ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА
ТОЛЬКО У НАС

В свои 23 года Усэйн Болт успел выиграть по три золотые медали на Олимпийских играх и чемпионате мира, установить четыре мировых рекорда на дистанциях 100 и 200 метров и заработать титул самого быстрого человека планеты. Но на недавнем первенстве мира в Берлине корреспондент «Советского спорта» убедилась: журналисты, в отличие от соперников, все-таки могут догнать звездного спринтера.

Поговорить с Усэйном Болтом больше десяти минут подряд не может, наверное, даже его собственная мама: день ямайского спринтера расписан по секундам. Особенно во время главных стартов вроде чемпионата мира в Берлине. Тренировки, встречи со спонсорами, пресс-конференции, фотосессии, посещение медальных церемоний…

Чтобы получить три золотые медали в Берлине, Болту в сумме понадобилось около полутора часов – заполненный под завязку «Олимпиа штадиум» скандировал имя ямайца, пускал «волны», аплодировал не смолкая и на десерт исполнил «Happy birthday to you» – в честь 23-летия вундеркинда.

В микст-зоне король легкой атлетики появился лишь однажды, несказанно обрадовав журналистов. «Четыре вопроса!» – широко улыбнулся Усэйн в тесной обстановке помещения, куда скопилось под сотню представителей прессы. И, загнув четыре пальца, скрылся в раздевалке.

Чтобы отловить Болта один на один, я решила пробраться на тренировочную арену. Приехав на стадион пораньше, когда охранники еще не успели занять позиции, притаилась в тени разлапистых дубов по соседству с треком. Через час на дорожку вышел Усэйн Болт. Не заметить его было невозможно: не столько из-за желто-зеленой футболки «вырви глаз», сколько из-за всеобщего оживления – десяток людей, окружавших арену, зажужжали, словно пчелы в потревоженном улье.

Короткая тренировка, в течение которой самый быстрый человек планеты неспешно наматывал круги, лишь изредка ускоряясь, завершилась заминкой. Сбросив кроссовки, Усэйн завернул себя в позу лотоса, словно тибетский йог.

– Все ОК! – ямаец сделал знак волонтерам, вытаращившим глаза от изумления. Спустя полчаса, потянув мышцы, Болт босиком направился в раздевалку.

– Усэйн, вас мозоли не беспокоят? – я перехватила Усэйна за десять метров до входа в запретную для прессы зону.

– Не-е-е, я привык, все детство ходил босиком, – приветливо улыбнулся Болт, попутно одним махом откусывая полбанана. – Мой первый тренер даже на меня ругался: боялся, что наступлю на какой-нибудь осколок. А это что, интервью?

– Мне просто интересно. Бананы тоже с детства любите?

– Какой южный парень их не любит? Но не подумайте, что я сижу на фруктовой диете. Напротив: ем все, что захочу. Мамины пшеничные лепешки, бананы, шоколадки, наггетсы из Макдоналдса.

– Говорят, у вас есть особый ритуал – перед каждым важным стартом покупаете эти жареные кусочки курицы…

– Эта традиция появилась на Олимпиаде в Китае. Не то чтоб я очень любил Макдоналдс, просто не хотелось есть местную пищу. Долго рассматривал на завтраке какой-то кусочек и все пытался понять: он рос на грядке или бегал по ферме? Решил не рисковать – послал друга за наггетсами.

– Сами наверняка в Макдоналдс зайти не можете: фанаты разорвут на сувениры.

– Мне такая жизнь нравится. Во многих магазинах, например, делают скидку, – Болт подмигнул. – Но приятнее всего, когда подходит какой-нибудь паренек лет восьми и говорит, что мечтает стать похожим на меня… В такие минуты я понимаю, что не зря родился.

«НА 800-МЕТРОВКЕ Я БЫ УМЕР»

– Вы всегда такой расслабленный и веселый? Когда последний раз нервничали?

– Давно – в 2002 году: мне 15 лет, стою на дорожке родного Кингстона в ожидании стартового выстрела, а вокруг туча людей – и все смотрят на меня. Это был юниорский чемпионат мира. Я так разволновался перед стартом, что перепутал шиповки, – левую надел на правую ногу и наоборот. Но вовремя заметил ошибку, переобулся – и выиграл дистанцию 200 метров. Это была первая крупная победа в моей карьере. Тогда я понял, что мне по силам обогнать всех.

– Многие уже сейчас называют вас легендой, лучшим спортсменом современности…

– И зря: пока я всего лишь «один из», – перебил Усэйн. – Но я мечтаю стать настоящей легендой, лучшим из лучших. Для этого придется побить еще не один рекорд. И, вероятно, не только на стометровке. Но и в прыжках в длину. Из меня получится классный прыгун! При разбеге спортсмены фактически повторяют стартовый отрезок стометровки. Хоть с первыми метрами у меня и проблемы, я все равно разбегусь лучше, чем любой из прыгунов.

– А как быть с техникой?

– Я баловался прыжками еще в школе, так что, думаю, мышцы помнят, что нужно делать. Правда, буду прыгать только в длину, тройной тренировать не рискну: эта дисциплина слишком сильно нагружает колени, не хочу получить травму.

– Раньше вы говорили, что попробуете себя на дистанции 400 метров…

– А если вы ездите на машине, значит, не можете прокатиться на метро? Думаю, я сумею и бегать, и прыгать. Правда, сам бегать на полный круг пока не слишком хочу – на этом настаивает мой тренер. Это очень тяжелая дистанция, бежать там надо со скоростью спринтера, а выносливость при этом иметь стайерскую. И чтобы показать хороший результат, надо очень много работать. А я – лентяй, – потупил взгляд Усэйн.

– Ждать дебюта в следующем сезоне?

– Нет, для начала мне нужно защитить свои титулы на дистанции 100 и 200 метров на чемпионате мира-2011 и Олимпиаде -2012.

– А на 800 метров замахнетесь?

– Никогда! Я что-то не пойму: чем я вам так не нравлюсь? Вы хотите, чтобы я умер прямо на дорожке?! – деланно возмутился Болт. – Длинные дистанции пусть Кенениса Бекеле бегает, он в этом деле мастер.

– Смогли бы обогнать эфиопа, который недавно выиграл джекпот «Золотой лиги»?

– Только если бы нам устроили забег на дистанцию 600 метров. Договоритесь с организаторами соревнований – отстегну вам процент от призовых, – Усэйн весело засмеялся.

– Кстати, о деньгах. Какой процент от заработанных призовых кладете себе в карман?

– Около половины. Остальное уходит по контрактным обязательствам моим представителям, тренеру плюс еще налоги платить надо. Но я не жалуюсь: на игровые приставки мне всегда хватает.

– Говорят, вы в онлайн-игры режетесь…

– Это правда. Но не надейтесь, что скажу вам свой ник! Не хочу, чтобы люди знали, с кем они играют. А то еще начнут поддаваться… Я за честную игру.

– Тем не менее многие считают, что вы играете нечестно: принимаете допинг. Не обидно слышать такое?

– Нет. Я же знаю, что всех результатов добиваюсь сам, а не с помощью запрещенных разработок. При каждом удобном случае я говорю, что допинг не принимаю. Но для тех, кто не верит, что человек может бежать стометровку за 9,58, мои слова ничего не значат. А я, согласитесь, не могу сдавать анализы каждому желающему убедиться, что допинга в моем организме нет. Допинг-офицеры знают, что я готов пройти тестирование в любое время дня и ночи. Правда, желательно все-таки днем: я поспать люблю, – с серьезной миной резюмировал Болт, прежде чем скрыться в раздевалке.

«ГЛАВНАЯ МОТИВАЦИЯ – ЭТО СЕМЬЯ»

Первый репортерский успех окрылил. И я решила его развить. Проникнуть в отель, где поселился Усэйн, мне помог врач ямайской команды Херберт Элиот. Сам в прошлом известный легкоатлет, Херберт взял с меня два обещания: сделать вид, что я вовсе не журналист, и долго не мучить Усэйна.

«Но главное – аккредитацию спрячь, а то мне потом по шее дадут. А Болт сам от тебя сбежит, когда говорить надоест», – напутствовал он. Но ямайский спринтер, похоже, в этот день бегать не был настроен. Удобно развалившись в мягком кожаном кресле гостиничного холла, он потягивал любимую кока-колу.

– Усэйн, неужели вы предпочитаете пассивный отдых?

– А, это снова вы? Обычно я отдыхаю, как и любой 23-летний парень: дискотеки, клубы, пляж, встречи с друзьями. Но сейчас ног не чувствую. Я жутко устал. Даже улыбаться нет сил. Чемпионат мира вымотал меня больше, чем Олимпиада. Наверное, на Игры я приехал в лучшей форме.

– Что помешало выйти на пик перед Берлином?

– Автомобильная авария, в которую я попал несколько месяцев назад. Сам я отделался легким испугом и повреждением пятки, а вот с машиной пришлось попрощаться, – Болт сделал вид, что утирает слезы. – Пару недель после инцидента тренировался не в полную силу.

– Расстраиваетесь, что не сумели установить третий мировой рекорд – в эстафете 4х100?

– Вы издеваетесь? Или думаете, что я – робот? Я не был уверен, что смогу улучшить мировое достижение на 200 метрах, а вы о рекорде в эстафете… Честно говоря, я с трудом находил силы, чтобы до кровати доползти, какие уж тут рекорды! Мне и двух хватит, честное слово. Сейчас у меня одна мечта – лечь в кровать и не включать будильник…

– Вы выиграли все, о чем только может мечтать спортсмен…

– Главная мотивация – это семья. Я не хочу, чтобы моя мама, папа или брат думали: хватит ли у них денег на еду. Родители очень многое для меня сделали, если бы не они, я бы никогда не закончил школу. Я был непростым подростком, все время норовил сбежать с уроков, чтобы поиграть в приставку. Не понимал, зачем мне нужно образование. Энергия во мне всегда била через край, мама даже к врачу меня водила, чтобы тот дал совет, как меня утихомирить. Но его рекомендации почему-то не помогали.

– Родители рады, что вы стали легкоатлетом?

– Думаю, моей маме больше бы понравилось, если бы я был банковским служащим, жил в домике по соседству и каждый день приходил к ней на ужин. Она очень по мне скучает. Да и я, признаться, тоже – я же маменькин сынок.

– Кем бы вы стали, если бы не попали на дорожку?

– Наверное, играл бы сейчас в крикет в одной из профессиональных лиг. Я пришел в этот спорт вслед за братом, когда мне было лет восемь. Он, кстати, до сих пор играет.

– А вы?

– Ну, изредка бывает, – Болт хитро улыбнулся. – Только не говорите тренеру, если узнает, заставит пару лишних кругов пробежать! У нас такая договоренность: если он считает, что я в чем-то провинился, – я бегу 800-метровку. Глен знает, как я ненавижу эту дистанцию. А в легкую атлетику я, кстати, попал благодаря крикету. Мой тренер, увидев, что я очень быстро бегаю, посоветовал заглянуть на трек.

– Когда вы познакомились со своим нынешним тренером Гленом Миллсом?

– Не так давно – после юниорского чемпионата мира. Помню, как в первую нашу встречу он спросил меня: «Парень, ты готов проигрывать?» Меня этот вопрос ошарашил. Как это – проигрывать? Я вообще-то планировал только побеждать! Но тренер внушил мне, что прежде, чем брать золото, нужно узнать, что такое поражение. Собственно, пара следующих лет у меня на это и ушла, – на лице Усэйна грустинка. – С 17 лет меня преследовали травмы. Мне так хотелось бежать быстро, побеждать, доставлять радость своим болельщикам, а мышцы словно отказывались со мной сотрудничать. Стоило выйти на дорожку – как я получал травму...

– Бросить спорт не думали?

– Да постоянно! Все знакомые говорили: «Парень, зачем тебе эта атлетика? Бросай, пока живой!» Но потом тренер внушил мне, что нужно доверять себе. А что там кто говорит – не важно. Ключевым стал чемпионат мира 2007 года. Тогда, в Осаке, я прибежал вторым. Расстроился жутко. Но потом, проанализировав свой бег, я понял, что не смог бы тогда победить: не хватало мышечной массы. Я был слишком слабеньким. Пришлось пойти в тренажерный зал и не вылезать оттуда следующие месяцы. И вот – результат.

– Теперь снова закроетесь в «железной комнате»?

– Ну уж нет! Теперь можно пройтись по дискотекам и поупражняться в национальных ямайских танцах.

«ОБЪЯСНЯЛ РОНАЛДО, КАК БЕГАТЬ ПРАВИЛЬНО»

– Усэйн, вас все чаще замечают на футбольных стадионах. Уж не думаете ли заключить контракт с «Манчестер Юнайтед»? – я решила подшутить над еще одним пристрастием Болта.

– Я бы не прочь, но, боюсь, у этой команды не хватит денег, чтобы меня купить, – парировал Болт. – Я стою дорого, ведь я не только неплохо бегаю, но и здорово играю в футбол!

– Часто практикуетесь?

– Любую свободную минуту. То есть довольно редко… Хотя иногда я говорю своему тренеру: «Глен, надоело бегать, давай в футбол сыграем?» Чаще всего он соглашается.

– За какую команду болеете?

– За ту, в которой играет ван Нистелрой. Раньше – за «Манчестер Юнайтед», а теперь вот за «Реал», потому что голландец перешел в эту команду… Классный игрок, я им восхищаюсь.

– Недавно вы проводили мастер-класс для Криштиану Роналдо. Чему научили футболиста «Реала»?

– Пытался объяснить этому парню, что не стоит так сильно наклоняться вперед во время бега. Если он будет держать корпус ровнее, сможет бежать быстрее.

– А что вам может помочь ускориться?

– Работа над стартовым отрезком дистанции. На нем я определенно могу сократить еще одну сотую секунды.

– Специалисты подсчитали, что, если бы вы не начали радоваться победе раньше времени и бежали, а не били кулаком в грудь на стометровке в Пекине, могли бы показать результат 9,50…

– Эй, погодите, вы что, не знаете, что за каждый мировой рекорд мне полагается чек на 100 000 долларов? – Болт удивленно вскинул брови. – Зачем мне сразу показывать максимальный результат?

– Думаете, 9,50 – ваш предел?

– Я предпочитаю об этом не думать. Если каждый день буду выходить на дорожку с мыслью: «Хоть бы пробежать за 9,50!», то так и останусь на месте. Кроме того, я считаю, что предел человеческих возможностей на стометровке – 9,40.

– Как думаете, если бы вы были пониже (все-таки 196 сантиметра – слишком большой рост для спринтера), мировой рекорд был бы внушительнее?

– Многие почему-то думают, что мне неудобно бежать, но меня все устраивает. Корпус мог бы быть и поменьше, а вот длинные ноги – это преимущество. Соперники часто делают мне комплименты: «Усэйн, какие у тебя длинные ноги!» Чувствую себя победительницей конкурса «Мисс мира».

– Знаменитый немецкий спринтер Армин Хари любопытствовал: с каким результатом вы пробежали бы по старому асфальтовому покрытию?

– Честно говоря, я бы не рискнул бежать по асфальту – предпочитаю ездить по этому покрытию на машине, – хмыкнул Болт. – Эта старая школа – не для меня. Ноги еще себе переломаю…

– Вы всегда шутите и работаете на публику: и перед прессой, и на дорожке перед стартом. Где у вас находится переключатель, который позволяет сконцентрироваться на беге?

– Не поверите: в голове. Целый год я готовлюсь пробежать эти 100 и 200 метров на глазах многих тысяч зрителей. Я точно знаю, в какой момент что нужно делать. Поэтому могу себе позволить немного подурачиться перед стартом. Но как только прозвучал стартовый выстрел – я думаю только о дорожке. Там не до развлечений.

...Второй стакан кока-колы подошел к концу – и Усэйн, широко улыбнувшись, заспешил в номер: «Сорри, меня игровая приставка ждет. Еще увидимся в Лондоне на Олимпиаде!»

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Усэйн БОЛТ

Родился 21 августа 1986 года на Ямайке.

Рост 196 см, вес 86 кг.

Трехкратный олимпийский чемпион-2008 (100 м, 200 м, 4х100), трехкратный чемпион мира-2009 (100 м, 200 м, 4х100), серебряный призер чемпионата мира-2007 (200 м, 4х100 м).

Личные рекорды: 100 м – 9.58, 150 м – 14.35, 200 м – 19.19, 400 м – 45.28.

Связанные материалы: