ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА. ЛУЧШИЙ СПОРТСМЕН АВГУСТА
«ЗОЛОТОЙ ПЬЕДЕСТАЛ» – СОВМЕСТНАЯ АКЦИЯ «СОВЕТСКОГО СПОРТА» И ТЕЛЕКАНАЛА «СПОРТ»

В завтрашнем финале мирового Гран-при IAFF по спортивной ходьбе Ольга Каниськина участия не примет. Признанная по итогам голосования зрителей телеканала «Спорт» лучшим российским атлетом августа (в споре с Валерием Борчиным, Сергеем Кирдяпкиным, Ярославом Рыбаковым и Иваном Нифонтовым) олимпийская чемпионка и победительница двух последних мировых первенств избавлена от необходимости в очередной раз доказывать превосходство над соперницами. Виктор Чегин, тренер наших ходоков, дал Ольге увольнительную на несколько дней, и она рванула прямиком в Петербург, в котором не была ни разу в жизни. Я поджидал ее на перроне вокзала, чтобы вместе совершить небольшой тур по городу на Неве. На машине, разумеется. Пешком за Ольгой сто пудов не угнался бы…

КРОССОВКИ НА ВЕЛОСИПЕДНОМ ХОДУ

– Вы в Питер по делу или как?

– В гости. Давно обещала подруге, что приеду, но раньше никак не получалось. Лишь переписывались да перезванивались. С Ирой Петровой мы вместе тренировались, жили на сборах.

– А я грешным делом подумал: новое место жительства выбираете.

– Дома меня все устраивает. Я выросла в маленьком городке, где всегда тихо и спокойно. К мегаполисам надо привыкать, они не то чтобы пугают, но слишком уж много в них шума и суеты. При желании Саранск можно обойти за день, а в Москве или Петербурге жизнь проведешь, и все же останутся незнакомые районы.

– Чегин легко отпустил вас на четырехдневную прогулку?

– Долго его обрабатывала, готовила почву. Хотя с Виктором Михайловичем хитрить бесполезно: если скажет «нет», можно потом расшибиться в лепешку, мнения не изменит, слова не нарушит. Кремень! Я пообещала, что и в Питере буду форму поддерживать. Чегин посмеялся, ничего не ответил. Он-то знает: Ира сейчас тренером работает, я в любом случае останусь под приглядом.

– Сколько вы обычно проходите спортивным шагом за день, Ольга?

– Сначала двухкилометровая разминка без лимита времени. Потом два круга по 3200 метров каждый. Итого — 6400. Надо уложиться в 32 минуты. Перед соревнованиями занимаемся еще чаще и интенсивнее.

– Давно живете в таком ритме?

– Пять лет. По две тренировки в день. С Виктором Михайловичем работаю с зимы 2005-го. У него, конечно, манера диктатора, вспыльчив бывает, зато результат есть. В нашем виде спорта надо уметь терпеть. Сразу ничего не получится. Важно поставить правильную технику и потом постоянно следить за ней. Вот Чегин и требует, ругается порой.

– Обижаетесь?

– Понимаю, ради чего все делается. Перед чемпионатом мира ездила на соревнования в Польшу без Виктора Михайловича и получила на дистанции два замечания от арбитров. Еще одна записка – и сняли бы. Вернулась из Кракова, Чегин говорит: «Не знаю, как ты шла, но предупреждения схлопотала. Значит, будешь шлифовать ход на тренировках». В результате в Берлине я избежала нареканий от судей.

Виктор Михайлович без повода не кричит. Он переживает за каждого, трясется, словно наседка над цыплятами. Так повелось с 1995 года, когда Ирина Станкина из Мордовии стала первой чемпионкой мира.

– И вы на нее равнялись?

– Если честно, медали меня долго не интересовали, совершенно о них не задумывалась. Я и в секцию-то попала за компанию с подружками-одноклассницами. Правда, большинство девчонок, начинавших тогда со мной, в спорте не задержались, остались я да Эльмира Алимбекова.

– Много вы за это время километров отмахали?

– Не задавалась целью посчитать, хотя в принципе могу. Мы ведем дневник, куда записываем выполненную за день работу.

– И в стоптанных кроссовках пройденное не измеряли?

– Знаете, иногда сложно подобрать удобную модель, поэтому пришедшую в негодность пару, которая хорошо сидит на ноге, мы не выбрасываем, а… восстанавливаем.

– Это как?

– Рассказать? Даже как-то неловко… Словом, берем покрышку от спортивного велосипеда, вырезаем заплатку и ставим ее на прохудившуюся подошву. Кроссовки получаются не хуже новых. Проверено!

– И долго можно так латать тришкин кафтан, точнее, башмак?

– До бесконечности! Хотя злоупотреблять не рекомендуется, иначе обувь будет травмировать ногу. Но вы не подумайте, это не от бедности. Многое зависит от индивидуальных особенностей и покрытия, на котором тренируешься. Скажем, у Дениса Нижегородова техника ходьбы и постановка стопы такие, что подошва практически не стирается. А я регулярно меняю обувь. Хорошо, экипируют из разных источников – и сборная России, и наш центр олимпийской подготовки… Единственное неудобство – кроссовки выдают за неделю до старта, этого мало, чтобы привыкнуть, разносить обновку. Поэтому на соревнования всегда выходим в старой, проверенной обуви.

ДВИЖЕНИЕ БЕЗ ОПАСНОСТИ

– Смотрю, в Мордовии вам, Ольга, с завидной регулярностью машины дарят. Видно, боятся, чтобы не переходили на своих двоих?

– Верно, за год я стала хозяйкой трех авто. Первым наградил Дмитрий Медведев за победу в Пекине. Но я уже рассказывала, что вскоре продала тот джип: доплатила за квартиру, которую строю в центре Саранска. После берлинского первенства мира руководство Мордовии объявило, что дарит каждому из трех чемпионов, представлявших республику, по новой Toyota Camry. Борчину, Кирдяпкину и мне. Вроде можно взять деньгами. Зачем мне сразу несколько машин? Оставила себе джип Lexus от главы республики Меркушкина. По сравнению с медведевским BMW у него есть серьезное преимущество – видеокамера заднего вида. Очень полезная штука для «чайников»! Я ведь прежде за рулем не сидела, понятия не имела, как водить авто.

– Сейчас-то на права сдали?

– Три месяца назад! Неделю позанималась с инструктором, потом помогал знакомый по имени Рустам. Освоилась быстро, уже получаю удовольствие от процесса. Правда, пока не отъезжала от Саранска дальше чем на девяносто километров.

– Бабушку навещали?

– Она живет в селе неподалеку от города. Туда пешком дойти можно. Двадцать пять км – не дистанция.

– Ходили когда-нибудь?

– Пару раз. Когда на автобус опаздывала. Бабушка, помню, ругалась, что внучка-школьница вдоль дороги вышагивает. Страшно все-таки. Но теперь это уже неактуально. Если захочу съездить в гости, сяду за руль, вжик – и на месте. Можно прокатиться с ветерком.

– На штрафы не нарывались?

– За превышение скорости? Наоборот! Однажды меня остановили гаишники. А я только недели две как ездить начала. С поста ДПС сообщили, что по центру города подозрительно медленно движется джип. О чем в такой ситуации думают стражи порядка? Возникла версия, что за рулем пьяный, вот меня и тормознули. Самое любопытное, что произошло это аккурат под знаком «40».

– Вы ехали быстрее?

– Именно на разрешенной скорости и передвигалась – сорок километров в час! Гаишники, конечно, меня узнали, посмеялись и отпустили.

– А почетных граждан республики штрафовать разрешено?

– Да, было приятно, когда объявили указ президента Меркушкина... Что же касается наказаний за проступки, общепринятые правила, думаю, должны распространяться на всех без исключений. А иначе проку от них с наперсток. Почетным гражданам, наверное, полагаются какие-то льготы, но я про них ничего пока не знаю. Ребята из команды смеются, что теперь смогу бесплатно ездить на общественном транспорте. Лучше бы льготные талоны на бензин выдавали… Шучу!

– Новоселье уже справили, Ольга?

– Еще долго ждать. Дом сдается 30 декабря 2010 года. Самое высокое здание Саранска – двадцать два этажа.

– Вы на каком остановились?

– На шестом. Вдруг, думаю, лифт сломается…

– И это говорит чемпионка по спортивной ходьбе?

– Знаете, иногда после тренировки еле ноги передвигаешь… К тому же, как шутят ребята, настоящий ходок лишнего метра не пройдет. Шестой этаж в самый раз…

ВЗЯТИЕ БЕРЛИНА

– Кстати, о цифрах. Вряд ли комбинация 2008 забита в номере вашего «мобильника» случайно?

– Действительно, оператор связи подарил олимпийским чемпионам Пекина, скажем так, халявные SIM-карты: три тысячи бесплатных минут, тысяча SMS плюс сто мегабайт GPRS в месяц. Звони по всем городам России в свое удовольствие!

– Это – пожизненное счастье?

– Увы, лишь до зимних Игр в Ванкувере.

– Жаль!

– Да, к хорошему быстро привыкаешь.

– Любите поболтать с подружками?

– Честно? Больше всего обожаю спать. Встаю, правда, рано — в полседьмого. Чай, овсянка – и на тренировку. В девять утра – полноценный завтрак. В десять опять ложусь и просыпаюсь в три часа дня, к вечернему занятию. Даже на обед частенько не поднимаюсь. Ночью отбой не позже одиннадцати, а иногда заваливаюсь в девять вечера, в восемь. Говорю же: люблю это дело! Если не трогать, наверное, просплю сутки напролет. После Пекина поехала в Адлер и неделю носа из номера не высовывала, как медведь из берлоги. Даже на пляж не выходила. Правда, поставить рекорд спанья пока не удавалось – будят!

– А на трассе какой у вас лучший результат?

– 1 час 24 минуты 56 секунд. Личное достижение. В Берлине шла почти на три минуты дольше. Перед стартом Виктор Михайлович сказал: «Первые пять километров держись вместе со всеми, не отрывайся». Обычно стараюсь уйти от общей группы, чтобы никто на пятках не висел, в спину не дышал. Удивилась установке, спрашиваю: «Почему?». Отвечает: «Жарко». Говорю: «Я же потом не разгонюсь». Но Чегина не сбить с толку: «Все будет хорошо». А если, уточняю, меня вперед вытолкнут? Такое однажды уже случалось, когда соперницы пристроились в мой затылок, а рядом никто не становился. У тренера и на это был готов тактический вариант: «Значит, уйдешь в самый конец».

Виктор Михайлович по обыкновению все правильно рассчитал. Мы-то с самого начала нацеливались не на мировой рекорд, а на медаль. Подтвердить чемпионское звание намного сложнее, чем завоевать его впервые. Я даже на старт вышла с золотым номером на груди.

– Почему?

– У IAFF так принято. Победители предыдущего мирового первенства, которые идут на защиту титула, должны выделяться в общей массе.

– Но это же дополнительный раздражитель для соперников!

– Да уж, за чужую спину не спрячешься! Старалась об этом не думать, настраивалась на борьбу, реально представляя силу тех, с кем придется конкурировать. Я ведь перед мировым чемпионатом проиграла норвежке Платцер. Честно говоря, ожидала от нее в Берлине большего, но Херсти сняли с дистанции.

– Стало легче дышать?

– Я не знала об этом. Думала, Платцер отстала, идет сзади. Мне все сказали уже после финиша…

– Какой гонорар полагается за взятие поверженного Берлина?

– За золото чемпионата мира платят шестьдесят тысяч долларов. Это брутто. Что-то снимает страна-организатор на налоги. Пока не знаю, сколько берут в Германии, но в Японии списали тридцать процентов призовых.

– С тренером заработанным делитесь?

– После крупных соревнований. Если выигрываем на коммерческих турнирах типа Гран-при, все остается нам. И премия за олимпийское золото целиком идет чемпиону. У нас так заведено. Хотя слышала: кто-то платит с каждого старта.

Понятно, спортсмен не может победить в одиночку, на его успех работает целая команда. Приезжайте в Саранск, приходите в Центр олимпийской подготовки – и сами убедитесь, какие замечательные у нас люди. Начиная с Виктора Михайловича и заканчивая уборщицами, которые наводят порядок в номерах. И ведь не ради денег стараются, от чистого сердца! К слову, большинство получают скромные зарплаты. У ведущих спортсменов-то ведь, кроме ставки и призовых, есть специальная стипендия президента Мордовии. В республике уделяют большое внимание развитию спортивной ходьбы.

ХОДОК ЖЕНСКОГО РОДА

– Слышал, у вас даже памятник ходокам намереваются поставить?

– В прессе опубликовали макет: пять мужских и женских фигур, движущихся вокруг земного шара.

– Образ собирательный или будут лепить с конкретных персонажей?

– По крайней мере меня позировать не приглашали. Другое могу сказать: скоро на Аллее славы Мордовии откроют бюст Виктора Михайловича. Это справедливо, Чегин заслужил почет и уважение. Наверное, никто не подготовил столько чемпионов мира по спортивной ходьбе, сколько он.

– Вы, Ольга, следили за тем, как выбирали лучшего спортсмена августа?

– Ехала в поезде из Москвы после приема у Дмитрия Медведева. В двенадцатом часу ночи позвонил товарищ и сказал: срочно отправляй SMS, идет упорная борьба между тобой и прыгуном Рыбаковым. Мол, весы качаются, каждое сообщение важно. Я сама за себя не голосовала, а вот наши ребята – Борчин, Нижегородов, ехавшие со мной, писали эсэмэски. Спасибо им и всем людям, поддержавшим меня! Здорово было!

Но, кстати, у популярности есть и оборотная сторона. Недавно обнаружила: кто-то взломал мои персональные странички в Интернете, даже личную почту вскрыл и теперь отвечает от имени Каниськиной.

– Неприятная история!

– Не могу понять логику этого поступка. Зачем мною прикрываться?

– А еще говорят, спортивная ходьба вызывает мало интереса… Как, кстати, будет ходок в женском роде?

– Некоторые называют ходуля или ходулька, еще есть такие варианты – ходочка и ходунья.

– А вам как больше нравится?

– Да без разницы. Главное, чтобы победа была за нами.

– Ходоки на Волге!

– Нам все-таки полегче, чем бурлакам. Хотя бы баржу за собой тащить не надо.

– Но нагрузки не меньше.

– Пока выдерживаю. Мне не в тягость.

– В будущее заглядываете? Планы строите?

– В спорте нельзя ничего загадывать. Не дай бог травма – и намеченное мигом пойдет кувырком. А еще бывают старты, после которых очень тяжело восстанавливаешься. В первую очередь психологически. Весь мир становится не мил. В такой момент важно не сломаться. Надо тренироваться и идти к цели. Иного способа добиться результата попросту не существует. По крайней мере я его не знаю.

– Я ведь вопрос не только про спорт задавал, Ольга.

– Про дальнейшую жизнь спрашиваете? Тут тоже пока туман. Расскажу эпизод, из которого вам станет понятно, как я живу. В июне подружка позвала на свадьбу. Точнее, спросила, когда я освобожусь, чтобы выбрать дату бракосочетания в зависимости от моих планов. Видите, до чего дошло? Люди подстраиваются под меня. Так часто бывает: пригласят куда-нибудь, а я на соревнованиях или на сборах в Адлере…

– Но на этот раз погулять удалось?

– Было очень хорошо, весело.

– Позволили себе отступление от спортивного режима?

– Спать легла позже обычного.

– А диета?

– Могу есть, что хочу. Наоборот: за время отпуска стараюсь набрать пару лишних килограммов, чтобы с началом тренировок в минус не уйти. Вот и на свадьбе ни в каких вкусностях себе не отказывала.

– Кому, интересно, достался букет из рук невесты?

– Мне.

– Это сигнал, Ольга!

– Совпадение, случай! Букет полетел в ту сторону, где, кроме меня, стояла только восьмилетняя девочка. Может, она бы и поймала, но я ростом выше. Автоматически схватила цветы, чтобы не упали на землю… Нет, в моих ближайших планах замужество не значится. Есть иная романтическая задумка, которую хочу реализовать немедленно, буквально сегодня. Вечером собираюсь посмотреть, как мосты над Невой разводят. Никогда не видела…