СПОРТИВНАЯ ХОДЬБА
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

В этот день в Центре олимпийской подготовки по спортивной ходьбе в Саранске намечалось знаменательное событие: торжественное переименование ЦОПа. Точнее, обретение им имени собственного. Центр и прежде ассоциировался с главным тренером, обеспечивавшим в последнее десятилетие победы российских ходоков на крупнейших международных соревнованиях, теперь же де-факто становилось де-юре. ЦОП получал право называться именем Виктора Чёгина. Впрочем, и это обстоятельство не заставило Виктора Михайловича нарушить привычный график. С утра он вышел на трассу с учениками, только после тренировки выкроив время на интервью, поздравления и тосты – занятия, может, и приятные, но отвлекающие от дела, которому Чёгин готов служить без остатка.

ЗОЛОТЫЕ ЦЫПЛЯТА

– Ольга Каниськина, чемпионка Пекина и недавняя покорительница Берлина, сравнила вас, Виктор Михайлович, с наседкой, квохчущей над цыплятами. На дворе осень, самое время заняться подсчетами.

– Итоги будем подводить? Занятие приятное. Особенно в этом году. Сезон выдался рекордно урожайным. Соревнований проводилось много, и практически везде мы выступили успешно.

– Сколько медалей собрали?

– Сразу и не отвечу. Штук пятнадцать, наверное. Юниоры на мировом чемпионате взяли два золота, серебро и бронзу, юноши — золото и серебро, молодежь — золото и бронзу, на Всемирной универсиаде мы заняли два первых места, Нижегородов выиграл во Франции Кубок Европы. Закончилось все, как вы знаете, полным и безоговорочным падением Берлина, где победили Каниськина, Борчин и Кирдяпкин.

– Ждали подобного?

– Надеялся, но, честно говоря, не рассчитывал. Думал, если после двух золотых финишей в Пекине нам дадут завоевать хотя бы одну медаль высшего достоинства, будет хорошо.

– Боялись, искусственно тормознут?

– Были опасения. Но аппетит ведь приходит во время ходьбы. Ребята подготовились отлично, когда поняли, что их не гасят, рванули вперед. И все-таки я до последнего момента ждал подвоха. Слишком уж субъективный у нас вид спорта, при желании всегда можно, придравшись к технике, вывести конкурента из игры.

– Как в танцах на льду, где фактор «нравится — не нравится» порой имеет ключевое значение.

– Абсолютно точно! В этом году мы ездили в Китай на этап Гран-при. Каниськина и Борчин выступили там отлично, победили. Потом я прочел местным тренерам лекцию. Народу набился полный зал. Часа два с гаком рассказывал о наших методиках, о том, как шлифуем технику. Вижу, из аудитории тянется рука. Встает женщина и говорит: «Ваши ученики не идут по трассе, а словно танцуют на асфальте». Воспринял эти слова как комплимент.

И на чемпионате мира трудно было придраться к нашей технике. Теоретически могли прицепиться на 50 километрах, где из-за физической усталости у всех начинаются проблемы. Кирдяпкину в итоге все же дали записку. Скорее в профилактических целях. И именно когда Сережа начал уходить от соперников.

– А что вы ему кричали в тот момент?

– Просил успокоиться. Он уже тащил остальным полторы минуты, отрыва хватало за глаза и за уши. А Серега отвечал: «Пытаюсь сбавить скорость – не могу».

– Ну да, русские долго запрягают…

– Завелся человек! Когда идешь полтинник, после тридцатки мозг отключается, психика затормаживается, и невольно начинаешь «плыть». Тогда включается автопилот: голова – отдельно, ноги – отдельно. Многие ловят состояние прострации. В такие моменты на пунктах питания даем ребятам настойки женьшеня, чтобы встряхнулись, взбодрились немножко.

– А что случилось в Берлине с Денисом Нижегородовым? Почему он сошел с трассы?

– Стартовал нормально, а после тридцать пятого километра завернул в туалет – и… Видимо, виной резкое обезвоживание организма. Такое бывает. Ноги встали. Слабость полная, с места не сдвинуться. На морально-волевых в спортивной ходьбе далеко не уйдешь… Может, еще сказалось, что Денис вместе с австралийцами резко рванул с первых метров. Сергей не последовал за ними. Шел с ровной скоростью, ни одного круга не завалил. Рывки ни к чему хорошему обычно не приводят, после сорокового километра начинается спад.

– Каниськина рассказывала, вы и ей разогнаться не давали.

– Оля ведь тренируется с мужчинами, у нее отличная физическая подготовка, но в Берлине нужно было выждать, не торопиться.

– Тише едешь…

– Тактика! Важно предложить соперницам неожиданный ход, сбить с толку. Нельзя становиться предсказуемой.

НЕПЕРЕВОДИМАЯ ИГРА СЛОВ

– Первой вашей чемпионкой мира была Станкина?

– Потом Скурыгин, Рассказов, Кирдяпкин, Каниськина, Борчин… Восемь золотых медалей. Это среди взрослых. А среди юниоров мы не проигрываем мировые первенства на протяжении последних четырнадцати лет.

– Секрет, наверное, знаете, Виктор Михайлович?

– Работать надо. Вкалывать.

– Все прочие, значит, сачкуют?

– Наверное, мы проходим на шаг больше остальных. В сумме это и дает результат. Я всегда на первое место ставлю труд. А потом уже талант. У меня были гениальные ребята, которые выстреливали, завоевывали медали, после чего быстро сдувались. Однодневки, не способные к системной работе. На природных данных два чемпионата мира кряду не выиграешь. Это под силу настоящим бойцам, людям с железным характером. Они наперечет. С другой стороны – не устаю повторять, что всегда надо бояться вторых. Они могут долго отсиживаться за спиной, но не оставят надежду однажды на финише обыграть лидера. Даже великим чемпионам нельзя расслабляться, терять концентрацию. Остановишься на минуту – и обойдут на вираже. Поэтому гоняю ту же Каниськину на тренировках, словно молодую.

– Подопечные жалуются, что иногда сильно ругаетесь.

– Бывает. Воспитываю, если провинятся.

– Пятерку наиболее часто употребляемых выражений приведете?

– Боюсь, тогда придется газету закрывать. Порой ведь и крепкое словцо с языка срывается. Это мой недостаток. Наверное, воспитания не хватает, выдержки. С другой стороны – вспоминаю, как Карполь орал на своих девчонок! Даже с экрана телевизора было слышно: несет по полной! Зато нашим волейболисткам долго не было равных на планете. А потом в сборную пришел интеллигентный итальянец – и победы россиянок куда-то улетучились…

Нет, ребята на меня не обижаются, понимают: я не со зла, а ради пользы дела. С теми, кто не выполняет мои команды, не работаю. Могу один раз объяснить, второй… Если человек не уразумел, чего хочу от него, говорю: до свидания. В закрытую дверь стучаться не буду. И силой в рай тянуть тоже. Пальцы веером передо мной гнуть не надо. Такие варианты не проходят. Или пашешь, как все, или вылетаешь из обоймы. Повторяю, у нас в команде колоссальная конкуренция, на каждое место в сборной претендуют сразу несколько сильных атлетов. Стоит сбросить обороты — все, тебя, образно говоря, съели. Даже косточек не найдешь.

При этом коллектив у нас очень дружный. Нет такого, чтобы, например, Каниськина вдруг зазвездила. Она ровно общается со всеми. И привилегий для себя не требует, на сборах живет в обычном двухместном номере с какой-нибудь молодой девочкой. Оле ведь скучно одной, а так есть с кем поболтать.

– Тем не менее без ежовых рукавиц никак не обойтись, Виктор Михайлович?

– Приходится быть диктатором. На мой взгляд, демократия и спорт несовместимы. Человек ведь очень ленив. Дай волю – только бы спал, ел, читал и смотрел телевизор. Трудоголиков, которые жить не могут без работы, надо еще поискать. Поэтому не позволяю расслабляться, держу всех под контролем. По номерам вечером, правда, не хожу, в тумбочки не заглядываю, но, если узнаю о нарушении режима, о пощаде меня просить бесполезно. Проштрафившиеся и со сборов вылетают, и контракты теряют…

– А если поймаете кого-нибудь с сигаретой?

– Отчислю без разговоров. Слышал, в спринте или в метании ядра многие курят, но у нас-то важна выносливость. Как ее сочетать с табаком? Несерьезно!

Люди должны ценить шанс, который им предоставили. Только работай, показывай результат. Рассказать, как четверть века назад выглядели мои первые тренировки на этом же самом месте? Нынешнего центра еще и в помине не было. Ребята раздевались на лесной опушке, вещички прятали чуть ли не под кустиком и начинали вышагивать по тропинке между деревьями. А теперь взгляните на наш ЦОП: сказка, ставшая былью! В перспективе планируем построить бассейн, новый тренажерный зал, гостиницу.

Все изменилось в 1995 году, когда Мордовию возглавил Николай Меркушкин. Как раз Ирина Станкина выиграла чемпионат мира, под это дело и решили создать центр подготовки ходоков. Не представляете, что тогда творилось в республике. Разруха была полная! Заводы стояли, магазины пустовали, народ зверел, преступность правила бал. Во дворце спорта Саранска бомжи ночевали, по остаткам пола вместо атлетов крысы бегали…

НЕ НУЖЕН МНЕ БЕРЕГ КИТАЙСКИЙ

– Свалить отсюда не хотелось?

– Никогда. Я здесь родился, куда мне ехать с родной земли?

– Хотя бы в Китай, где, по слухам, вам готовы платить по десять тысяч долларов в месяц.

– Во-первых, больше. Во-вторых, эти предложения стали поступать лишь в последние годы, когда в мире признали лидерство саранской школы спортивной ходьбы. А в-третьих, все равно… никуда не уеду.

Я ведь сам когда-то начинал тут. Мое село Берсеневка, где до сих пор живут родители и младший брат, находится в километре от теперешнего ЦОПа. Раньше здесь стояла маленькая лыжная база Мордовского университета, и я с детства бегал из дома на тренировки. Правда, выше уровня кандидата в мастера спорта по ходьбе не продвинулся, хотя очень старался. Увы, рядом не оказалось наставника, способного научить, подсказать. От тренера многое зависит. Давно это понял и решил помогать ребятам, для которых спорт – шанс изменить жизнь к лучшему. Всегда знал, что буду тренером. Всегда! Через три года после того, как приступил к работе, моя ученица выиграла чемпионат СССР. Вера Маколова. Это было в 1988-м. С тех пор и пошло…

Еще раз повторю: переломным стал 1995 год, когда республику возглавили новые люди. Они сделали ставку на спорт, решив увести молодежь с улиц и из подворотен. С меня взяли честное слово, что подготовлю десять новых Станкиных, выкупили старую базу и с нуля начали строить центр по ходьбе. Даже в 1998-м, когда после дефолта все сидели на мели, мне находили деньги на тренировочные сборы. Время показало: ставка сработала, план удался. Сегодня детвора ломится в наш ЦОП. У всех ведь перед глазами пример Каниськиной, Борчина, Кирдяпкина, которые стали известными в Мордовии – и не только в ней! – людьми.

– Да и не бедными к тому же.

– Немаловажное обстоятельство, согласен. Но не стоит завидовать чемпионам. Представьте, каково каждый день проходить по тридцать, а то и пятьдесят километров! Колоссальнейшая нагрузка! Иногда сам поражаюсь: как они выдерживают?

– А зачем грузите?

– Выбора нет. Я даже заставляю ребят дважды в неделю выпивать по бокалу красного вина или кружке пива. Чтобы чуть снять внутреннее напряжение, психологически раскрепостить. Это в самом деле тяжелый труд. Будь моя воля, давал бы победителям Олимпиад премию не в сто тысяч долларов, а сразу в миллион. Чтобы люди могли обеспечить себе нормальное существование на продолжительное время. Они это заслужили. Сколько у нас было золотых медалей в Пекине? Тридцать две? Неужели Россия обеднела бы, по-настоящему обогатив тех, кто приумножает ее славу? Зачем скупиться? Ведь о величии нации судят в том числе по частоте поднятия государственного флага и исполнения гимна на крупнейших международных соревнованиях. В честь спортивных побед. Ребята здоровье на тренировках кладут, потом лечатся до конца жизни... Правда, в Мордовии чемпионы и призеры Олимпийских игр имеют такие контракты, о которых в других регионах могут только мечтать.

ПАМЯТНИК РУКОТВОРНЫЙ

– Сами же говорите, Виктор Михайлович: не все измеряется деньгами. Вы вот стали первым полным кавалером республиканского ордена Славы. Теперь ваш бюст установят на Аллее героев в Саранске. Как тут избежать головокружения от успехов?

– Чудно, конечно. В России памятники обычно ставят после смерти, а я еще пожить собираюсь…

– Уже позировали скульптору?

– Успеется! Пусть сначала откроют композицию, посвященную ходокам. Я могу и подождать.

– Каниськина говорила, будто монумент будет состоять из пяти анонимных фигур.

– Почему? Очень даже именных! Я настоял, чтобы у всех персонажей были узнаваемые лица. Первого чемпиона из Мордовии Маскинскова, потом Станкиной, Нижегородова, Борчина, той же Оли… Как говорится, незаменимых людей нет. Есть неповторимые… Народ должен гордиться своими героями. Автор памятника, правда, хотел еще фигурку тренера прилепить где-то сбоку, но я сказал: не надо. Зачем? И без этого красиво получается. Бронза, величина два метра. А идут до чего же здорово! Как в жизни…

Недавно социологи проводили опрос в разных регионах России. Спрашивали: с чем в первую очередь ассоциируется Мордовия? Раньше ничего не отвечали или говорили про зоны, наследие ГУЛАГа, а теперь почти все называют спортивную ходьбу. Конечно, приятно такое слышать и читать. Значит, не зря хлеб едим.

– Может, вас, Виктор Михайлович, перекинуть на отсталый вид спорта? Так сказать, усилить аутсайдеров?

– Спасибо, нас и здесь неплохо кормят.

– А если серьезно: сколько времени нужно, чтобы при помощи ваших методик, начав с нуля, добиться результата?

– Года полтора-два. Понимаете, в одиночку я могу подготовить за жизнь пару чемпионов. Если повезет, троих или четверых. Это максимум. Чтобы достичь большего, нужна система. Именно ее я и отстроил в центре. Со мной работает команда, в которую входят и глава республики, и наше Министерство спорта, и тренеры, в большинстве своем – мои недавние воспитанники и воспитанники моих воспитанников. Мы действуем заодно, зная, к чему стремимся. Сегодня сборная России почти на сто процентов состоит из мордовских ходоков. О чем это говорит? Не только о том, что здешняя земля богата талантами, но и о правильно сконструированной вертикали. Все! Механизм отлажен, и он дает результат.

– На трассе вас часто можно застать?

– Постоянно. Ребята идут, а я рядом еду на велосипеде.

– Не из его ли покрышек ваши чемпионы вырезают заплатки для кроссовок?

– У меня самый обычный велик, с сеткой спереди. Везу там воду, соки…

– Наушниками на тренировках разрешаете пользоваться, чтобы музыку слушать?

– Категорически нет. Это не прогулка с плеером! Мы ходим на скорости и только с хронометражем, отрабатываем выносливость, умение терпеть. Пусть в отпуске на дискотеках пляшут!

– Ваши воспитанники говорят, будто любите повторять: отдых ходоку противопоказан.

– Ну, не все так печально. Сейчас вот в Турцию собираемся. Пообещал ребятам не зверствовать там, никого особо не гонять. Потом уже начнем потихоньку втягиваться в новый сезон.

– Эта осень у вас не последняя. Что дальше, Виктор Михайлович? Каких цыплят растите?

– Думаю, нынешние чемпионы до Лондона-2012 дойдут. Но и смена хорошая им на пятки уже наступает. Елена Лашманова, Павел Паршин, Стас Емельянов, Татьяна Минеева. Очень одаренный молодняк! Словом, «курятник» наш работает без перебоев, не переживайте…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ВИКТОР ЧЁГИН

Родился 3 февраля 1962 года в Мордовской АССР.

Заслуженный тренер России по спортивной ходьбе, Заслуженный работник физической культуры и спорта Мордовии, кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, ордена Славы III степени, лауреат Государственной премии Мордовии, почетный гражданин Республики Мордовия.

Связанные материалы: