Легкая атлетика

Елена Исинбаева хранит загадочное молчание на предмет собственных планов – она не хочет даже определенно сказать, будет ли в принципе выступать в Москве и на следующей Олимпиаде в Рио… Загадочным ее молчание кажется нам. А для Валентина Балахничева, созванивающегося с Исинбаевой каждую неделю, это молчание – обнадеживающий признак.

ЛЕНА В ОТЛИЧНОЙ ФОРМЕ

– Валентин Васильевич, Елена о себе ничего принципиально рассказывать не хочет…

– У Исинбаевой все хорошо. Она тренируется, у нее все получается на тренировках. У меня была возможность убедиться, что Лена в отличной форме и, что особенно важно, – глаза блестят. А то, что она приняла решение не общаться с журналистами, меня радует. Исходя из своего многолетнего опыта могу сказать, что большое количество интервью перед важным турниром означает: человек не до конца уверен в себе и ищет поддержки у прессы. А Лена молчит – значит, она достаточно в себе уверена. Для нее это серьезный вызов – участие в московском чемпионате мира. Я счастлив, что Лена без тени сомнений подняла перчатку!

– Судя по тому, что говорилось на пресс-конференции, бюджет московского чемпионата мира должен лежать за гранью реальности.

– Возможно, наш бюджет будет чуть повыше берлинского. Просто в Берлине большую часть расходов несли на себе партнеры, а у нас эту ношу взяло на себя государство. Вот в этом основное отличие. К тому же Москва гораздо более дорогой город, нежели столица Германии. И цены на размещение у нас выше. Но я хотел бы вам заметить, что и бюджет чемпионата мира в Дэгу был немаленьким.

– Потому что им пришлось развернуть стройку.

– В Дэгу строили общежитие, в котором жили участники чемпионата. Нам в этом смысле полегче, ничего строить нам не пришлось, а реконструкция «Лужников» не такой дорогостоящий проект, как строительство.

– Вы не боитесь, что всю пластиковую траву вам вытопчут регбисты, у них в июне на том же газоне в «Лужниках» Кубок мира?

– Надеюсь в этом смысле на «Лужники», на то, что они смогут восстановить газон после регбистов. В легкой атлетике требования к покрытию даже серьезнее, чем в футболе.

– Кому-нибудь уже даны «установки» на мировые рекорды?

– Я бы очень хотел, чтобы такую беседу провели с Болтом! А в принципе «установки», как вы выражаетесь, дает своим звездам перед чемпионатом мира каждая страна. Впрочем, если за мировой рекорд платят по 50 тысяч долларов, нужна ли еще какая-то мотивация?

БОЛТА ЖДЕТ НАШ ПОСОЛ В ОСЛО

– Недавно Россию посетил Уилсон Кипкетер, он побывал в Казани на «Шиповке юных». Внезапный визит Болта не планируется?

– Пока мне известно лишь то, что 12 июня в Норвегии, где Болт собирается выступить на Бриллиантовой лиге, в российском посольстве в Осло запланирован прием в честь московского чемпионата мира. Усэйн ожидается в числе гостей.

– У вас нет желания во время чемпионата мира заняться ликвидацией «культурных пробелов» у выдающихся гостей… Вы слышали, как биатлонисты, приехавшие на «Гонку чемпионов», вопрошали: «Где у вас лежит мумия?».

– Это оскорбительно с их стороны – независимо от того, кто лежит в Мавзолее и как воспринимать историческую роль этого человека. Ну, значит, они так образованны.
Культурная программа у нас будет. Была идея свозить всех желающих в Петербург, однако от поездки в Северную столицу все отказались.

– Допинговые скелеты будут в ближайшее время выпадать из шкафа?

– Будут! И я заранее прошу извинить меня за некоторые печальные известия, которые придется выслушать. В ближайшее время мы хотим добиться того, чтобы несли наказание и тренеры. И количество проб будет доведено до 4–5 тысяч в год. Пусть любая другая страна в мире похвастается тем, что анализирует такое количество. Никто не борется с допингом так жестко, как мы. 

Связанные материалы: