СОБЫТИЕ ДНЯ. ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА
РАЗГОВОР У ПЬЕДЕСТАЛА

После того как в квалификации чемпионата мира Мария Абакумова показала феноменальный результат – 68,92, – от серебряной медалистки Пекина ждали только золота. Увы, россиянка не дошла до высшей ступени пьедестала почета – выиграла лишь бронзу, в финале метнув копье на 66,06 метра. Но держалась молодцом, в чем убедился корреспондент «Советского спорта».

«ОТ АСАНЫ СПИНУ ПРИХВАТИЛО»

– Думала: вот выиграю чемпионат – буду кайфовать весь год! – смеется Мария, вспоминая свое не слишком удачное выступление. – А теперь – не расслабишься. Как и после Олимпиады. Куда бы ни приезжала после Пекина, все на меня смотрели с интересом: «Ну что, реабилитируется эта россиянка, которая в последней попытке золото Игр упустила?»

Так хотелось выиграть в Берлине золото, чтоб отстали! Но как-то все с самого начала не заладилось… С таким раскладом я вообще могла пролететь мимо медалей. Немки, Линда Штайл и Кристина Обергфол, запросто могли меня догнать… Да что там говорить: отнять у меня бронзу могла любая соперница. Ну, пожалуй, кроме гречанки Лики Саввы – та просто ловила кайф от того, что попала в финал. Прыгала, счастливая, возле сектора, улыбалась нам, подбадривала. Жаль только, что Барбору Шпотакову мне «прихватить» не удалось. Чуть-чуть я до серебра не достала, сантиметров тридцать…

– Хотелось отомстить ей за обидное поражение на Олимпиаде (тогда Шпотакова отняла у Абакумовой золото в последней попытке. – Прим. ред.)?

– Скорее за то, что смотрит на всех свысока. Так смешно читать ее интервью. «Она появилась внезапно на моем пути», – говорит Шпотакова обо мне журналисту, и тот делает ремарку: «Долго подбирая слова, сказала Барбара».

Перед коммерческим стартом в Остраве мы с ней вроде нормально общались. А потом я там победила, приехала на Кубок Европы – и как отрезало. Ни здрасьте, ни до свидания. Ее тренер даже в мою сторону не смотрит. Завидев, что я приближаюсь, отворачивается. Смешно даже. Ведут себя, как обиженные дети. Поэтому я стараюсь лишний раз обратить на себя ее внимание, поздороваться.

– А что вы себе под нос бормотали между попытками?

– Это меня бабушка – Валентина Ивановна – снабдила кое-какими мантрами. Она в свои 75 лет серьезно занимается йогой. Обучила меня некоторым приемам успокаивающим.

– Но мантры не сработали?

– Ну, они же не волшебные, – смеется Абакумова. – Если копье не летит, что ни говори, не поможет. Хотя вообще бабушкины указания помогают успокоиться. Я ими и на Олимпиаде пользовалась.

– Сами йогой не занимались?

– Один раз попыталась принять какую-то простейшую с точки зрения бабушки асану, а мне так спину прихватило! Нет уж, я лучше копье метать буду, – улыбается Абакумова.

«БЛИН, ДА МНЕ ПРОСТО НЕТ РАВНЫХ!»

– Результат немки Штеффи Нериус в первой попытке – 67,30 – вас шокировал?

– Обычно я целенаправленно не смотрю на соперниц. А тут трибуны так яростно завизжали, что невольно обратила внимание на этот результат. Гляжу на табло: ни фига себе, больше 67 метров! Метать после такого начала было тяжеловато. Зато Штеффи довольная! Она знала: выйти в лидеры в первой попытке – это почти стопроцентный успех. Всех задавил своей мощью – и можешь сидеть довольный, ворон считать. Думаю, прекрасно понимала, что за пять оставшихся попыток уже не добавит. Сидит такая спокойная, смотрит на нас, как мамка на детей малых: «Ну что, попробуйте догоните!»

– Штеффи уже 37 лет. Вы в ее возрасте дальше метать будете?

– Да просто попасть на чемпионат мира в 37 лет – это уже какая-то фантастика! Я не хочу так долго метать. Про себя, любимую, тоже забывать нельзя. У Штеффи вот нет детей, а мне бы хотелось двоих-троих завести, – улыбается Маша. – Обидно только, что к Берлину я подошла в отменной форме. Соперницы и рядом не стояли. Не представляете, как великолепно я себя чувствовала на разминке! Спокойненько отметала, причем копья очень далеко уходили. И подумала: «Блин, да мне просто нет равных!» А начался финал, зажалась – и все пошло наперекосяк.

– Может, нужно было, чтобы кто-то встряхнул, накричал, привел в чувства?

– Тренер пытался. Такое суровое выражение лица делал – ух! А когда я на 65 метров кинула, но заступила, он у виска покрутил: «Совсем с ума сошла?»

– Недаром Лена Исинбаева закрывается полотенцем от всего мира – чтобы никто не мешал сосредоточиться.

– Не могу же я ей подражать, – улыбается Абакумова. – Я была в ужасе от поражения Лены и других наших девочек. Подумала: «Боже, хорошо, что я выступаю на день позже». Это, видать, день был такой – все из рук валилось. Без шуток – я верю в черные дни.

– И в приметы?

– А то! У меня и свои есть. Например, если когда номер булавкой к майке прикалываю, уколюсь – все, золота не видать.

– В день финала укололись?

– Удивительно, но нет! Там другая примета, видать, сработала. Я в номер несколько раз возвращалась. То воду забыла, то еще что-то. Надо было в зеркало посмотреть…

«СОПЕРНИЦ НА ДОПИНГ-КОНТРОЛЕ НЕ ВИДЕЛА»

– Мария, как вам удалось в квалификации метнуть копье на 68,92?

– Квалификация вообще была интересная. Я сначала показала 63 метра – и боялась в финал не попасть. Шестое место занимала. Обычно-то 60 метров хватает, чтобы спокойно пройти в решающую стадию. Решила, что пропустить финал будет слишком обидно. Вышла спокойненько, налегке. Бах – и такой результатище! У меня аж крылышки за спиной прорезались. А в финале копье ни разу ровно не «поплыло». Оно все время дергалось: тык-тык-тык... – Мария изображает неравномерное движение снаряда в воздухе. – Желание далеко метнуть захлестнуло. А копье не любит силу – оно любит хладнокровность, спокойствие.

– Как реагировали соперницы на ваш невероятный результат в квалификации?

– Они были в шоке. Смотрели на меня, выпучив глаза, как будто перед ними возник белый медведь, который пьет водку из горла. А я сделала вид, что ничего особенного не произошло. Подумаешь, метнула почти на 69 метров – то ли еще будет! Думаю, пусть боятся.

– Они небось подумали: «Наверное, допинга наелась».

– Скорее мы так об иностранках думать можем. Нашу сборную тут гоняют на контроль, как стадо овец. А ни одну из соперниц я там что-то не видела.

– Руководство Международной ассоциации легкой атлетики заявило, что на чемпионате мира проведет самую масштабную акцию по борьбе с запрещенными препаратами. Выходит, не обманули?

– Только такое ощущение, что проверяют только русских. Мы вечером заехали в гостиницу, а в восемь утра на пороге номеров появились допинг-офицеры. И кровь у нас взяли, и мочу. Спросите у доктора, который сопровождает нас на контроль, – он вообще не вылезает из комнат ожидания!

«УБРАТЬ» ЛЮБОГО ИЗ НАС – ЭЛЕМЕНТАРНО»

– Сколько проб сдали за этот год?

– Уже давно со счету сбилась. Помню, в один из зимних месяцев ко мне восемь раз допинг-офицеры приезжали. Еще запомнилось, как восьмого марта ко мне домой в шесть утра контроль пожаловал – поздравить с праздником. И это только внесоревновательный контроль!

– После того как семерых наших атлеток обвинили в подмене проб и дисквалифицировали на два года и девять месяцев, не появилось страха перед допинг-офицерами?

– Я всегда их побаивалась. И не только контролеров – всего этого допинг-контроля. Все мы прекрасно понимаем, что при желании «убрать» любого из нас элементарно. Мы же не роботы и не можем каждую секунду контролировать ситуацию. В истории спорта всякое бывало – и в еду подсыпали запрещенные препараты, и в воду подливали. Береженого бог бережет. Я никогда не оставляю стакан с водой или открытую бутылку без присмотра. Лучше потом открою новую. А чтобы в еду какую-нибудь гадость не подсыпали, просим докторов, чтобы смотрели, что нам в столовой кладут в тарелку.

Иногда чувствуешь себя слепым боксером, которого вывели на ринг – и заставляют драться. Никогда не знаешь, с какой стороны получишь следующий удар. А увернуться ведь можно и не успеть…

Нас перед чемпионатом мира предупредили: никакие медикаменты с собой брать нельзя – будут обыскивать. Ох, как я была возмущена! Какого фига они нас собираются обыскивать? Мы что, воры какие-то?! Такое ощущение, что те люди, которые придумали весь этот контроль, спортсменов за людей не держат.

– Иностранные атлеты вроде бы даже собирались идти в суд по правам человека после того, как Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) ввело новые правила, по которым спортсмены должны быть доступны для сдачи пробы один час в любой день.

– Я бы с удовольствием к ним присоединилась. Правила ВАДА – это кромешный ужас. Отъехать срочно надо куда-то, например, другу помочь – да мало ли что может случиться! А ты вынужден дежурить у двери и ждать, когда допинг-офицеры придут…

Не говорю уже о том, что они считают нормальным заставлять нас ходить в туалет при посторонних людях. Я как-то спросила у допинг-офицера: «А что если человек не может в туалет сходить при ком-то? Стесняется – и у него просто физически не получается. Или вероисповедание не позволяет причинные места посторонним демонстрировать». А она мне заявляет: «Тогда не надо в большой спорт соваться!» Наверное, сейчас контролеры прочитают, что я наговорила, и подумают: «Ах, раз она так, будем навещать ее еще чаще!» – смеется Абакумова.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Мария АБАКУМОВА

Метательница копья.

Рост 179 см, вес 80 кг. Живет и тренируется в Ставрополе.

Достижения: серебряный призер Олимпийских игр 2008 года, рекордсменка России (70, 78), бронзовый призер чемпионата мира-2009.

Связанные материалы: