ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Вчера вечером рейсом Милан – Москва в Россию наконец-то вернулись три последних участника триумфа нашей сборной на чемпионате Европы. Приземлившись в «Шереметьеве-2», чемпионка Старого Света в тройном прыжке Анастасия Таранова-Потапова, ее подруга барьеристка Анастасия Соловьева, а также их тренер Владимир Типаев рассказали свою версию скандального инцидента, произошедшего в понедельник (см. «Советский спорт» за 10 марта с.г.).

Напомним, что сотрудник компании «Аэрофлот» преградил уже прошедшим регистрацию спортсменкам путь к самолету, из-за чего они вынуждены были провести в аэропорту «Мальпенса» лишние сутки.

Рейс из Милана прибывал в Москву в 17.20. А до этих пор ваш корреспондент пытался выяснить подробности инцидента в пресс-службе «Аэрофлота» (для справки – официального перевозчика олимпийских сборных страны).

В изложении начальника пресс-службы Ирины Данненберг эпизод в аэропорту «Мальпенса» яйца выеденного не стоил – не то что внимания прессы.

– Команда легкоатлетов прибыла на рейс за 45 минут до конца регистрации. Багажа у них, как и у всех спортивных делегаций, было очень много, но наши сотрудники предприняли максимум усилий, чтобы регистрация и посадка прошли без задержек. Однако после того, как все детали с оформлением билетов и багажа были улажены и пассажиров рейса Милан – Москва пригласили на посадку, из 45 человек на борт прошли только 42.

Наши сотрудники сделали несколько объявлений по аэропорту – опоздавшие на посадку никак не являлись. В салоне тем временем уже находились более 100 пассажиров, многие из которых имели на руках билеты на стыковые рейсы из Москвы. Дальнейшая задержка рейса наносила бы им прямой ущерб, и поэтому наши сотрудники приняли решение отправить борт без опоздавших. При этом мы выгрузили их багаж.

Как потом выяснилось, опоздавшая троица в это время находилась в зоне беспошлинной торговли – не знаю, чем они там занимались. Налицо явное нарушение правил поведения пассажиров. Я сама часто летаю самолетом и являюсь на рейс за три часа до вылета – правила для всех одинаковы…

Такая вот вполне правдоподобная версия. Между тем верилось в нее с трудом. Хотя бы потому, что ваш корреспондент, как и Ирина Дмитриевна, нередко летает самолетом. И аэропорт «Мальпенса» известен мне давно.

Готов засвидетельствовать – из самой дальней «магазинно-ресторанной» точки этого скромного по современным меркам комплекса до ворот, где обычно производится посадка на московский рейс, – три минуты неспешным шагом. Акустика в аэропорту превосходная. Что же произошло? За ответом на этот вопрос я отправился вчера в столичный «Шереметьево-2» встречать «опоздавших».

– Неприятности нам посулили в момент регистрации… – изумление от пережитого не покидает измученное лицо Тарановой-Потаповой. Ночлег в здании аэровокзала, переживания от неопределенности – все это в прошлом. Впереди дорога в родной Волгоград (стыковые билеты, купленные на предыдущий день пропали). Но обида не утихла.

– Оформлением нашего багажа занималась одна женщина, – рассказывает Анастасия. – Ей сразу не понравились крупногабаритные шесты и вообще ажиотаж, возникший у трех секций регистрации нашего рейса. «У вас будут неприятности», – заявила нам она.

При этом бейджик с ее фамилией и должностью в тот момент был перевернут, так что про нее мы ничего не знаем. Зато про сотрудника «Аэрофлота» Станислава Серебрякова мы знаем теперь больше, чем хотели бы. Он преградил нам путь в самолет, сказав: «А вот вы не полетите». Когда мы указали на тех, кто прошел на посадку прямо перед нами, Серебряков ответил: «Они улетят, а вы – нет».

– А куда нам обращаться? Кому жаловаться?

На что Серебряков развел руки: «А жаловаться тут некому – я самый старший».

Мы, значит, остаемся в аэропорту, а наши товарищи по команде, включая руководителей делегации, в это время находятся за закрытой дверью самолета. Их заверили в том, что мы улетим следующим рейсом. Ага, как же!

Когда мы попытались сдать билеты, нам сказали: «Это самый дешевый групповой тариф, такие билеты назад не принимаются». Вместо этого предложили купить два билета за 800 евро и один почти за полторы тысячи в бизнес-класс. За помощью обратиться не к кому – кроме Серебрякова рядом никого нет.

Слава богу, когда все долетели, главный тренер сборной России Валентин Маслаков позвонил нам, вопросы стали решаться: нам положили деньги на телефон, срочно перевели какие-то суммы на кредитные карточки, чтобы мы приобрели билеты на следующие сутки…

В общем, шок мы пережили в аэропорту. Если с нами так обошлись, чего ожидать в дальнейшем?