СОБЫТИЕ ДНЯ. ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Короткий визит 27-кратной рекордсменки мира Елены Исинбаевой в Москву завершен. Перед отъездом в Грецию двукратная олимпийская чемпионка встретилась с корреспондентом «Советского спорта».

«СКУЧАЮ ПО ЮНИОРСКОЙ КОМАНДЕ»

– В последние годы вы тренируетесь по индивидуальному графику. Помните, когда последний раз были на сборах?

– Это было в 2004 году в Подольске, меня тогда поселили в одном номере с Ириной Хабаровой – она спринт бегала. Я тогда была маленькой, она мне была как мама, помогала во всем.

– Нет ностальгии по тем временам?

– Я скорее скучаю по юниорской команде. Мы были неразлучны. Приезжали на чемпионат мира, вместе отмечали золото, сообща переживали поражения. Все эмоции были такие чистые, никакой зависти и злобы. Наш тренер Александр Иванович Полунин никогда не позволял себе отчитывать спортсмена после неудачного старта на глазах у всех – наоборот, подбадривал. С теплотой вспоминаю те времена. Жаль, что наивным ребенком навсегда остаться невозможно.

– Вы сейчас живете в Монако. Не скучно вдали от родины?

– Бывает такое странное настроение: вроде не хочешь никого видеть, а при этом думаешь: почему никто не звонит? Одновременно хочется быть и со всеми, и одной. Это, видимо, от утомления.

– Домашними делами сами занимаетесь – стираете, готовите?

– Да. Причем готовить люблю: и пасту могу сделать, и мясо пожарить, и салат собрать, и лазанью запечь. Правда, рецептов наизусть не знаю, но из кулинарной книги что угодно воспроизвести могу. На пасху вот куличи пекла. Я чувствую себя гораздо увереннее, когда ем то, что сама приготовлю.

– Боитесь, что в ресторане подбросят запрещенные препараты?

– Скорее я опасаюсь грязной посуды, несвежих продуктов, инфекций. Это уже похоже на паранойю, но я очень бережно отношусь к своему здоровью. Если и иду в ресторан – то только в хороший.

– То есть в Макдоналдс за наггетсами, как Усэйн Болт, не пойдете?

– Ни за что! И ему не советую.

– Ямайский спринтер, кстати, заявил, что хочет попробовать себя в прыжках в длину. Вы сменить специализацию не собираетесь?

– Что вы, у меня на это просто не хватит сил! Это ж надо заново чему-то учиться. Вот в детстве я очень хотела заниматься художественной гимнастикой – меня манили все эти цветные обручи, мячи, красивая форма. Но родители отдали в спортивную...

АНГЕЛ И ДЬЯВОЛ

– Правда, что в секторе для прыжков на чемпионате мира в Берлине повесили зеркала, чтобы девушки-спортсменки могли прихорошиться?

– Нет. И зеркалам там не место: когда приходишь в сектор, уже не думаешь, как выглядишь, все мысли – о результате. Ну только прическу можно подправить, если видишь, что бардак на голове. Все готовятся заранее. Я вот навожу марафет в гостинице – на маникюр и макияж перед каждым стартом уходит два часа.

– Когда проснулось желание нравиться публике не только результатами, но и внешним видом?

– На Олимпиаде в Сиднее. Для меня тогда каждая девочка в секторе была звездой, смотрела на всех снизу вверх. И первое, что бросилось тогда в глаза: все шестовички такие красивые – реснички накрашены, прически какие-то на головах! Я и не знала, что можно перед прыжком думать о внешнем виде… С тех пор тоже стараюсь выглядеть женственно.

– Вы часто участвуете в фотосессиях – моделью стать не планируете?

– Возможно, после окончания карьеры стану лицом какой-нибудь фирмы или собственной линии одежды или духов… Хотя фотосессии – это каторжный труд! Ребята, которые как-то работали со мной на съемке, спросили: «Что сложнее – прыгать или позировать?» Я честно призналась, что сниматься сложнее. Хотя я это делаю с удовольствием. Люблю экспериментировать, пробовать разные образы, примерять яркий макияж, в котором сама на себя не похожа.

– Какой образ вы хотели бы примерить?

– Женщины-кошки. Она вроде ласковая и добрая, но в то же время агрессивная и своенравная. Этот образ как нельзя лучше отражает мою личность. Многие говорят, что в секторе я похожа на дикую пантеру: так злобно смотрю, словно сейчас брошусь и разорву на части. Перед прыжками ко мне правда лучше не подходить: могу рявкнуть, даже если человек хочет просто пожелать удачи. Зато в жизни я такая милая, добрая – ну просто ангелочек! – улыбается Елена. – Видимо, потому что по гороскопу я Близнецы – мне свойственно меняться. Вот и живут во мне две противоположности: ангел и дьявол.

«К БАРБИ ОСТЫЛА»

– Вы планируете приехать в один из детских домов Волгограда и исполнить мечты детей. А сами вы о чем мечтали в детстве?

– О метровой кукле Барби. Она стоила жутко дорого, родители не могли себе позволить такой подарок. А мне так хотелось для этой куклы домик построить, в красивую одежку нарядить… Повзрослев, я встретила эту огромную Барби в магазине и подумала: «Вот теперь я могу исполнить мечту!» А потом решила, что она мне уже не нужна.

– А если бы вам сейчас предложили исполнить любое желание – вы бы что попросили?

– У меня нет какой-то осязаемой, материальной мечты. Я хочу, чтобы у всех детей были родители. Как подумаю, сколько детишек одиноких в этом мире, сердце кровью обливается. Дети – это моя самая больная тема. Не могу о них спокойно говорить, – голос Елены заметно дрожит. – А если наткнусь по телевидению на передачу о том, как над малышами издеваются разные изверги, – меня не успокоить.

– Не думаете в будущем усыновить детдомовского ребенка?

– Это возможно, но сначала я хочу завести собственных детей. Иногда это желание так сильно мной овладевает, что появляются мысли: «Зачем мне эти прыжки, тренировки, соревнования? Главное, чтобы детишки в садике играли и муж дома ждал». А потом вспоминаю слова подружек, которые уже ушли из большого спорта из-за травм и родили детишек, и понимаю, что на семью у меня еще будет целая жизнь. А карьера закончится меньше, чем через четыре года.

– Вы когда-нибудь обращались к психологу?

– Никогда. Я учусь на собственных ошибках, запоминаю, что мне советует тренер, родители, близкие, читаю книги…

– Какие?

– Разные. Не люблю фантастику, детективы и книжки о любви: в последних все слишком неправдоподобно, – улыбается Лена. – Мне нравятся истории, основанные на биографиях реальных людей. На меня произвела сильное впечатление книга «Три возраста Окини-сан» Валентина Пикуля. Она о жизни человека, который был никем, но сумел добиться звания адмирала. А потом потерял все: и уважение, и деньги, и семью. Нельзя забывать, что ты можешь потерять все, что имеешь, если будешь вести себя глупо. Только умные люди могут свое богатство сохранить и приумножить. Если бы я прочитала эту книгу лет десять назад, ничего бы не поняла. Каждому возрасту – свое чтиво. Я вот не знаю, что могут понять школьники в «Мастере и Маргарите». Я с творчеством Булгакова знакомилась уже во взрослом возрасте и рада этому. Или вот «Война и мир», которую заставляют читать детей, – я и сейчас думаю, что не осилю это произведение, хотя хочу как-нибудь попробовать.

Благодарим Всероссийскую федерацию легкой атлетики за помощь в организации интервью.

Связанные материалы: