502 Bad Gateway


nginx

ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

В нашей редакции на «горячей линии» побывала дорогая гостья – двукратная абсолютная чемпионка мира по художественной гимнастике Алина Кабаева. Ученица Ирины Винер, приступившая к выступлениям после годичной дисквалификации, недавно с блеском выиграла чемпионат Европы в испанской Гранаде. А ведь в ее успех верили далеко не все.

ФИНАЛЫ В ОТДЕЛЬНЫХ ВИДАХ МНОГОБОРЬЯ
вопросы читателей

МЕДАЛЬ В КАРМАНЕ

– Алло! Алина? Василий из Чебоксар вам дозвонился. Недавно вы выиграли чемпионат Европы. Для вас, чемпионки мира, это был важный старт?

– Это была моя самая главная победа, потому что когда я вернулась в спорт после долгого перерыва, в прессе появились негативные отклики на мое возвращение. Враги, коих у меня, видать, немало среди тренеров и судей, говорили в мой адрес много всяких ненужных слов, чем, собственно, и подтолкнули меня доказать им, что мне рановато выходить в тираж.

– Алина, это Галя. Позвольте поздравить вас с успешным возвращением. В Москве-то мы когда увидим вас на соревнованиях?

– В марте 2003 года на этапе «Гран-при». Я полагаю, этот турнир будут широко рекламировать, так что обязательно приходите.

– Дорогая Алина, я Виктор Григорьев – пенсионер из Москвы. У меня к вам три вопроса. Чем объясняется ваш срыв на Олимпиаде в Сиднее? Замужем ли вы? И какое ваше любимое упражнение?

– На Олимпиаде я по глупости упустила обруч. Так случилось, потому что я была слишком в себе уверена. Как мне сказали: «Знаешь, ты, наверное, думала, что золотая медаль у тебя в кармане. На самом деле ее еще там не было». Что касается моего семейного положения, то замуж я пока не вышла. А мои любимые упражнения – с лентой и булавами.

– Добрый день, Алексей на проводе. Я за вас, Алина, всегда переживаю. Меня, в первую очередь беспокоит обруч.

– Меня тоже беспокоит, вы не представляете как! Но я верю, что все-таки подружусь с ним до Олимпиады в Афинах.

– Если не получится ее выиграть, то у вас не будет чувства удовлетворения?

– Значит, не судьба. Ничего не поделаешь. С судьбой бороться невозможно. Ну не выиграю Олимпиаду. Я же не смогу весь мир перевернуть, чтобы соревнования вернуть. Да и незачем это: а если опять провалюсь?

– Вы уже решили, чем будете заниматься в дальнейшем?

– Я хотела бы открыть свою школу художественной гимнастики или фонд Алины Кабаевой.

– Это Диана, я живу в Москве. Можно вас спросить про Ирину Чащину? Она пропустила чемпионат Европы. Будет ли выступать дальше?

– Конечно, просто у нее сейчас небольшая травма ноги. Но Ира не унывает. Я не сомневаюсь, что у нее все еще впереди, она хорошая, перспективная гимнастка.

– Алина, вас приветствует Светлана. Олимпиада 2012 года в Москве в ваши планы входит?

– Там я уже руководителем буду. И дай бог, чтобы эти Игры состоялись в Москве, ведь пока МОК кандидатуру нашего города не утвердил.

– Хобби у вас имеется?

– С недавних пор я увлеклась политикой. На днях присутствовала на собрании партии «Единая Россия».

– У телефона Сергей из Люберец. Алиночка, ты необычайно популярна в Европе, а в Америке?

– Только среди гимнасток, потому что в Штатах этот вид спорта не развит так, как хоккей, баскетбол или гольф. Там никогда не было звезд. Девочек-то одаренных немало, «вытянуть» их можно. Но, я заметила, отношение к тренировкам какое-то странное, во время занятий тренеры могут сидеть на скамейке и жевать гигантские бутерброды. И, главное, не пожалуешься на них, поскольку они могут подать на тебя в суд за нарушение их гражданских прав.

ЗОЛОТЫЕ РУКИ

– Это Алина? Фарид говорит.

– А, татарин – брат по крови!

– Нет, я грузин. Ну что скажете хорошего?

– Вам? Я думала, вы хотите задать конкретный вопрос.

– Оставьте номер своего мобильного телефона.

– У меня нет мобильного (так отшила Алина навязчивого поклонника).

– Я вам подарю. Как с вами связаться?

– Пришлите «трубку» на адрес Федерации художественной гимнастики России. Там его у вас примут.

– Алина, добрый день. Доктора Рафаэля не забыла? С трудом до тебя дозвонился – нигде не застанешь. Как дела? Поздравляю с победой на чемпионате Европы, теперь тебе только олимпийской золотой медали не хватает. Ну а если возникнут проблемы со здоровьем, приезжай с тортиком, подлечим.

– Я очень рада вас слышать. Объясню: это мне позвонил доктор, у которого золотые руки. Он мне плечо на место «вставил». Я испытывала такую боль, что с трудом двигалась, лечь не могла.

– Алиночка? Тебя Дима Крамаренко беспокоит.

– Никак футболист из ЦСКА?

– Конечно! Я хотел пожелать тебе всего хорошего. Помнишь, когда мы были на сборах и тренировались по соседству, я говорил тебе, что будешь лучшей. Ты всегда была первой, Алинка!

– Спасибо, Димочка. А вы с ребятами не расстраивайтесь из-за проигрыша национального чемпионата «Локомотиву».

– Алина, обращаюсь к вам инкогнито как доверенное лицо игрока «Локомотива», которого вы обещали поздравить в случае победы, но не поздравили.

– Я догадываюсь, о ком речь. Понимаете, как получилось: он поздравил меня с титулом чемпионки Европы и продиктовал свой телефон, который я сразу записала на «мобильник». У меня не очень удобная модель – с футляром, и, когда я закрывала аппарат, номер был стерт. Пользуясь случаем, поздравляю этого замечательного футболиста со страниц «Советского спорта» и надеюсь вскоре сделать это лично.

ПРОПУСКНОЙ РЕЖИМ 

– Здравствуйте, меня зовут Ирина. Мы с вами практически соседи, жили неподалеку от Ташкента в Чимкенте, это Казахстан. А потом переехали в Россию, в Дзержинск. Моей дочке 10 лет, она занимается художественной гимнастикой. Интересно, как вы совмещали спорт и учебу в школе?

– Я начала серьезно тренироваться с 12 лет, когда мы приехали в Москву. Поступила в спортинтернат. Но было очень тяжело всюду успевать. Вы должны для себя решить, либо посвятить все время занятиям спортом, либо учиться. Впрочем, в 10 лет девочка пусть пока учится.

– Как ваша мама относилась к тому, что вы вынуждены были прогуливать уроки?

– Моя мама, когда еще была беременная, уже знала, что ее дочь будет заниматься художественной гимнастикой.

– Алло, Анна говорит. Алина, правда, что вы очень скучаете по папе, который живет отдельно от вас?

– Мой папа Марат Кабаев, в прошлом футболист ташкентского «Пахтакора», остался в Узбекистане. У него там работа. Я по нему безумно скучаю. Он меня навещает, приезжал на чемпионат Европы. Я мечтаю, чтобы он перебрался в Москву, и надеюсь, что это вскоре произойдет. Кстати, папина родня хранит вырезки из газет, посвященные и его выступлениям, и моим. Как-то, разбирая пожелтевшие странички, я обнаружила снимок, где я, еще совсем кроха, запечатлена с мячом в руках. К нам в «Трудовые резервы» приходил фотограф. Там как раз открывалась школа художественной гимнастики, проводили набор девочек, и я случайно попала в кадр.

– Алина, это ваш давний поклонник. Мне 27 лет. У меня задача – сесть на шпагат. Это возможно сделать в моем возрасте?

– Не волнуйтесь, вы осуществите свою мечту. Самое главное, уверенность в своих силах и терпение.

– Можно Кабаеву? Вы? Женя говорит. Скажите, вы любите читать?

– Да, когда время есть. Только что прочитала документальный роман Эдуарда Тополя.

– Звонит Оксана из Раменского, мне 11 лет. Алина, можно с тобой встретиться?

– Это сложно, потому что я частенько уезжаю на соревнования. А на тренировки тебя не пустят. У нас очень строгие охранники. Меня иногда даже не пропускают, если я документы забываю.

– Алина? Привет! Слушай, с кем ты дружишь из других видов спорта?

– Со Светочкой Хоркиной, например.

– В спортивной гимнастике есть элементы, придуманные Хоркиной и носящие ее имя. А у «художниц» есть именные элементы?

– Мой коронный элемент – один из пируэтов. Кроме того, у нас существуют, например, оригинальность Алины Кабаевой, оригинальность Ирины Чащиной, оригинальность Зарины Гизиковой и так далее

– Здравствуйте, Игорь из подмосковного Жуковского с вами беседует. Мне любопытно, играете ли вы в большой теннис?

– Играю, просто так, для себя, чтобы форму не потерять. У меня в Нахабино имеется личный тренер.

– Что вы знаете о новом виде спорта, который придумала ваша коллега Юлия Барсукова, – смеси фигурного катания и гимнастики?

– С этим шоу Юля, кажется, находится в Англии. Наверное, оно пользуется там популярностью, но я об этом, если честно, не слышала.

ПЛАТЬЕ НЕВЕСТЫ

– Разрешите представиться, Евгений Абрамченко из Москвы. Алина, вы верите в приметы?

– По-моему, все зависит от того, как себя настроишь перед выступлениями. Но в какие-то знаки свыше я, не скрою, действительно верю. Допустим, сколько раз убеждалась: как встретишь Новый год, так и проведешь его. Так получилось, что наступающий 2002 год я встретила не в той компании, в какой собиралась: приехала в один город на Рождество, да и задержалась там. И последующие месяцы провела в минорных тонах – набрала вес, долго не могла избавиться от травмы. В довершение всего еще и дисквалификация «подоспела».

– У меня еще вопрос. Какой вид транспорта вы предпочитаете и часто ли ездите в метро?

– Я начинающая автомобилистка, езжу на машине, а в метро последний раз была очень давно. Вообще Ирина Александровна Винер даже маленьким детям дает автомобиль с водителем, который развозит их по домам. Но когда они сильно шалят и «доводят» тренеров, она говорит: «Хватит! На метро теперь поедете».

– Вы в курсе, сколько сейчас стоит проезд?

– Десять рублей. Пардон, не угадала! Мне подсказывают, что семь.

– Добрый день, это Наталья. Однажды я видела, как после соревнований поклонник попросил вас расписаться на руке. Где еще, Алина, вам приходилось оставлять автографы?

– В российском паспорте, на той страничке, где указываются сведения о жене и детях.

– Алина, привет от Кирилла. Не могу на тебя налюбоваться, ты всегда улыбаешься. А какая ты в гневе?

– Мне незнакомо это состояние. Я никогда не могу накричать на собеседника. Но в состоянии ответить грубо, если меня сильно доведут.

– Это снова Евгений. Весной вы принимали участие в Неделе высокой моды, а почему мы не увидели вас на аналогичном дефиле, состоявшемся на днях в Москве.

– На этот раз меня не пригласили. В принципе мне понравилось быть моделью. Но я даже перед соревнованиями так не волновалась, как перед выходом на подиум. Я демонстрировала экстравагантное платье невесты с невероятным разрезом. И так как ростом не вышла для манекенщицы, то вынуждена была напялить высоченные «каблуки». А девчонки-модели, счастливые, ходили в тапочках, которые скрывали длинные юбки.

– Вот вы из Узбекистана. Там вас, разумеется, боготворят, зазывают выступить, а за это дарят роскошные узбекские ковры?

– Никаких подарков оттуда я не имею. Знаете, меня больше зазывают во Владикавказ, где у моей мамы много друзей.

ФИНАЛ В АБСОЛЮТНОМ МНОГОБОРЬЕ
вопросы журналистов

КОВАРНАЯ КАРМЕН

– Для упражнения с обручем вы выбрали «Кармен» Бизе. Как трактуете этот образ?

– Моя героиня – женщина, которая играет с мужчинами.

– Она близка вам по духу?

– Да!

– К этому произведению буквально каждый сезон обращаются фигуристы и синхронистки. Вас не смущало, что данная тема немножко избита в спорте?

– Я уверена, что каждый спортсмен, каждая балерина исполняет «Кармен» по-своему, неповторимо, поэтому я без тени сомнений взяла эту музыку. Она очень сильная и безумно мне нравится. Мне кажется, я до нее созрела.

– Насколько сложно выполнять классическую постановку в сочетании со сложнейшими элементами, введенными недавно Международной федерацией гимнастики?

– Я приказала себе не зацикливаться на новых правилах и делать ультра-си как «воду» (так у нас называются простенькие элементы), обыгрывать их улыбкой, выражением лица.

– Ирина Винер, по крайней мере публично, все время ставит вам в пример Майю Плисецкую, в частности ее умение постоянно находится в нужной кондиции. Вам не надоело такое сравнение?

– Напротив, я счастлива, когда меня сравнивают с такой великой балериной. Но, конечно, все люди разные и не могут быть похожими друг на друга. У каждого свои проблемы. Я думаю, Плисецкой не хватает детей, коими она пожертвовала ради искусства. А мне недостает силы воли Майи Михайловны.

– Часто занимаетесь балетом?

– Ежедневно. Ирина Александровна повторяет, что балет для нас как воздух. Признаться, я не люблю эти занятия, хотя обожаю смотреть балет. Когда я была маленькой и еще жила в Ташкенте, то на уроках по балету всегда была отстающей. Помню, только однажды, в свой день рождения, хорошо позанималась. Преподаватели выглядели такими довольными, говорили: «Алина, почаще бы у тебя был день рождения».

КРАСНАЯ НИТОЧКА

– У вас на левой руке красная шерстяная ниточка. Что, простите, кости ломит?

– Нет, перед чемпионатом Европы Ирина Александровна надела ниточки и мне, и себе, когда в октябре мы были на соревнованиях в Израиле. Причем куда-то специально за ними ездила. Они священные – на удачу. 

– Когда можно будет снять это украшение?

– Ниточка сама снимется – порвется. Месяц назад я пришла на презентацию швейцарских часов и должна была рекламировать новинку. Президент фирмы, посмотрев на мое левое запястье, удивился: «Что это?» Я ответила, мол, талисман. Он рассмеялся: «А, ясно, бойфренд подарил».

– Вы имеете контракт с этой фирмой, который обязывает вас всегда представать перед публикой в элегантных нарядах. Какие вещи вам нельзя носить?

– Запреты в первую очередь распространяются на съемки в таких журналах, как «Плейбой». Но я бы и сама ни за что не стала бы позировать для подобного издания, потому что на всю жизнь отпечаток останется. А насчет одежды я даже не знаю. В принципе и в джинсах могу выйти в свет. Но никогда не надену вещь, если она мне не подходит, вне зависимости от того, модная она или нет. Однако я считаю, что нужно одеваться стильно. В самом деле, не придешь ведь на брифинг в спортивной форме.

– Вообще-то спортсмены с удовольствием разгуливают в тренировочных костюмах. В художественной гимнастике это не принято?

– Раньше очень даже было принято. Когда мне подарили первый тренировочный костюм, я была такая счастливая! Берегла его и надевала лишь по праздникам, потому что он казался мне самой изысканной одеждой. Мое появление в нем в училище олимпийского резерва вызывало всеобщее восхищение. Ребята шептались: «Ой, у нее костюм! Значит, она входит в сборную команду России».

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ФЕЙЕРВЕРК

– Вам посвятили песни футболист Максим Бузникин («Алина – судьбы моей половина») и певец Мурат Насыров («Не плачь, моя Алина»). Не секрет, что Бузникин сделал это по велению сердца, а у Насырова был спецзаказ?

– Честно, я случайно узнала о существовании этой песни. Моя подруга, поклонница Насырова, посмотрела по МУЗ ТВ передачу с участием Мурата. Он сказал, что только двум женщинам посвятил песни – своей родной сестре и гимнастке Кабаевой. И мне было очень приятно, что такой талантливый, творческий человек обратил внимание на мою персону. Тем более что песня бесподобная.

– Какие еще оригинальные подарки вы получали?

– Два с половиной года назад на семнадцатилетие мне презентовали салют – на площадке возле моего дома в небе фейерверк высветил имя: «Алина». Аналогичный сувенир мне «вручили» и накануне 7 ноября. У нас в то время гостила тетя, она говорит маме: «Люба, что-то взрывают». Мама отвечает:«Наверное, салют репетируют, праздник ведь». А тут я прибегаю со словами: «Мне сейчас такой фейерверк устроили, я даже не ожидала».

– Сейчас торгуют участками на Луне по 30 долларов за акр. Николь Кидман, Джон Траволта и Харрисон Форд уже обзавелись «огородами». Вам, случайно, никто не прикупил лунную недвижимость?

– Нет, мне и ни к чему такой участок. Разве что цветники с орхидеями разбивать или помидоры с огурцами выращивать. Но для этого не надо так далеко лететь.

– А вы могли бы посвятить мужчине элемент или композицию?

– Пока я до такого не дошла! Если дойду, то со спортом закончу, потому что любовь – страшная напасть, я вам хочу сказать.

ГОРОД СУМАСШЕДШИХ

– Алина, вы участвовали в популярной французской телеигре «Форт Байяр». Сложные задания попадались?

– Яна Батыршина неправильно подсказала мне, как перебрасывать и ловить ремень. Как скакалку, посоветовала она. Но когда я последовала ее совету, то поняла, что совершила промашку, и мне было очень тяжело управлять этим дурацким ремнем. Сколько раз я себе говорила, что нельзя никому верить, на свою интуицию надо полагаться.

Страшно было плыть по Бискайскому заливу к финишу. К пункту, где был спрятан ключ, я доплыла с легкостью, собирая по дороге неподъемные мешки, как я шутила, с картошкой. Смеялась до слез, мол, как здоровенная баба вынуждена тягать такой груз. Ничего, справилась, достала ключ. А на обратном пути попала в шторм. Журналист из нашей команды, собственный корреспондент РТР в Германии, чуть не захлебнулся. Он и вправду тонул! Я видела его глаза, в которых застыл страх.

– Разве под водой вас не страховали водолазы?

– Нет, нам выдали денежную страховку, по-моему, на сумму 90 тысяч евро, но это на случай, если уйдешь под воду с концами. Тот парень выбрал неправильную тактику. Известно, что когда волна уходит, надо сразу подниматься и плыть. А он в тот момент отдыхал и принимался грести руками в набежавшую волну. Его несколько раз смывало, но он, слава богу, выплыл. Но вообще картина была не для нервных.

Никогда не забуду, с какими приключениями я уезжала из Франции. Торопилась в Кению на съемки телесериала «Гарем». Мне дали водителя – русского мальчика. До Парижа надо было ехать четыре часа. Мы выехали поздней ночью. Вижу, мой шофер засыпает. Он взмолился: «Алина, давай на десять минут остановимся, я посплю». Останавливаемся. Я дала ему возможность вздремнуть, потом растолкала его и мы тронулись дальше. Эта история повторялась несколько раз. В конце концов я не выдержала и говорю: «Выходи! Пересаживаемся». И сама села за руль. Любопытно, что до этого я ездила только на автомобилях с автоматической коробкой передач. А тут врубила пятую скорость и – вперед!

В парижском аэропорту мы долго не могли припарковаться, поскольку стоянка была разрешена не более чем на пять минут. Мой провожатый предложил остановиться за углом. Я согласилась. Но заняв место пассажира, вдруг с ужасом поняла, как так – за углом, там ведь сплошные развилки. Короче, мы заехали в какой-то город, где я, наконец, поймала такси и вернулась в аэропорт. Прилетаю в Москву, звоню этому горе-водителю и спрашиваю: «Ты где?» Он чуть не плачет: «Я еще еду». Во Франции, оказываеттся, два города Ля-Рошель: один для нормальных людей, другой – для сумасшедших, что-то типа психбольницы. Как выяснилось, он заехал в «дурку» и долго удивлялся, почему народ вокруг какой-то дикий.

НАША СПРАВКА

Алина Кабаева. Родилась 12 мая 1983 г. в Ташкенте. Рост 165 см, вес 40 кг. В сборной команде России с 1996 г. Бронзовая медалистка Олимпиады 2000 г. в абсолютном первенстве. Абсолютная чемпионка мира 1999, 2001 гг. Абсолютная чемпионка Европы 1998 – 2000, 2002 гг. Представительница клуба «Газпром». Тренер – Ирина Винер. Семья: отец Марат Кабаев, бывший игрок футбольной команды «Пахтакор» (Ташкент), мать Любовь Кабаева, бывшая баскетболистка, младшая сестра Ляйсана. Хобби: чтение, животные. Живет в Москве.

КСТАТИ

– Мне говорят, что я похожа на итальянскую актрису Орнеллу Мути, – рассказывает Алина. – Впервые мне сказал об этом фотограф, снимавший меня два года назад для журнала «ELLE». Мне очень нравится Орнелла, особенно в молодости. Кинофильм «Укрощение строптивого», где она играет в дуэте с Челентано, я смотрела несметное количество раз. А мой папа заявляет, что это не я похожа на Мути, а она на меня.

АЛИНА КАБАЕВА

ЛЮБИМЫЙ ЦВЕТ

ЧЕРНЫЙ, БЕЛЫЙ

ЛЮБИМОЕ ВРЕМЯ ГОДА

ЛЕТО ЛЮБИМЫЙ ГОРОД:

ТАШКЕНТ ЛЮБИМЫЙ АКТЕР

ТОМ КРУЗ

ЛЮБИМАЯ АКТРИСА

ДЕМИ МУР

ЛЮБИМАЯ БАЛЕРИНА

УЛЬЯНА ЛОПАТКИНА

ЛЮБИМЫЙ ТАНЕЦ

ТАНГО

ЛЮБИМЫЙ РОМАН

«ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН»

ЛЮБИМАЯ МАРКА АВТОМОБИЛЯ

«МЕРСЕДЕС»