СОБЫТИЕ ДНЯ
ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Ярослав Рыбаков заслужил золото, как никто другой. За свою многолетнюю карьеру этот прыгун в высоту собрал огромную «серебряную» коллекцию, но покорить первую ступень пьедестала почета ему удалось лишь раз – на зимнем чемпионате мира в Москве в 2006 году. На других соревнованиях Рыбакова зачастую обходили мало кому известные спортсмены...

«ЗАБИЛИСЬ ПОД НАВЕСИК, КАК ЕЖИКИ»

Поздним вечером в пятницу легкоатлетический чемпионат превратился в первенство планеты по водным видам спорта. Милые облачка, за какой-то час побуревшие и превратившиеся в грозные тучи, устроили на «Олимпиаштадиум» потоп. Первые полчаса, что шел ливень, соревнования продолжались: за несчастными копьеметателями, пытавшимися пронзить снарядом стену дождя, журналисты наблюдали из пресс-шатра. Но вскоре нам стало не до метателей. Времянка, возведенная по соседству со стадионом, была не готова дать отпор все новым зарядам дождя – и дала течь. За секунду до того, как заискриться и потухнуть, один из телевизоров показал наших прыгунов Ваню Ухова и Ярослава Рыбакова, которые как раз должны были начать соревноваться…

— Когда начался ливень, у нас была полная неразбериха, — рассказывает Ярослав. – Сначала мы на секторе забились под навесик, как ежики. Ножки подобрали, чтоб не намочило. Потом организаторы поняли, что дождь быстро не закончится. И нас увели в коридор. Волонтеры бегали, совещались, пытались решить, что же с нами делать. И в результате отвели нас в разминочный зал под трибуны. Сказали, что нужно подождать минут 30—40. Вот мы и ждали… Одни бегали, другие прыгали, третьи лежали – и на всех искоса поглядывали. Расслабиться не удавалось – в любой момент могли дернуть, сказать: «Ребят, сектор открыли!» Было очень нервно. Комната страха самая настоящая.

— О чем были мысли?

— В голове царил разброд. Мысли быстро курсировали между пунктами «все будет зашибись» и «ничего не получится». Для меня этот чемпионат уже десятый – если считать и летние, и зимние. Но на этот раз не покидало странное ощущение: как будто все это происходит не со мной. Хорошо хоть, когда после дождя вышли, сразу начали прыгать на приличную высоту. Там уже не до переживаний было. Я вообще считаю, что начинать с 2,10, ориентируясь на самого слабенького участника, как в квалификации, неправильно. Помню, в 1999 году, когда по юниорам прыгал, нам поставили начальную высоту 2,10 – огромную для того времени – и всем плевать, что у тебя личный рекорд 2,11, а у признанного лидера – 2,15. И прыгай, как хочешь!

«РОССИЙСКИЙ ФЛАГ ДАЛА НЕМКА»

Судьбу золота предрешила высота 2,28. Покорить планку со второй попытки удалось только нашему Ярославу и Сильвестеру Беднареку. Облететь планку с первого захода не сумел никто. А третья попытка стала последней для двух фаворитов — Ярослава Бабы, который, упав на мат, злобно глянул на мрачные небеса, превратившие сектор для прыжков в высоту в каток, и чемпиона России Вани Ухова.

На следующую высоту – 2,32, помимо Рыбакова и Беднарека, отобрались киприот Кириакос Иоанну, в перерывах между попытками требующий помощи от небес с помощью молитвы, и любимец местной публики немец Рауль Спанк. Вся четверка справится с высотой 2,32 – и провалит все три попытки на 2,35. Ярослав, выиграв чемпионат мира по сумме попыток, схватит российский флаг и, размахивая им, побежит праздновать свое второе за десять чемпионатов мира золото.

— Ярослав, признайтесь: флаг специально с собой взяли, предчувствуя победу? – поинтересовалась я у новоявленного чемпиона мира, когда мы встретились на следующий день.

— Мне этот флаг с трибун передали, — улыбается Рыбаков. – Причем не русские болельщики – немецкая девушка. Она давно ездит за мной по турнирам. Влюбилась, видать.

— Позвали ее праздновать победу?

— Я пока не успел отпраздновать. Представляете, до трех ночи на допинг-контроле сидел! Выпил четыре литра воды, все витамины из организма вымыл. Силы остались только на то, чтоб доползти до кровати и поспать четыре часа. Потом проснулся, чтобы повтор соревнований посмотреть, – оказалось, кроме меня, никто даже близко не был к тому, чтоб взять 2,35. Если бы погода была сухая, боролись бы за медаль на высоте 2,37 – не меньше. А так повезло, что никто не получил серьезных травм. Я за ногу боялся — со стопой проблемы, целый сезон не давала спокойно жить.

Самое интересное: перед отъездом в Берлин посмотрел прогноз погоды на неделю – никаких дождей, все замечательно. Еще думал: «Может, зонтик не брать?» Но решил перестраховаться. И не только взял зонтик, но и вкрутил шипы в пяточку… За счет этих более длинных гвоздей в шиповке у меня при прыжке нога всего на миллиметр уезжала. А у киприота – так просто улетала!

— Неужели не смотрели в живую, как он исполнял третью попытку? Если бы взял высоту – отобрал бы у вас золото!

— Не смотрел. Это плохая привычка. Весь настрой сбивается. К тому же если думать: «Хоть бы не взял!» — соперник почти наверняка высоту возьмет. Нужно делать то, что зависит от тебя, а не козни другим строить – это грех.

— Были моменты, когда вам казалось, что сил не хватит, не выдержите?

— Да постоянно! Червь сомнений грызет уже много лет. Если бы не он, выступал бы куда более стабильно. Да что там говорить, я и сейчас сомневался, что удастся этот чемпионат мира выиграть.

«ДАЖЕ ТЕМ, КТО «ЗАРЯЖЕН», ПОБЕДА НЕ ГАРАНТИРОВАНА»

— Судьба золота фактически решилась на не слишком большой высоте – 2,32…

— Давайте говорить честно: небольшой она была только для меня. Три других товарища и близко к такому результату в этом сезоне не подобрались.

— Вам вообще везет на темных лошадок. Всю карьеру выскакивают перед вами и берут золото.

— Видимо, кому-то выгодно, чтобы эти темные лошадки постоянно появлялись, побеждали и пропадали. Вам не кажется странным, что еще в весеннем вестнике Международной федерации легкой атлетики появились заметки вроде: «Обратите внимание на этого парня и эту девочку, они покажут хороший результат на чемпионате мира»? С чего вдруг, если раньше они вообще никаких результатов не показывали? И ведь правда – показали. Чем больше людей будут задаваться вопросом, откуда возникают на один чемпионат никому не известные ранее мальчики и девочки, тем быстрее найдется ответ.

— Вы намекаете на то, что они прыгают-бегают на допинге?

— Думаю, что так. Я никого за руку не ловил. Но такое ощущение, что международные сообщества на многое закрывают глаза, чтобы допинговые скандалы не привели к краху легкой атлетики. И профессионального спорта в целом. Конечно, кого-то на допинге ловят – но в основном никому не нужных спортсменов. Причем, насколько я понимаю, серьезных прорывов в результатах можно добиться только на ультрасовременных препаратах. Безумно дорогих. Без помощи серьезных финансовых структур отдельно взятый спортсмен вряд ли может себе их позволить.

— Если «убрать» всех, кто употребляет допинг, кто останется в легкой атлетике?

— Я! – улыбается Рыбаков.

— Зачем же вы, зная, что все вокруг подготовлены, скажем так, лучше вас, продолжаете соревноваться?

— Я делаю это для себя. Даже тем, кто «заряжен», победа не гарантирована. Ну, конечно, если парня не распирает так, что ему вообще все по барабану… Но такое редко бывает. И тогда можно побеждать не за счет физики – за счет психологии.

— Теперь золото наконец-то ваше. Нет желания завершить карьеру на мажорной ноте?

— Нет! Но вот годик отдохнуть можно бы. Хочу попробовать себя в другом виде.

— ?!

— Планирую год позаниматься многоборьем. Хочу попробовать чего-то по-настоящему сложного, чтобы понять, что прыжки – это на самом деле очень просто. Соскучиться – и вернуться в сектор.

Полное интервью чемпиона мира Ярослава Рыбакова читайте в одном из следующих номеров «Советского спорта».
Связанные материалы: