэтому с позиций результата, спортсменов и тренеров мы будем диктовать свои условия. Во-вторых, вокруг деятельности главного тренера постоянно идут всякие интриги. Тут надо было быть тонким политиком, чтобы остаться для всех хорошим. Но эти интриги и эта политика не дадут нормально работать.

— То есть вы ушли исключительно от интриг?

— Да. Я не хотел доказывать то, что очевидно.

ЛУЧШЕ АМЕРИКАНЦЕВ

— Вы отошли от сборной, и будете гораздо больше времени уделять своим спортсменам, но значительно реже видеть других. Не боитесь, что при наличии 80—85 % всей российской талантливой молодежи в вашем клубе вы потеряете чувство соперника?

— К следующему году я ищу финансы и на местном, и на федеральном уровне, где, думаю, мне удастся решить эту проблему. Впрочем, определенные средства мы сможем заработать своим трудом. Это нам поможет выехать на сборы в ведущие американские центры подготовки и обкатать нашу молодежь на крупных европейских стартах, чтобы вывести ребят на новый уровень.

В Америке мы проведем совместные тренировки с местными командами, юношеской и национальной сборной. И я уверен, что на тренировках мы покажем, что не слабее их. Наши дети приобретут уверенность в своих силах, что очень важно. Я уверен, что мы готовимся лучше американцев.

— Почему вы решили не ехать на чемпионат Европы? Ведь волжан там будет достаточно.

— Я не еду не потому, что не хочу. Во-первых, я там не нужен, так как нагнетать обстановку вокруг моего имени совсем не нужно. Я как оказывал влияние, так и буду это делать. А зачем там мешать людям управлять командой? Во-вторых, это мое здоровье. После четырех лет работы в сборной я не очень хорошо себя чувствую. И мне сейчас обязательно нужно пройти хотя бы трехнедельный курс лечения.

— Кто же из руководителей сборной будет отвечать за результат?

— Наверное, Алешин. Но, думаю, Петрову хватит опыта и здравого смысла, чтобы развести мосты между всеми конфликтующими сторонами. И я искренне желаю ему удачи.

— Не исключено, что вам вновь предложат пост в национальной команде.

— Нет. Ни за что на свете во второй раз в эти «воды» я не войду.