Вчера заслуженному мастеру спорта, олимпийскому чемпиону по футболу Анатолию Константиновичу Исаеву исполнилось 70 лет, из которых более полувека связаны с всенародно любимой игрой. Годы берут свое, и вот уже 10 лет Анатолий Константинович пенсионер. Однако завтра на спартаковском стадионе имени Нетто он снова выйдет на поле и примет участие в матче ветеранов, посвященном его 70-летнему юбилею. Накануне наш корреспондент встретился с юбиляром.

МИЗЕРНЫЕ ШАНСЫ

– Анатолий Константинович, в июне вы летали на чемпионат мира в Японию, а ведь зимой жаловались на сердечные боли, говорили о том, что врачи не рекомендовали вам уезжать из Москвы даже на дачу.

– Было такое, но спасибо президенту «Ротора» Владимиру Дмитриевичу Горюнову, который, узнав о моих проблемах со здоровьем, помог мне пройти курс лечения в подмосковном санатории. В результате я сравнительно легко перенес и многочасовые перелеты из Москвы в Токио и обратно, и резкую смену часовых поясов. Единственное, что напомнило мне в Японии о проблемах с сердцем, – это слабая игра сборной России.

– А чем вы объясняете провал нашей команды в Японии?

– Он был предсказан многими специалистами футбола еще до начала чемпионата, хотя сразу после жеребьевки было ясно, что в группе у нас слабые соперники. Но сборная России, увы, не преодолела даже групповой барьер. Я объясняю это не какими-то просчетами, а просто скромными возможностями нашей команды. Напомню, что перед чемпионатом она проиграла контрольные встречи Ирландии, Эстонии, заняла последнее место в московском турнире. Тем не менее оптимисты пытались вселить во всех надежду, что в ответственных встречах сборная России сыграет сильнее, чем в товарищеских. Но этого не произошло, чему имелись и объективные причины. После выхода в финал казалось, что сборная проведет хорошую подготовку к играм в Японии, будет наигрывать тактические схемы, состав. Но проблема заключалась в том, что у тренеров прежде всего был ограниченный выбор игроков.

– А вы не допускаете, что в Японии во встрече с хозяевами и бельгийцами от наших футболистов отвернулась удача?

– Везение в футболе, безусловно, имеет важное значение, но главным все равно остается мастерство, игра. Помнится, в 1956 году в Мельбурне в первом матче с индонезийцами мы не могли забить ни одного мяча. Более того, на последней минуте нападающий сборной Индонезии выскочил один на один с Яшиным, но, слава богу, он пробежал с мячом мимо вратаря и пустых ворот. Вот тогда нам действительно повезло. Однако на следующий день в повторной встрече все стало на свои места – мы разгромили индонезийцев со счетом 4:0, а потом стали и олимпийскими чемпионами. У сборной же России в Японии не было футболистов, которые могли обеспечить победу над любым соперником.

– Ваше мнение о назначении Газзаева главным тренером сборной.

– Мы, «ветераны», на вопрос нашего старейшины Симоняна еще до Исполкома высказались именно за Газзаева. Другое дело, что предполагалось, что он уйдет из ЦСКА и будет заниматься только сборной – просматривать, в частности, кандидатов, в том числе и в зарубежных клубах. А то опять повторится история с Романцевым.

СТАЛИНСКОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ

– Но сегодня речь идет о вас, поэтому поговорим не о будущем российского футбола, а о том, как вы пришли в него полвека назад. Помните, с чего все началось?

– В 1952 году я был призван в Советскую Армию в команду ВВС, которой лично занимался Василий Сталин, сын нашего вождя. Мне сразу присвоили звание сержанта, выдали форму военного летчика, хотя впервые в самолет я сел, если не изменяет память, только в конце сезона.

– С Василием Сталиным часто виделись?

– Только один раз. Как раз в моем дебютном матче. На «Динамо» мы встречались с киевскими динамовцами, и счет после первого тайма был 1:1. Сам я, правда, находился в запасе. В перерыве между таймами в раздевалку зашел Василий Иосифович и стал давать указания: «Ни шагу назад. Все идите к чужим воротам, только так можно забить и выиграть». Но наш играющий тренер и капитан команды Всеволод Бобров успокоил сына Сталина: «Присядьте, товарищ генерал. Я и сам скажу ребятам, что делать». И действительно, он разобрался. Во втором тайме я заменил Шувалова, выскочил на поле, как бык на арену во время корриды, ничего не соображал, но в одном эпизоде удачно сыграл в «стенку» с Бобровым и отправил мяч в девятку. А довольный Василий Сталин после матча сказал, что я стану футбольным генералом.

– И он не ошибся. Вы действительно скоро стали «генералом», завоевали золотую медаль на Олимпиаде в Мельбурне. Правда, говорят, в финале произошла историческая неточность – ведь единственный мяч в ворота югославов забили вы, а не Ильин, как указано во всех справочниках. Что же произошло на самом деле?

– Это, конечно, не такое недоразумение, как в случае с Колумбом и Америго Веспуччи, когда первый открыл Америку, а материк был назван в честь другого мореплавателя. Но неточность и в самом деле вошла во все футбольные справочники – мяч после моего удара фактически пересек линию югославских ворот, а набежавший Толя Ильин лишь добил его в сетку. Но тогда мы не стали выяснять, кто же забил единственный мяч, главное, что он сделал нас олимпийскими чемпионами.

КРАСИВЫЙ РАЗГРОМ

– А свой последний матч тоже помните?

– Парадоксально, но это была игра против… «Спартака». В этом клубе я закончил играть в 1962 году, когда мы завоевали золотые медали чемпионов страны. После этого Анатолий Михайлович Акимов, тренировавший «Шинник», уговорил меня поиграть в Ярославле. В том же году мы встретились со «Спартаком» в Кубке, и получилось так, что в это время в Ярославль на гастроли приехал МХАТ, многие артисты которого были поклонниками спартаковцев. Сначала я отказывался играть против родной команды, но тренеры и даже страстный болельщик «Спартака» народный артист СССР Михаил Михайлович Яншин уговорили меня выйти на поле – игра, мол, всегда остается игрой и неважно, в какой команде ты выступаешь. Правда, мой выход на поле не спас «Шинник» от поражения со счетом 0:3, но, главное, все, в том числе и местные болельщики, остались довольны футболом. После матча, помнится, мы встретились на улице с директором шинного завода Чесноковым и не сомневались в том, что после такого разгрома он будет нас ругать, а наш директор, наоборот, похвалил нас за красивую игру. Увы, это был один из последних моих выходов на поле.

– После окончания игровой карьеры вы поработали тренером и начальником команды во многих городах, но крупных достижений в новой роли не добились. Чем вы объясняете, что из великого футболиста не получилось великого тренера?

– Мне не хватало спортивной злости. Да, на поле я налетал на соперников, как орел на дичь, а за его пределами, особенно в кабинетах начальников, всегда держался скромно.

– Ваше семейное положение?

– Жена Галина Михайловна когда-то работала преподавателем статистики в техникуме тяжелого машиностроения, а теперь, так же, как и я, на заслуженном отдыхе. У нас родилась дочь Ирина, которая окончила два института – физкультуры и иностранных языков имени М.Тореза. А сейчас работает в системе интуризма.

НАША СПРАВКА

Заслуженный мастер спорта, олимпийский чемпион по футболу Анатолий Константинович Исаев родился 14 июля 1932 года в Москве. В футбол начал играть в 1949 году в клубной команде ЗКП, а через три года был призван в Советскую Армию в команду ВВС. В 1953 году Исаев приглашен в московский «Спартак», в котором отыграл 9 сезонов. Завершил игровую карьеру в 1964 году в ярославском «Шиннике». Всего в чемпионатах СССР Исаев сыграл 186 матчей и забил 57 мячей. Четырехкратный чемпион СССР, двукратный серебряный призер и двукратный бронзовый призер, обладатель Кубка СССР, победитель Спартакиады народов СССР. В сборной СССР выступал с 1955 по 1959 год и сыграл 17 матчей, забив 6 мячей. Чемпион Олимпийских игр, участник отборочных матчей чемпионата мира-58 и Кубка Европы-60. После окончания игровой карьеры работал тренером и начальником команды в московском «Спартаке» и в других клубах. Награжден орденом Дружбы.

ЛЮБОПЫТНО

«В отборочном цикле олимпийского турнира 1956 года мы играли с Израилем, – рассказывает Анатолий Исаев. – Поле в Тель-Авиве было окружено полицейскими с собаками, и во втором тайме произошел такой забавный случай: я подхватил мяч в середине поля и устремился к чужим воротам, но вдруг услышал рев на трибунах. Остановился. Посмотрел по сторонам и увидел, что за мной гонится бульдог, сорвавшийся с поводка у полицейского. Я не раздумывая убежал на игровую дорожку, а собака набросилась на мяч и разорвала его. Потом-то я понял, что она гналась не за мной, а за мячом, но все равно играть с ней было нежелательно».