ПЛАВАНИЕ

Недавно Россию посетил знаменитый тренер по плаванию Геннадий Турецкий. В отличие от весеннего приезда в Москву на чемпионат мира на «короткой» воде, его нынешний визит прошел незамеченным. Неудивительно, ведь Турецкий был на родине практически инкогнито. Корреспондент «Советского спорта» оказался единственным журналистом, сумевшим взять интервью у знаменитости.

ЗАГАДОЧНАЯ ВСТРЕЧА С ФЕТИСОВЫМ

Геннадий Геннадиевич, с какой целью вы приезжали в Россию?

— У меня была встреча с министром спорта Вячеславом Фетисовым. Потом с дочкой Сашей я два дня провел в Петербурге – менял старый советский паспорт на новый российский и просто гулял по городу, встречался со знакомыми. Я ведь на берегах Невы не был уже одиннадцать лет.

На встрече с Фетисовым вы обсуждали возможность трудоустройства в России?

— Я не хотел бы рассказывать о содержании нашей беседы. Знаете, утечка информации играет на руку противнику.

Но вы же не будете отрицать, что после увольнения из Австралийского института спорта у вас нет недостатка в предложениях?

— Вариантов хватает. В той же Австралии некоторые клубы очень хотели бы сотрудничать со мной. Есть и другие предложения. На все это я могу лишь сказать, что сейчас моя главная цель – подготовить Александра Попова к Олимпиаде-2004. Исходя из нее и будет принято решение.

Сейчас ходят слухи, что вы можете уехать работать в Швейцарию.

— Пока это только слухи.

НЕЛЬЗЯ НЕНАВИДЕТЬ СОПЕРНИКА

Кто за эти годы стал самым любимым вашим учеником?

— Смотря по какому принципу выбирать. Лично для меня спортивные достижения пловца никогда не становились приоритетом. Важно, какого человека я из него сделал. Потому-то самой дорогой наградой стала видеокассета, присланная учениками на мое пятидесятилетие. На экране каждый из них поздравлял, рассказывал какие-то истории. Один вспомнил: «Однажды я не выполнил норматив, но вы не стали выгонять меня. Спасибо вам за это». За свою жизнь я воспитал куда более известных пловцов, чем тот мастер спорта, но его благодарность тронула меня до слез.

Трудно поверить, что тренер такого уровня, как вы, ставит спортивные достижения учеников на второй план.

— И все-таки человеческие качества важнее. Взять хотя бы Николая Евсеева, ныне работающего в Германии. Очень сложный был человек: тонкий и в то же время агрессивный, склонный к демонстративным поступкам. Или же Игорь Полянский – тоже характер будь здоров. Я учил этих ребят побеждать. Но никогда не настраивал враждебно по отношению к сопернику.

А как же понятие «спортивная злость»?

— Это качество в избытке было у другого моего бывшего ученика, Майкла Клима. В жизни он очень приятный, милый парень, но на дистанции привык ненавидеть всех и вся. После триумфа на чемпионате мира-98, когда мы выиграли четыре золотые медали, в Австралии развесили плакаты с ликующим Климом на финише: кулаки сжаты, гримаса – зверская. После возвращения Майкл подходит, спрашивает: «Тренер, не слишком ли я эмоционален на снимке?» — «Но ведь это и есть твое лицо», — отвечаю ему.

Тем не менее иногда негативные эмоции по отношению к сопернику приносят пользу...

— Я категорически против антигуманной природы спорта. Увы, на Западе идея о том, что противника нужно ненавидеть, приобретает все больше сторонников. Выпущена даже книга, которая утверждает, что злоба снижает у человека болевой порог. Но вот возьмите еще одного австралийца, Гарри Холла-младшего. Перед каждым заплывом он кричит, что готов разорвать Попова. Но где Саша — и где Холл!

ПОПОВ МОЖЕТ ПРИБАВИТЬ

Кстати, о Попове. Его решение выступить на следующей Олимпиаде попахивает авантюрой.

— Прошлой весной, когда Попов пришел и сказал, что думает об Олимпиаде в Афинах, я спросил его: «Ты хочешь просто проплыть на Играх? Или выиграть золотую медаль? В первом случае я не буду с тобой работать, во втором – пожалуйста». Вы можете догадаться, что ответил Саша, раз мы с ним продолжаем сотрудничество.

Но ведь для того, чтобы выиграть в Афинах, Попову мало будет остаться на прежнем уровне. Вы уверены, что он сможет прибавить?

— Добавить он сможет. Другой вопрос, хватит ли этого для победы. Важно не просто быть готовым показать высокий результат — необходимо иметь запас прочности. Помню, за семь месяцев до начала Олимпийских игр-96 я проанализировал результаты соперников и пришел к выводу, что в Атланте сразу четыре человека могут проплыть стометровку за 48,6 секунды. «Чтобы быть уверенным в победе, ты должен настраиваться на уровень 48 секунд», — сказал я тогда Попову. В результате Саша оказался еще на две десятых быстрее.

В Сиднее запаса прочности не хватило?

— Тогда соперники совершили непредсказуемый рывок в результатах.

Ни для кого не секрет, что этот скачок стал возможен благодаря использованию гидрокостюмов. Может, Попову стоит бросить свое упрямство и тоже облачиться в резину?

— Саша считает, что соревноваться должны люди, а не костюмы. Что ж, это его право; неволить никого нельзя. Хотя во всем этом видится какая-то издевка судьбы: именно я стоял у истоков изобретения гидрокостюма, а теперь мой ученик из-за этого проигрывает. Могу сказать совершенно официально – тот же голландец Хугенбанд всех своих успехов достиг исключительно благодаря новинке. Латекс помогает ему лежать высоко на воде и тем самым увеличивает эффективность работы мощных ног пловца.

ИДЕАЛОМ ПЛОВЦА БЫЛ ПРИГОДА

— Последнее время плавание вообще ассоциируется с использованием всевозможных технических новинок, употреблением стимуляторов. Выходит, эпоха «чистого искусства» прошла?

— В этом утверждении есть доля истины. Хотя, по моему мнению, современные пловцы не используют свой природный потенциал даже на 30 процентов. Я вижу огромные резервы как в физической подготовке спортсмена, так и в его техническом оснащении. Для этого не нужен допинг, понадобятся лишь разрешенные препараты для поддержки организма.

Откуда вы черпаете свои идеи?

— Знаете, у меня на столе лежит книга Александра Шумина «Вопросы дыхания в плавании», изданная в 1927 году. Этот томик я вожу с собой везде и всюду, он вселяет в меня вдохновение. Уже в то время этот человек затрагивал такие вопросы, ко многим из которых мы подошли вплотную только теперь. Вот это наглядная связь поколений, воплощение традиций российского плавания.

Какой же результат, по-вашему, пловцы будущего смогут показать, к примеру, на стометровке?

— Примерно 43 секунды.

Для этого нужна физическая мощь Торпа? Техника Попова?

— Из всех моих учеников ближе всего к идеалу пловца подходил Геннадий Пригода. У него была абсолютно лучшая, просто-таки уникальная техника. Он мог одним движением «посадить» себя на волну. Я до сих пор не могу понять, как он это делал.

Почему же тогда Пригода не стал суперчемпионом?

— По своему потенциалу Гена был вполне готов на результат в районе 47 секунд. Однако мне никак не удавалось найти ключ к его тренировке. Откровенно говоря, в то время я просто не знал, с какой стороны подойти к человеку с такой техникой.