ПОДМОСКОВЬЕ СПОРТИВНОЕ
СПОРТСМЕНКА ГОДА

Еще в июле 2008 года Юлии Гущиной никто не гарантировал даже место в эстафетной четверке сборной России. И это при том, что она уже становилась чемпионкой мира и Европы. Игры в Пекине все расставили по своим местам. Подмосковная спортсменка вместе с подругами выиграла одну эстафету (4х100 м) и взяла серебро в другой (4х400 м). Более того, она едва не «вбежала» на пьедестал в индивидуальном старте бега на круг.

С ТРЕНЕРОМ НЕ СПОРЮ НИКОГДА

Корреспондент «Советского спорта» приехал в манеж ЦСКА, где «зимуют» многие российские легкоатлеты. Олимпийские чемпионы здесь ничем не отличаются от десятков других занимающихся. Юлия подходит, едва отдышавшись после покрытых километров. Первый вопрос напрашивается сам собой:

– Тяжелая была тренировка?

– Вовсе нет. Мы с наставником Валентином Михайловичем Маслаковым (он также является главным тренером сборной России. – Прим. ред.) долго совещались: что делать зимой? По логике нужно отдохнуть после напряженного олимпийского цикла. Но тренировки прерывать надолго нельзя. Решили, словом, что в феврале будет несколько стартов. Сейчас никаких тренировок в шиповках, никаких максимальных объемов.

– Как часто занимаетесь?

– Ежедневно. На сборах проводим по два полноценных занятия длительностью 1,5–2 часа, а в Москве работаем один раз в день. Чаще тренироваться не хватает времени. Я живу в Подольске и много времени трачу на дорогу – утром меньше полутора часов не получается. Назад добираемся побыстрее. Но если задержимся в Москве по делам и поедем в 17.00, то на Варшавке застреваем часа на четыре.

– Обладатель золотой и серебряной медалей Олимпиады может позволить себе поспорить с тренером?

– (Перебивая.) Точно нет! Я полностью доверяю своему наставнику. Правильно говорят: тренер и ученик – две стороны одной медали. Без наставника никогда не было бы олимпийской чемпионки Юлии Гущиной. Я не сомневаюсь в его планах и задумках. Кстати, на тренировках Валентин Михайлович сначала спрашивает, как самочувствие. Если не очень хорошее, может скорректировать план занятия. Так продолжается на протяжении четырех лет.

– Немало спортсменов перед ответственными стартами ходят в церковь…

– Я верующий человек. Накануне предолимпийского чемпионата России в Казани мы были в Туле. Там, придя в собор, попросили здоровья и удачи.

– Неужели сомневались, что отберетесь на Игры?

– Были некоторые сомнения. У нас ведь на 400-метровке очень мощная конкуренция. Поначалу мне хотелось просто попасть в российский финал. Уже в ходе чемпионата пришла уверенность, я поняла, что могу быть фаворитом.

Было огромное желание попасть на Игры в личном виде. В противном случае могла «пролететь» и мимо эстафетных четверок. И мы с вами сейчас не разговаривали бы. Некоторые злые языки утверждали, что раз мой личный наставник – главный тренер сборной, то ворота мне туда открыты всегда и при любом раскладе. Но как он меня поставит, если я финиширую шестой? Я показала свой уровень, сначала выиграв в Казани, а затем и в Пекине.

«ПОЗДРАВЛЯЕМ ГУЩИНУ ИЗ ДОМА №1»

– Где вы храните олимпийские медали?

– У тренера.

– Почему не дома в Подольске?

– Мы с наставником ездили в Екатеринбург, а потом я полетела в Ростов и побоялась взять медали с собой. Отдала тренеру, который отправился прямиком в Москву. Вот, пока еще не забрала.

– Когда вы перебрались в Подмосковье?

– Два с половиной года назад мне предложили приобрести жилье на очень выгодных условиях, я быстренько согласилась. Сейчас представляю Московскую область. Знаете, в Подольске, на въезде в наш замечательный микрорайон, встречает огромный плакат: «Поздравляем Гущину, которая живет в доме №1». Не скрою, очень приятно. Меня там многие знают. Когда приехали на автомобиле, подаренном президентом, остановили перед охраняемой территорией: мол, нет пропуска. Я им показала паспорт, удостоверение заслуженного мастера спорта и указала на плакат. Узнали и пропустили мгновенно.

– Вы не так давно защитили диплом Строительного университета…

– Да, по специальности «Менеджер организации». Сейчас применяю знания на практике: в моей квартире полным ходом идет ремонт.

НРАВИТСЯ КУПАТЬСЯ В СЛАВЕ

– Часто вспоминается Олимпиада?

– Да, ведь было столько ни с чем не сравнимых эмоций. Нас так везде встречают! Признаюсь: нравится купаться в славе, быть примером для молодежи. На встречи приходят маленькие мальчики и девочки, мечтающие тоже достичь больших высот.

– После пышных встреч проходят не менее пышные банкеты…

– На них мы обычно не остаемся.

– Но ведь трудно отказать, когда приглашают: мол, давайте выпьем за победу...

– Покушать я могу с удовольствием, а вот от выпивки стараюсь держаться подальше.

– Мнение, что спортсмены должны постоянно воздерживаться, справедливо?

– Я могу есть сколько угодно, поскольку к полноте не склонна. В прошлом году удалила гланды, восемь дней ничего не ела (нельзя было) и с тех пор не могу набрать боевой вес. И на ночь ем, и жирную пищу…

– Многие девушки вам позавидуют!

– Наверное. Чтобы хватало сил на тренировки, нужны небольшие жировые прослойки. А у «сухого» спортсмена чаще рвутся мышцы, связки.

– Сами готовить умеете?

– Да, спасибо маме. Пусть прозвучит нескромно, но готовлю я хорошо. Никто пока не жаловался.

– Фирменные блюда имеются?

– Мясо под майонезом, рубленое мясо, салаты разные, в частности «селедка под шубой».

«МОЯ РОЛЬ – СИГНАЛИТЬ, ЕСЛИ НЕ ПРОПУСКАЮТ»

– Президентское авто выручает на трассе?

– Отличная машина! Спасибо нашему президенту. О таком подарке даже ведущим легкоатлетам можно было только мечтать и копить деньги, несколько лет летая по коммерческим стартам. Ведь деньги тратятся и на медикаменты, и на восстановительные процедуры.

– Водите уверенно?

– Пока нет времени научиться. А получать права окольными путями не хочу. Надеюсь, сама выучить правила и нормально сдать экзамены и вождение. Чтобы не подвергать опасности ни себя, ни своих пассажиров, ни прохожих. Я пока без водительского удостоверения, но могу доехать от своего поселка Знамя Октября до Подольска – на этой дороге совсем мало машин. Потом передаю руль моему парню Ивану Бузолину. Он, можно сказать, личный водитель (смеется). Очень, к слову, хороший.

– Так вы – пассажир на заднем сиденье?

– Не угадали. Мое место – рядом с водителем! Я, как штурман, все время подсказываю – направо, налево и сигналю, если не пропускают.

– Чем отличается ваше авто от обычных, «неолимпийских»?

– У нас на бардачке серебряная надпись «Пекин-2008». Однажды приехали тонировать стекла, работники сервиса спрашивают: машина олимпийская? Отвечаем: да. Они: вот мы гадаем, смотря на вашу фигуру, в каком виде спорта вы получили медаль? Сошлись на том, что либо художественная гимнастика, либо легкая атлетика. Отвечаю: угадали, идите требуйте выигрыш.

– Если гаишники останавливают, вы выходите?

– А зачем? Мы правил не нарушаем, и Иван легко решает все вопросы. Мы с ним – коллеги. Ваня занимается легкой атлетикой. Как и я бегает 400 метров!

– Обгоняет?

– Как говорили в детской школе, любой мальчик лучше самой сильной девочки. Летом он бежит круг по стадиону за 46 секунд, а я – за 50.

– То есть отстаете метров на 40?

– Нет, поменьше (смеется).

ЭСТАФЕТА – ВНЕ ЗАКОНОВ МАТЕМАТИКИ!

– Сильно переживали, когда в Пекине на дистанции 400 метров остановились в шаге от пьедестала?

– Я очень волновалась перед финальным стартом. Тренер увидел и сказал: «Юля, ты никому ничего не должна. Ты все всем доказала попаданием в финал в индивидуальной дисциплине. Беги, как умеешь. И будь что будет». Эти простые слова меня очень успокоили. Я установила личный рекорд. А после финиша смотрела на себя со стороны, словно это не я! Не помню даже, что было очень тяжело. Первое воспоминание – взгляд на табло и ощущение, что я – четвертая и лучшая среди россиянок.

Потом, уже вечером и на следующий день мне все знакомые писали SMS, мол, не переживай. А я и не думала. Кстати, только тогда прошел страх перед Олимпиадой.

– А что запомнилось после победной эстафеты?

– Есть у меня небольшая слабость: когда стартуют восемь человек на всех дорожках, я немного теряюсь. А в эстафете проще. Я схватила палку на вираже и как понеслась! Забыла про все на свете – и про болевшие после финала на 400-метровке ноги, и про то, что чуть-чуть не дотянула до призового места… Постаралась догнать впереди бегущих бельгиек. А после того как отправила на последний этап Юльку Чермошанскую, закричала. Кричала, не останавливаясь, пока она не финишировала первой. Охрипла за каких-то 11–12 секунд!

Эмоциональный всплеск был таким – не передать словами. Хотелось бегать с российским флагом вокруг стадиона и прыгать до бесконечности. Но это могли себе позволить только три мои подруги. Они вечером еще поехали в «Русский дом», получали комплименты, фотографировались. А мне на следующий день предстояло бежать эстафету 4х400 метров…

– Объясните математический парадокс: как можно выиграть эстафету, если каждый участник слабее оппонента?

– Это секрет фирмы (смеется). Мы понимаем, что проигрываем в скоростях. Многие задаются вопросом: вот как бороться со сборной Ямайки, если у нее два первых места на стометровке и золотая медаль на дистанции вдвое длиннее? Мы же такими проблемами не загружались, хоть у нас и не было никого даже в финале! Соперницы хотели, видимо, четыре этапа проскочить на всех парах. В полуфинале у Ямайки получилось, а в решающем забеге – нет. Мы же немного гасили скорость ради идеальной передачи. А вообще, сборная России тренирует передачу с 2005 года. Тогда на чемпионате мира мы потеряли палочку и увидели, чем грозит небрежность. На ЧМ-2007 в Осаке сборная России финишировала пятой. Но, я считаю, и это пошло нам на пользу. Зато в Пекине все сложилось.

– А вот в эстафете 4х400 метров из нашей четверки трое были в финале индивидуалки на этой дистанции. И тут, казалось, у России – зеленая улица к победе…

– Все думали так же… Но я вышла на первый этап и вижу: рядом – олимпийская чемпионка, обладатель серебряной медали из Ямайки… Почти финал! Мы держались, держались, но на последнем этапе первой финишировала феноменальная Сани Ричардс. С ней бороться очень тяжело. А про себя скажу, что сказалась усталость – прежде всего моральная.

– Встречалась великолепная золотая четверка после Олимпиады?

– Нет. У всех разные графики выступлений. Я сразу уехала на старты, а потом домой.

– В общие планы такая встреча внесена?

– Мы обязательно соберемся. Но позже. Сейчас же мы с Юлей Чермошанской регулярно видимся – вместе тренируемся.

– Вы привезли из Пекина золотую и серебряную медали. Найдете стимулы для продолжения карьеры?

– Рановато вы меня списываете! Я же еще не побеждала в индивидуальных видах на 200 или 400 метров. Личный вид – это нечто особенное. Чем не стимул выиграть одну из этих дистанций на Олимпиаде в Лондоне?

«НУ КАКАЯ ИЗ МЕНЯ СНЕГУРОЧКА?»

– Недавно закончился невероятно трудный и бесконечно счастливый 2008 год. Вы Снегурочкой не выступали в новогоднюю ночь?

– Ой, мне даже никогда не предлагали… Ну какая из меня Снегурочка? Да и некогда нам, спортсменам! 30 и 31 декабря у нас обычно тренировки. Потом быстрее-быстрее домой несешься, салаты нарезать, стол накрыть. Тут не до снегурочек.

– А моделью не хотели стать – хоть на пару дней?

– Желание попробовать, попозировать, посмотреть на себя со стороны есть. Но фотограф однажды приезжал и обидел: мол, не фотогенична. И добавил, что лучшие мои фотографии – в движении.

– Все же предположу, что вас не раз называли спортсменкой и красавицей.

– Не угадаете. Да и интервью у меня редко берут. Трудно общаться с теми, кто вообще в спорте ни бум-бум! Однажды меня спросили, а что такое забег? Или пишут: выбежала из-за поворота. Да какой это поворот? Это же вираж! А меня коллеги потом обвиняют, что я говорю не правильно. Да еще в Ростовской области, где родители живут, история с местными газетчиками приключилась. Рассказать?

– Конечно.

– В Волгодонской газете написали, мол, за олимпийские успехи я получила 500 тысяч долларов и автомобиль «Лексус». А тогда ни премий не вручали, да и автомобили не дарили еще. Отец пошел разбираться. Он спросил в редакции: мне что, охрану для дочери нанимать? А что еще остается: город криминальный. Мама у меня – кладовщик на мебельной фабрике. Коллеги ее замучили: мол, дочь – миллионерша, а ты здесь трудишься. Я прилетела к родителям и говорю журналисту: ты мои деньги считал? Или видел, что я разъезжаю на «Лексусе»? Да покажи мне, в конце концов, где я храню такие суммы?!

– Но про ваши олимпийские победы писали тоже. Родители успевали собирать публикации?

– Только в тех газетах, что доходят до Волгодонска. В Москве тренер знакомый сделал подборку. Я ведь в разъездах, за прессой не следила. Если поможете собрать, я с удовольствием вспомню олимпийские мгновения.

ИЗ ДОСЬЕ «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

Юлия Гущина

Родилась 4 марта 1983 года. В национальной сборной команде с 2002 года. Чемпион и серебряный призер Олимпийских игр в Пекине-2008. Чемпионка мира 2006, 2008 гг. Чемпионка Европы 2003, 2006 гг. Обладатель Кубка Европы 2004 – 2008 гг. Неоднократный призер и победитель чемпионатов России. Живет в Подольске, Московская область.

Заслуженный мастер спорта.