СОБЫТИЕ ДНЯ. ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА
СКАНДАЛ

Известный адвокат Тагир Самакаев, который защищал российских легкоатлеток на заседаниях спортивного арбитражного суда в Лозанне, поделился своими впечатлениями от «дела семи».

«СПОРТСМЕН ВСЕГДА КРАЙНИЙ»

Тагир, расскажите, «дело семи» все-таки выиграно или проиграно?

– Сказать, что мы проиграли, нельзя: все-таки лозаннский суд не удовлетворил требование Международной федерации легкой атлетики (ИААФ) дисквалифицировать девушек на четыре года. Но на сегодняшний день доказательств в уличении наших спортсменок в подмене проб так и не было представлено. Забор проб происходил в присутствии допинг-офицеров, которые не обнаружили подмены. Делайте выводы сами.

Вы использовали допинг-офицеров в качестве свидетелей?

– Да. В этой ситуации возникает много серьезных вопросов о целесообразности их существования в частности и о всей процедуре допинг-контроля в целом. Задача допинг- офицера состоит в том, чтобы не допустить подмены, так? И если суд выносит дисквалификацию за подмену пробы, он тем самым говорит, что ответственные за забор материала люди не справились со своей работой. По-хорошему их тоже должны наказать. Но, к сожалению, нарушители допингового законодательства среди чиновников часто избегают ответственности. Что бы ни случилось, спортсмен всегда крайний.

Теоретически можно было доказать, что спортсменки не подменивали пробы?

– Конечно, именно над этим мы и работали. Есть многочисленные факты, подтверждающие, что спортсменки пробы не подменяли. Правда, шансов на полное оправдание было мало. Потому что девушки своевременно не обжаловали срок дисквалификации, вынесенный Всероссийской федерацией легкой атлетики, по сути, согласившись уйти из спорта на два года. Конечно, сейчас сложно что-то прогнозировать, но мне кажется, что если бы они с самого начала заняли активную, а не пассивную позицию, результат мог бы быть иным. Хотя я до сих пор считаю девчонок невиновными.

Вы общались со спортсменками после объявления решения арбитражного суда? Кажется, они очень расстроились.

– Да. Наверное, они были бы еще больше расстроены, если бы им дали четыре года дисквалификации…

Чем обусловлен окончательный срок дисквалификации – два года девять месяцев?

– Не могу сказать, пока лозаннский суд не предоставит мотивировочную часть решения. Она придет к нам в течение нескольких месяцев.

А каковы были изначально шансы избежать увеличения срока дисквалификации, вынесенного Всероссийской федерацией легкой атлетики (ВФЛА)?

– Процентов 90. Спортсмены решение ВФЛА не оспаривали, а значит, были с ним согласны, поэтому лозаннский суд мог бы ограничиться решением, вынесенным нашей федерацией. Надо отдать должное юристам ВФЛА, которые убедительно и аргументировано отстаивали интересы федерации в суде.

«СИЛЬНЫМ ВСЕГДА ДОСТАЕТСЯ»

— Полгода назад девушки говорили, что не знают, кто будет их защищать. И вообще, будет ли кто… Вы сами вызвались?

– Нет, девушки проявили инициативу. Обратились ко мне в последний момент. Время было упущено, все сроки прошли. Я предупредил их о рисках, которые в связи с этим существуют. Они согласились. Если бы я тогда отказался, они бы защищали свои интересы сами. Но оставлять их в такой ситуации я счел для себя невозможным.

Если бы они защищались сами, результат был бы иным?

– Думаю, да. Могли бы получить четыре года дисквалификации.

И сколько ночей вы не спали, чтобы подготовиться к их защите?

– Никто мне таких вопросов еще не задавал! – смеется Тагир – и крепко задумывается. – Много. Я трачу всю энергию и силы, чтобы помочь тем, кто ко мне обращается. К тому же дела друг на друга наложились: не успел отойти от биатлонистов, как занялся легкоатлетками.

Почему за недоказанную подмену проб девушкам дали больший срок, чем обычно дают за доказанное применение запрещенных веществ?

— Есть в этом некая политическая целесообразность. Для спортивного сообщества в целом ИААФ весомее, чем отдельно взятый спортсмен. Отсюда все и идет. Это касается не только России – всего мира.

Но если бы на месте российских девушек были, скажем, американки, что-то бы изменилось?

– Не исключаю… Я не говорю о заговоре, но уж очень последовательно ведут себя антидопинговые организации в отношении наших спортсменов.

Чем заслужили?

– Очень сильные! А сильным всегда достается.