ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА
ДОПИНГ-СКАНДАЛ

 Вчера у нас в гостях побывали заслуженный тренер России Николай Белобородов вместе со своими ученицами – рекордсменкой мира в метании молота Татьяной Лысенко и рекордсменкой Европы среди молодежи Екатериной Хороших. Напомним, что внесоревновательная проба на допинг, взятая у спортсменок сотрудниками ВАДА в пятницу, 13 мая, дала положительный результат. «Совспорт» в свое время первым сообщил эту новость, поэтому именно в интервью нашей газете участники скандала решили сделать сенсационные признания.

— Объясните, как в организм ваших учениц попал допинг?

Н. Б.:У нас есть только одно объяснение этому. Всему виной спортивное питание, которое мы получали у главного тренера сборной России по легкой атлетике Валерия Куличенко. Вернее, не получали, а покупали – за большие деньги. Сегодня нам ничего не остается, как рассказать об этом на всю страну и объявить войну человеку, который нас так подвел, а теперь не хочет принимать участия в судьбе этих девушек.

Он нас уверял, что это питание можно употреблять безбоязненно, поскольку препараты якобы прошли контроль ВАДА. Мы прекрасно знали, что такие же добавки можно купить в обычной аптеке в несколько раз дешевле, но Валерий Георгиевич настоятельно советовал этого не делать, поскольку там, по его словам, могли быть подделки.

Я не перестаю удивляться, как можно было дать непроверенные таблетки первому номеру сборной. Да даже пятому или десятому — зачем? Получается, мы сами отобрали у себя верную медаль! Когда девчонки узнали о допинге, меня рядом с ними не было, я за границей был. Они сразу к Куличенко: мол, как так? Что мы ели?! Он им сказал: пишите на меня заявление, я увольняюсь!

Потом время проходит – Таню с Катей начинают по-новому обрабатывать: не поднимайте шумиху, езжайте домой, через два года вернетесь, снова начнете метать. Мы, конечно, не соглашаемся, говорим, что будем биться за себя, за правду. «Тогда, — говорит наш главный тренер, – встретимся в суде. А там вы все равно ничего не докажете. Виноваты вы, а не я!». Мы долго не обращались в прессу, выжидали паузу, думали, что за нас будут бороться, вытащат, но — никто и ничего! У всех свои проблемы: кто-то в отпуске, кто-то боится свое место потерять.

— Скажите, дорого вам обходилось это питание?

Н.Б.: — Примерно в 300 долларов в месяц. Ладно у Татьяны всегда водились деньги, поскольку у нее как у рекордсменки мира, были стабильные заработки, а Екатерине постоянно приходилось влезать в долги. Но сейчас дело не в этом. Мы в итоге оказались в грязи и хотим из нее выбраться. А Валерий Георгиевич, в свою очередь, очень желает, чтобы проблема, которую он нам создал, стала сугубо нашей. А он — ни причем! Дескать, мы сами купили где-то эти добавки и съели их без его ведома. Но я как личный тренер Татьяны и Екатерины, естественно, с этим не смирюсь, потому что я отвечаю за этих девчонок перед их родителями, перед болельщиками, и перед собой, в конце концов.

— Означает ли ваш официальный отказ от контрольной проверки пробы Б, что вы признали свою вину?

Н.Б.: — Он означает только одно: мы согласны с тем, что в анализах девчонок обнаружили то, что обнаружили. Спорить с этим теперь глупо, и вскрывать для этого вторую пробу нет никакого смысла. Теперь надо доказать, что обнаруженный препарат не является запрещенным. Мне кажется, что четкой позиции на этот счет не имеет даже ВАДА. Об этом говорит тот факт, что они трижды вскрывали пробу А, а о ее результатах нам сообщили только три месяца спустя после забора крови. Случай беспрецедентный!

— Что вы сейчас намерены предпринимать?

Н.Б.: — Мы отправили письмо в ВАДА и назвали в нем имя человека, который давал нам эти спортивные добавки.

— Но ведь, судя по всему, вы их и раньше употребляли?

Н.Б.: — Конечно, но все как-то проходило. Что случилось сейчас, сказать не берусь: то ли Валерий Георгиевич где-то подпольно закупил партию этих препаратов, то ли еще что-то…

— Вы могли отказаться употреблять эти добавки?

Н.Б.: — А вы можете ответить отказом на приказ своего начальника? Но самое интересное, если строго следовать правилам ВАДА, он действительно не виноват, поскольку за все в ответе тот, в анализе которого обнаружено запрещенное вещество. Поэтому мы сейчас уцепились за единственный вариант сотрудничества с ВАДА.

— А какую позицию заняла в этой ситуации Всероссийская федерация легкой атлетики?

Н.Б.: — Мы очень надеялись на то, что она начнет за нас бороться, поэтому, собственно, так долго молчали. Но, когда нам окончательно дали понять, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих, решились обо всем рассказать. Представляете ситуацию: вроде был единый коллектив, который занимался одним делом, а потом вдруг что-то произошло, и тебе говорят: «Все, мы от твоих услуг временно отказываемся…»

Т.Л.: — Да, мне так и сказали: езжай домой, в свой Батайск, рожай детей.

— К кому из руководителей российского спорта вы обращались с просьбой встать на вашу защиту.

Т.Л.: — В Росспорт, к Фетисову.

— И что он вам сказал?

Т.Л.: — Что сказал? Да он даже не принял меня! Я позвонила ему, так и так, говорю, я мировая рекордсменка, Татьяна Лысенко, у меня такие-то проблемы. Он сказал, что мне перезвонят. Я ждала-ждала, не выдержала, набираю приемную, а мне там говорят: «Вы что, не понимаете — раз вам не перезванивают – значит, вам отказано в приеме!»

— Кто же вас поддержал в трудный момент?

Т.Л. – Мое спортивное общество – ЦСКА. Со мной встретились его руководители, поддержали морально, гарантировали любую помощь. Проводили со словами: «Армия с тобой!»

ПРИГЛАШАЕМ К РАЗГОВОРУ

Редакция готова предоставить слово главному тренеру легкоатлетической сборной России Валерию Куличенко и другим заинтересованым лицам.