ГЕННАДИЙ БУРБУЛИС, ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦИИ ШОРТ-ТРЕКА РОССИИ ОСУЖДАЕТ ПОЛИТИКУ ПЕРЕТЯГИВАНИЯ ОДЕЯЛА НА СЕБЯ

МНЕНИЕ

Еще не затихли отголоски олимпийских скандалов, в которых оказались замешаны российские спортсмены и чиновники, а на страницах некоторых изданий уже вовсю муссируются слухи и домыслы о якобы неразрешимом конфликте между Госкомспортом и ОКР. Точнее – между руководителями этих ведомств Вячеславом Фетисовым и Леонидом Тягачевым.

«Взаимная неприязнь», «стремление порулить», «борьба за финансовые потоки»… чего только не говорится и пишется в этой связи.

По мнению президента Федерации шорт-трека России сенатора Геннадия Бурбулиса, не следует нагнетать страсти. Недавно он встречался и с Фетисовым, и с Тягачевым и согласился поделиться своим видением ситуации.

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РАЗГРАНИЧЕНЫ

– Геннадий Эдуардович, вначале о том, с какой целью вы побывали у Вячеслава Фетисова и Леонида Тягачева. Уж не примирять ли их собрались?

– Я собирался обсудить целый комплекс вопросов. В первую очередь, олимпийские перспективы шорт-трека в России. Напомню, на Олимпиаде-2006 в нашем виде будет разыгрываться 10 комплектов медалей! Игнорировать этот факт, если мы хотим успешно выступить в неофициальном командном зачете, было бы, по меньшей мере, недальновидно. Поэтому мы в федерации разработали долгосрочный проект трехстороннего соглашения с Госком-спортом и ОКР. С учетом тех реалий, которые сложились с финансированием, каждая позиция этого документа предусматривает не только соответствующее материальное обеспечение, но и персональную ответственность за взятые обязательства. Сейчас проект находится на юридической проработке, и если получит позитивный отзыв, то, на наш взгляд, может стать моделью для федераций и по другим видам спорта. По крайней мере, и Фетисов, и Тягачев его одобрили.

– Наверное, в данном случае такое единодушие – исключение из правил. В последнее время чаще обращают внимание на разногласия между ними.

– Я так не считаю. Разве, к примеру, не бывает спорных вопросов у Мин- экономики и Министерства финансов? Они и работают вместе в составе правительства. Да и задачи у них одни – подъем благосостояния россиян. А вот спорят же…

Что касается взаимоотношений Фетисова и Тягачева, то я утверждаю, между ними установились вполне нормальные, деловые контакты. Они регулярно встречаются лично и обсуждают назревшие вопросы. Так же поступают и члены их команд. Как президент федерации, я имел с тем и с другим многочасовые встречи. При мне обсуждались и локальные проблемы, и состояние отечественного спорта, физической культуры в целом. Сейчас не время придираться к отдельным шероховатостям. Они, как известно, встречаются в любом деле. Наоборот, важно поддержать конструктивный настрой, возобладавший в отношениях наших главных спортивных руководителей. Худой мир лучше доброй ссоры, и не надо искусственно нагнетать страсти.

– Но, согласитесь, дыма без огня не бывает. Что-то послужило поводом для всевозможных домыслов и пересудов.

– Да, были споры и разногласия. Возможно, они не преодолены окончательно до сих пор. Но смею вас уверить, все последнее время шло детальное уточнение как правовых полномочий деятельности каждой из структур, так и реальных возможностей Госком- спорта и Олимпийского комитета России. На языке парламентариев это называется разграничением прав и обязанностей.

Поясню. За участие в Олимпиадах отвечает ОКР. Круглогодичная, если хотите, повседневная работа в системе высшей исполнительной власти – прерогатива Госкомспорта. В том числе я имею в виду и спорт высших достижений. Для иллюстрации несколько фактов. Не без участия Госкомспорта и его руководителя установлены стипендии для выдающихся российских спортсменов. А Министерство труда и социального развития восстановило статус госслужащего для государственных тренеров. Тем не менее в свете вышесказанного я категорически против выяснения, кто важнее, кто ближе к главе государства, и под этим предлогом – перетягивания одеяла на себя.

ПРОЗРАЧНЫЕ ДЕНЬГИ

– Если абстрагироваться от личных амбиций (вы же не станете отрицать, что и Фетисов, и Тягачев весьма честолюбивые руководители), то за право «порулить», в особенности единолично распоряжаться финансовым потоками, все-таки идет борьба.

– Борьба за финансовые потоки – это мистификация. Бюджетный кодекс определяет финансодержателем всех бюджетных средств Государственный комитет по физической культуре и спорту. А вот Олимпийский комитет вправе вести коммерческую деятельность, зарабатывать. И право на организацию спортивных лотерей – недавно правительство одобрило такое предложение – лишь подтверждает мою мысль. То же самое можно сказать и о спонсорских соглашениях, о привлечении инвесторов под различные выигрышные проекты. Но тут я хотел бы оговориться: полученные средства не должны оседать в казне ОКР, а использоваться в первую очередь на поддержку федераций. И вообще все финансовые операции, будь то спонсорские или благотворительные деньги, следует сделать максимально прозрачными, чтобы впредь исключить разного рода инсинуации, недомолвки, обиды…

– Конечно, любая, в том числе и спонсорская, поддержка – это благо. Однако в связи с так называемым делом Тайванчика возникают опасения, что под видом благотворителей к спорту могут примазываться люди с запятнанной репутацией. Поговаривают и о том, что недавнее разрешение Госкомспорту заниматься лицензированием игорных заведений может привести к росту криминального элемента в спорте.

– Скандал, связанный с именем Алимжана Тохтахунова, или Тайванчика, уверен, нужен в первую очередь американским спецслужбам. Взяв бывшего гражданина России в разработку по подозрению в отмывании грязных денег, торговле оружием и наркотиками, они при прослушивании его телефонных переговоров случайно наткнулись на информацию, связанную якобы с подкупом судей на турнире фигуристов в Солт-Лейк-Сити. Сделанные записи, а других реальных фактов вроде бы и нет, и легли в основу предъявленного Тохтахунову обвинения. Это дает основание для экстрадиции Тайванчика из Италии в США. Поскольку Олимпиада проводилась на территории Америки, предстоит суд. Он и расставит все точки над «i». На основании этой истории я бы не делал далеко идущих обобщений.

Что же касается всевозможных лотерей, тотализатора, то известно, что в ряде стран, в частности в Италии, отчисления от игорного бизнеса вполне легально направляются на поддержку спорта, Олимпийского комитета. Такая помощь исчисляется сотнями миллионов долларов. Почему бы и нам не использовать полезный опыт? Только на законных основаниях, под тщательным контролем. И еще не надо создавать никаких льгот и предпочтений. Они-то в первую очередь и притягивают криминальные структуры. Нелишне вспомнить в этой связи и печальный опыт Национального фонда спорта. Хотя, подчеркну, создавался он исключительно из благих побуждений.

НУЖЕН НОВЫЙ ЗАКОН

– Вам не кажется, что ваши коллеги-законодатели в долгу перед большим спортом, да и массовым тоже? Чтобы названные выше процессы находились в рамках правового поля, явно не хватает законов…

– Да, я согласен. Правовое обеспечение этой важной, социально значимой сферы нашей жизни еще не на высоте. Должен, наконец, появиться внятный, на уровне современных стандартов закон о лоббировании. До сих пор четко не прописаны правовые нормы о меценатстве, о благотворительности. Надо открыто сказать, что у нас отсутствуют механизмы, которые бы стимулировали бизнес-структуры, желающие цивилизованно помогать спортивным командам и клубам. Да и тем, кто согласен вкладывать в дворовый спорт, в массовую физкультуру, необходимо создавать подходящие условия. Например, наша федерация берется возглавить строительство десятков простейших катков для шорт-трека. Есть планы, идеи. А вот денег – в обрез.

Особо хочу сказать, что пора существенно изменить действующий закон о спорте. Некоторые его нормы давно устарели, не работают. А потом, заметьте, за последние годы изменился статус спорта – правовой, экономический, социальный. В то же время приняты новые базовые кодексы – трудовой, налоговый. Их возможности никак не учитываются в нынешнем законе.

Наконец появился опыт становления и функционирования таких структур, как профессиональные клубы. Некоторые даже акционируются, переходя в частные руки. Возьмите футбольный ЦСКА. Спорт стал бизнесом, а спортсмены – привлекательным товаром, в который можно успешно вкладывать деньги. Таковы реалии сегодняшнего дня, и от этого никуда не денешься.

– Геннадий Эдуардович, шорт-трек еще не стал таким привлекательным товаром, который способен заинтересовать спонсоров, представителей бизнеса. Отсюда и невнимание со стороны телевидения. Скоростной бег на коньках внутри хоккейной коробки практически не показывают.

– Это, пожалуй, только у нас. Вообще-то шорт-трек успешно развивается более чем в пятидесяти странах. Даже в Австралии, Израиле, Южной Африке. А в Южной Корее, Китае и США он становится культовым. Это спорт удивительно скрытой интриги. Он сочетает в себе зрелищность, динамизм. При этом спортсмен не должен терять голову: надо постоянно думать, играть по правилам коллективного творчества, одновременно не пренебрегая личным успехом.

Надеюсь, популярность шорт-трека у нас заметно возрастет после того, как в конце ноября мы проведем в Санкт-Петербурге этап Кубка мира, а затем, уже в январе будущего года там же – чемпионат Европы. Замечу, соревнования такого уровня в России состоятся впервые.

НАША СПРАВКА

БУРБУЛИС Геннадий Эдуардович

Представитель администрации Новгородской области в Совете Федерации Федерального Собрания РФ. Президент Федерации шорт-трека России. Родился 4 августа 1945 г. в г. Первоуральске Свердловской области. В 1974 году закончил Уральский государственный университет, философский факультет по специальности «Диалектический материализм». Кандидат философских наук. Владеет немецким языком. На выборах Президента Российской Федерации в 1991 г. являлся руководителем избирательной кампании Бориса Ельцина.