Наставник четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Попова и ряда австралийских пловцов попал в немилость в июне, когда, возвращаясь домой с европейского турнира «Маре Нострум», в самолете, следовавшем по маршруту Сингапур – Сидней, по утверждению сотрудников авиакомпании «Квантос», повел себя неадекватно. Он вроде бы задремал и, проснувшись, принялся буйствовать. Турецкого только отстранили от работы, а теперь и вовсе выгнали.

Мы дозвонились Турецкому в Канберру.

— Австралийцы в письменной форме сообщили, что разрывают со мной контракт и обязуются выплатить мне двухнедельную зарплату, — сказал он. — Месяц назад мне предложили уйти по собственному желанию. В таком случае я бы получал зарплату в течение трех месяцев (ставка Турецкого равнялась 10 тысячам австралийских долларов. – Прим. авт.). Но я, посоветовавшись со своим адвокатом, отказался. Сейчас произошло реальное увольнение. По контракту неустойка мне не полагалась.

Мой адвокат категорически запрещает мне общаться с прессой и давать всяческие комментарии, так как он собирается опротестовывать это решение в судебных инстанциях и бороться за то, чтобы меня восстановили на работе.

После инцидента в самолете по настоянию руководства Австралийского института спорта я прошел медицинское освидетельствование. Причем главным действующим лицом там выступал кардиолог, который сказал, что состояние сна и внезапного пробуждения может быть связано с употреблением алкоголя. На мой взгляд, кардиолог не должен иметь отношение к этой стороне вопроса, и не совсем понятно, почему он высказывает свое мнение. Я действительно заснул, а когда проснулся, откровенно говоря, не помню, что произошло. Потом мне рассказали, что я кричал и приставал к кому-то.

Итак, в Австралии Турецкий неугоден. А у себя на родине, в России?

За комментарием мы обратились к президенту Всероссийской федерации плавания Геннадию Алешину.

— В апреле, когда Геннадий Геннадьевич приезжал в Москву на чемпионат мира по короткой воде, мы предложили ему сотрудничество. И сейчас я готов обсудить с ним варианты нашей совместной работы. Однако после своего увольнения Турецкий не обращался ко мне с просьбой о работе. Что касается должности главного тренера российской сборной, то на нее он никогда не претендовал.