В ШТРАФНОЙ

6 сентября исполнилось сто лет со дня рождения одной из самых своеобразных фигур в истории бразильского футбола, бывшего арбитра ФИФА – Марио Вианны.

В жизни этого человека прослеживается три самостоятельных, но взаимозависимых этапа. В молодости он был полицейским, в зрелые годы – футбольным арбитром, а на склоне лет вынужден был переквалифицироваться в радиокомментаторы.

От его первой служебной ипостаси на всю жизнь сохранилась могучая стать, зычный, не терпящий возражений голос, гордая походка и пистолет в кармане или на специальной упряжи — под мышкой. С пистолетом он не расставался никогда, говорят, его положили ему и в могилу. Эта властность натуры, сформировавшаяся за годы ловли преступников, умение сказать так, что никакие вопросы ни у кого не возникнут, очень пригодились ему, когда он судил футбольные матчи. В самых напряженных ситуациях игроки выполняли его команды беспрекословно.

Некоторое представление о неукротимой натуре этого бойца дает отрывок из его воспоминаний:

«Однажды я выгнал с поля сразу двадцать одного футболиста. Это был матч между командами «Роял» и «Сентрал» в поселке Барра-да-Пираи недалеко от Рио. Что творилось на стадионе, вы не можете себе представить! Дело дошло до того, что по окончании игры я вынужден был выбираться со стадиона прямо в судейской униформе и лишь на станции смог послать за костюмом в отель одного из своих друзей.

Думал, что этим все и закончилось. Приехал на электричке в Рио, сел на вокзале в маршрутное такси, заняв место рядом с водителем, и в дороге услышал, как сзади один болельщик говорит другому:

— А ты видел этого бандита Марио Вианну? Видел, как он жульничал на той игре в Барре-да-Пираи?

Я велел водителю остановить машину, перешел туда, где сидели пассажиры… И в конце концов могу с уверенностью утверждать только одно: сам-то я продолжил путь на этой маршрутке. Это точно. А где были те типы – то ли остались лежать на тротуаре, то ли их отправили в карете «скорой помощи» в больницу — я уже не помню. Водитель попытался жаловаться, что он лишился пассажиров и несет убытки, но я с готовностью возместил ему эти издержки...»

Неукротимый нрав послужил, в конце концов, причиной крушения его карьеры. На чемпионате мира 1954 года поражение сборной Бразилии от феноменальной венгерской команды Пушкаша, Грошича и Хидегкути вызвало у Марио бурный всплеск эмоций. Он публично, в присутствии репортеров, в угаре патриотического шовинизма объявил, что судья этого матча англичанин Артур Эллис «подкуплен коммунистами». По этой причине поражение бразильцев стало следствием «грязных происков руководителей ФИФА, которые превратились в прислужников мирового коммунизма и Советского Союза!»

За этот идиотский выпад (назовем вещи своими именами, ведь команда СССР в том чемпионате мира вообще не участвовала) Марио решением ФИФА был пожизненно дисквалифицирован с запрещением работать арбитром на состязаниях любых уровней и категорий.

После этого он и переквалифицировался в спортивные комментаторы, работал на радио в составе репортерских бригад, специализируясь на анализе действий арбитров. Там, в репортерских кабинах «Мараканы», меня с ним познакомил Жоан Салданья. Я никогда не видел Марио Вианну в роли арбитра, но его работу на радио и телевидении наблюдал десятки раз и всегда восхищался его точными, лаконичными и эмоциональными оценками судейских решений. Представляю себе, в каких выражениях он прокомментировал бы работу судей на последнем чемпионате мира!